Три источника и три составные части масизма-ахметизма

Источник: газета \"Алма-Ата ИНФО\"

Петр СВОИК

На этот раз, разумеется, наш еженедельный экономический комментарий мы с вами просто обязаны посвятить самой актуальной и интригующей теме: тем новым задачам, которые все тот же президент поставил перед все тем же правительством. Конечно, все даже самое главное в одном материале даже упомянуть невозможно, а потому попытаемся вычленить самое, на наш взгляд, интересное. Правда, и с этим тоже — проблема, потому что (честно признаюсь!) ничего более неожиданного, интригующего, где-то даже и обескураживающего, оставляющего массу поводов для отдельного анализа и домысливания, мы в программных установках главы государства давненько не встречали.

Пожалуй, — ранее и вообще никогда не встречали.

И вот, в попытках хотя бы для себя как-то классифицировать-сгруппировать самые необычные и интригующие места этого нового экономического катехизиса правительства, у нас получились три такие главные составные части:

Первая, это идея, что многострадальный малый и средний бизнес, поддержку которого наш президент провозглашает уже пятнадцать лет кряду (но который министерско-акимовскими усилиями все никак не поддерживается) теперь будут питать-развивать крупные (читай – экспортно-сырьевые) предприятия:

Государственная политика должна предусматривать создание административных и нормативных предпосылок для сотрудничества малого и среднего бизнеса с крупными диверсифицированными финансово стабильными предприятиями, которые могут выступать в роли заказчика и “локомотива” для малого бизнеса при ясных условиях работы.

Мы должны сконцентрировать экономическую деятельность в развитых региональных центрах, способных стать “локомотивами” экономической и социальной модернизации, предусмотреть систему законодательных, экономических и административных мер.

Можно сформировать несколько крупных региональных холдингов, сочетающих общественные интересы и прибыльную деятельность. Такие частные корпорации с государственным участием – Фонды или Корпорации Социального Развития и Предпринимательства региона – могут управлять активами, инициировать проекты и привлекать дополнительные инвестиции в интересах развития региона. Главное направление их деятельности — создание на прибыльной долгосрочной основе спроса в регионе на товары и услуги малых и средних предприятий.

Что ж, мысль понятна, и внутренне логична. Если, конечно, правительство на самом деле как-то так исхитрится, и сможет заинтересовать сырьевиков-экспортеров обеспечивать себя не за счет привычного им импорта товаров и услуг, а за счет местной обслуги.

Но вот что гораздо менее понятно и объяснимо, так это две другие идеи, также зашифрованные в вышеприведенной цитате. Оказывается, эти самые сообщества малого и крупного бизнеса, помимо естественного для них ориентира на собственную частную прибыль, должны будут решать и социальные задачи в своих регионах. Для чего, если опять-таки вчитаться в ту же цитату, в этих частных корпорациях собирается участвовать и государство!

Идеологическая новация, прямо противоположная (мягко говоря) тому утверждению, что государство – плохой менеджер, и плохой собственник, которым неизменно руководствовались все подряд предыдущие правительства суверенного Казахстана. И почему она появилась здесь – нам остается только догадываться.

Наконец, есть еще одна интригующая своей новизной идея, зашифрованная здесь же: это настойчиво повторяющаяся мысль о региональных холдингах. Точнее, из контекста следует, что речь идет как раз не о региональных холдингах, а, наоборот, о неких регионах-холдингах, на которые правительству предстоит теперь как-то разделить Казахстан, чтобы эти частно-государственные холдинги и решали все проблемы в “своих” регионах.

Честно признаемся: мы не стали бы пытаться на свой лад извлекать-интерпретировать все эти странно зашифрованные смыслы, если бы нас не смутила еще больше вторая основополагающая часть той же программной президентской установки. Которая нами выделена в виде следующей цитаты:

Мы не можем позволить себе “списать” работающие нерентабельные предприятия. Но и финансировать их “ради принципа” — это расточительство.

Потенциально перспективные предприятия должны стать основой для развития новых бизнесов. Им необходимы реструктуризация и “раскручивание”. Правительство обязано рассмотреть возможность участия в кризисном управлении таких предприятий. И, если нужно, рассмотреть целесообразность выкупа определенных предприятий и их передачи под управление сети Социально-предпринимательских корпораций…

На базе этих предприятий должны развиваться новые индустрии и новые технологии, нужные рынку. А региональные корпорации пусть соревнуются в привлечении экспертизы и капитала, освоении новых рынков и реализации новых проектов.

