Главной целью христианских миссионеров в перспективе станет евангелизация казахов

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Ислам Каримов: “Если мы останемся в одиночестве, нас съест волк”

События минувшей недели на внешнеполитической арене президент Нурсултан Назарбаев может смело записывать себе в актив. Внеочередное заседание глав государств ЕврАзЭС ознаменовалась вступлением в эту организацию Узбекистана, что стало прямым признанием Ташкентом перспективности планов евразийской интеграции, инициатором которых был руководитель Казахстана.

Вряд ли Исламу Каримову легко далось это решение, тем более что в прошлом он не раз скептически отзывался об интеграционных альянсах на постсоветском пространстве, усматривая за ними лишь личные амбиции отдельных политиков. Но после событий в Андижане Ташкент стал изгоем мировой политики, и, загнанный в угол, президент Каримов в очередной раз разворачивает на 180 градусов вектор своей внешней политики. Да и Россия, вновь заинтересовавшаяся своими прежними сателлитами, не прочь взять под свое крыло еще один диктаторский режим.

“Немецкая волна” приводит мнение эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова:

— Вступление Узбекистана в ЕврАзЭС, которое стало сегодня фактом, означает то, что Ташкент обнаружил единственную возможность для своего стабильного, уверенного существования и для обеспечения безопасности. Эта возможность – в рамках организации, которая находится под патронажем России. На пресс-конференции в Санкт-Петербурге Каримов произнес замечательную фразу: “Никому не надо забывать, что Узбекистан находится в союзнических отношениях с Россией”.

Помимо политического, есть у Узбекистана и экономический интерес к альянсу с Москвой. Главный вектор сближения, что и неудивительно в последнее время, – газовый. Как отмечает корреспондент радиостанции в Ташкенте, “Ислам Каримов перед отъездом в Санкт-Петербург в аэропорту в течение 25 минут, – так долго он давно перед телекамерой не выступал, – рассказывал своим согражданам о тех перспективах, которые теперь перед их страной открываются”. По словам президента Узбекистана, “Газпром” обещает вложить в ближайшие 5-8 лет свыше пяти миллиардов долларов в добычу газа на плато Устюрт. А экономические успехи как никогда нужны Каримову в то время, когда до окончания его президентского срока остался ровно год.

Подписанные узбекской стороной соглашения предусматривают превращение “Газпрома” в монопольного оператора по доставке узбекского газа в Россию и далее в Европу. Для осуществления всех планов потребуется (и это подтвердил глава газового монополиста Алексей Миллер) расширение трубопровода “Средняя Азия – Центр”, что принесет определенные транзитные дивиденды и Казахстану, не так давно потребовавшему увеличения платы за прокачку среднеазиатского газа по своей территории.

Обсуждаемые аналитиками планы по созданию альтернативного маршрута поставок узбекского и туркменского газа в Иран, Турцию и на юг Европы пока кажутся призрачными. Политические режимы и в Средней Азии, и в Иране, остаются сложными партнерами для западных инвесторов, да и вкладывать деньги в газовые месторождения пока изъявляет желание только Россия. Аркадий Дубнов добавляет:

— Позволить себе сегодня изменение газовых маршрутов, исключив из них Россию, может разве что одна страна – Казахстан. И она уже реализует это. Но для этого нужно быть Казахстаном с его серьезной финансовой базой и с его территорией. Что касается, например, Узбекистана, то эта страна серьезно блокирована. Возможности выйти на рынки ограничены. И пока там нет серьезных инвесторов, кроме России, готовых вкладывать в Узбекистан, особенно при нынешнем режиме, после андижанских событий.