И хотя сразу после этих слов следует утверждение, что “так работает весь мир, так должны работать и мы”, все равно в голове укладывается не сразу. “Весь мир”, доложу я вам, “работает” очень даже по-разному. В том числе в отдельных странах практикуется и подключение государства к реабилитации нерентабельных предприятий, включая даже их полную национализацию. Своего пика эти способы достигли в бывшем СССР, а в современном мире “так работают” социалистическая Куба и Северная Корея. Да, рыночные государства тоже использует эти методы – как локальные и временные. Но вот про государство, которое собирается базировать свою экономику на “социально-предпринимательских корпорациях” слышать, извините, еще не приходилось…

На что здесь расчет?

На то, что назначенный государством сметливый чиновник так поставит этот бывший частный бизнес, что он при тех же деньгах из убыточного станет прибыльным?

Или все же речь о том, что государство начнет “впрыскивать” в нерентабельные внутренние комплексы кое-что из экспортно-сырьевых дивидендов? (Вот уж тут госчиновник-управляющий себя покажет!).

Кстати: вот этот неявно выраженный намек, — что государство собирается как-то тратить сырьевую денежку на поддержку-развитие несырьевого сектора, он в самом понятном-непонятном виде зашифрован и в третьей выделенной нами основополагающей установке нового президентского учения.

И (как и полагается при штудировании классиков) опять цитата:

Необходимо подготовить условия, которые дадут возможность нам сосредоточить ресурсы на приобретении пакетов акций перспективных компаний по всему миру и, тем самым, утвердиться в различных отраслевых нишах. Мы должны последовать примеру Сингапура, США, Франции, Китая и других стран, которые для овладения наиболее передовыми технологическими идеями приобретали пакеты акций только что сформированных высокотехнологичных международных компаний.

Опять же, остается только домысливать-догадываться, что имел в виду автор этой замечательной идеи. Допустим, за счет нефтедолларов государство Казахстан станет соучредителем компании, которая на Тайване будет теперь делать спутниковые телефоны-телевизоры самого последнего поколения. Или, допустим, станет совладельцем завода в Малайзии, который начнет делать автомобили уже постбензиновой эры, — и что дальше?

Каким образом эти новые мировые технологии, созданные чужими мозгами и руками вдали от Казахстана (хотя и за счет нашей нефти) попадут к нам, начнут повышать добавленную стоимость в казахстанских товарах?

Или речь идет лишь о новом способе стричь сырьевые дивиденды?

Короче, споткнувшись на этих трех составных частях новой программы старого правительства, будучи не в силах охватить этот грандиозный замысел одним только своим умом и расшифровать все скрытые в нем смыслы, оставим все для нас непостижимое другим толкователям и прорицателям.

Себе же поставим здесь более посильную задачу: попытаемся разглядеть три интеллектуальных источника, из которых проистекли эти три программные составные части.

Здесь, похоже, все выглядит проще:

Первый источник – это, разумеется, старый-новый премьер Ахметов. Коль скоро он возглавлял прежнее правительство, и получил мандат на новое, то, стало быть, новые задачи, которые президент определил тому же правительству, как-то вытекают из его прежней деятельности.

Но только надо иметь в виду, что на этом роль Даниала Кенжетаевича, как отца-основоположника этой свежей экономической теории и заканчивается. Зачитанный президентом текст, — не просто явно не премьерского творчества, но и, точно, изготовленный кем-то вне его правительства. И это совершенно очевидно, поскольку не только ни одной именно “ахметовской” “фишки”, — ни про Индустриально-инновационную программу, ни даже про кластеры, в новых задачах правительства — нет, но и вообще отсутствует хоть какая-то преемственность в изложении того, что делалось до выборов, и что предстоит после них.

Второй источник – это, по всей видимости, гарвардский профессор Майкл Портер, зачастивший в Казахстан последнюю пару-тройку лет. Правительство Ахметова именно ему обязано словечком “кластер”, не сходящим с языка прежних министров, а новая президентская установка – идеей вхождения в 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, ставшей непременным атрибутом руководящих речей последних несколько месяцев.

Видимо, заокеанский профессор и есть тот идеологический “мостик”, который связывает “старую” и “новую” задачи нынешнего (явно – переходного!) правительства.

Ну, а третий источник, это, судя по всему, новый (и – единственный!) заместитель Даниала Ахметова в его правительстве, недавний советник президента Карим Масимов.

Видимо, именно из этого основного источника правительство и станет черпать отныне свои руководящие и направляющие идеи.

***

Полужирным курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”

\»Алма-Ата ИНФО\» 27 января 2006 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...