В понедельник в Москве состоялась встреча президентов России Владимира Путина и Туркменистана Сапармурата Ниязова, где также обсуждались газовые вопросы. Туркменистан не входит в ЕврАзЭС, но в деле экспорта газа без сотрудничества с Москвой и ему не обойтись. Однако стремление увеличить объемы прокачки газа и здесь упирается в скромные возможности все того же газопровода “Средняя Азия – Центр”, а альтернативные маршруты пока остаются виртуальными планами. В интервью “Немецкой волне” Аркадий Дубнов называет “блефом” заявления Туркменбаши о возможном экспорте газа в Китай:

— На мой взгляд, абсолютный блеф. Начнем с того, какой газ может продавать Китаю Туркмения? Уже законтрактованный? Либо из тех запасов, аудит которых Туркмения не раскрывает. Второе: по какому маршруту? Между Китаем и Туркменией Тянь-Шань. Кроме того, такой сильный конкурент по экспорту газа в Китай, как Казахстан, начинает реальные работы по созданию технико-экономических обоснований в расчете экспортировать не только нефть, но и газ в Китай, и им не нужен конкурент в лице Туркмении. Так что Туркменбаши, как сейчас говорят на сленге, просто “разводит” Москву, стремясь доказать, что у него есть возможность обойтись без российских транспортных инфраструктур для экспорта газа.

Казахстанские ресурсы интересуют Китай, Россию, Украину и Японию

Тему освоения богатых ресурсов Центральной Азии продолжают другие публикации. Обозреватель газеты Los Angeles Times пишет о решительных шагах Китая на мировом нефтяном рынке: “Каждый, кто считал, что поиски Китаем нефти в глобальных масштабах застопорятся после прошлогодней неудачной попытки приобрести компанию Unocal, должен вновь задуматься. В последние месяцы китайские нефтяные компании осуществили серию шагов, нацеленных на обеспечение заграничных резервов – эти шаги имеют растущее экономическое и политическое значения для Китая и Соединенных Штатов, двух крупнейших в мире потребителей сырья”.

Газета дает обзор последних действий китайских компаний, активизировавшихся на всех направлениях – в Центральной Азии, Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Так, контролируемая государством компания CNOOC Ltd., вынужденная отозвать свои предложения по приобретению Unocal после того, как в Вашингтоне были высказаны политические возражения, в этом месяце объявила о планах заплатить 2,3 млрд. долларов за крупную долю в нигерийском месторождении нефти. Сейчас поступают сообщения о том, что компания рассматривает возможность приобретения за 2 млрд. долларов нефтяного производителя в Казахстане – компании Nations Energy Co. [Пока руководство CNOOC отказывается комментировать перспективы сделки, а среди ее наиболее реальных конкурентов называют индийскую государственную корпорацию Oil & Natural Gas Corp. – ONGC].

Прошлой осенью крупнейшая нефтяная компания Китая — Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), обойдя ту же индийскую ONGC, за 4,2 млрд. долларов взяла под свой контроль фирму PetroKazakhstan. В число китайских приобретений вошли также месторождения в Сирии, Эквадоре, Иране, Судане и других странах.

Китай исходит из провозглашенной осенью 2004 года энергетической стратегии, поощряющей национальные нефтяные компании на заключение сделок за границей, а политических лидеров на установление более тесных связей с богатыми природными ресурсами странами. Для Пекина обеспечение нефтью и другими видами энергетического сырья критически важно для поддержания высоких темпов экономического роста страны. Примерно за десятилетие Китай превратился из чистого экспортера сырья в государство, на 40% удовлетворяющее свои нефтяные потребности за счет импорта. В 2030 году зависимость Китая от иностранной нефти, как ожидается, вырастет до 60%, что соответствует нынешнему уровню зависимости США.

Некоторые западные аналитики уже усматривают признаки возможного столкновения Китая и Америки из-за нефти. Тем не менее, вряд ли кто сможет остановить китайские компании в их усилиях по отстаиванию своих интересов по всему земному шару, включая и Центральную Азию.

Каспийские ресурсы являются одним из главных ориентиров и для России. Интернет-версия американского делового журнала Forbes публикует сообщение о планах нефтяного гиганта “Лукойл” расширить свое присутствие в Казахстане. На пресс-конференции в Лондоне вице-президент компании Леонид Федун заявил, что “Лукойл” рассматривает возможность приобретения новых крупных активов в Казахстане. По его словам, “приобретения станут важным компонентом для осуществления цели компании увеличить вдвое добычу в стране, доведя ее уровень до 70 миллионов баррелей нефтяного эквивалента к 2010 году”.

Федун отказался конкретизировать планы его компании, подчеркнув при этом: “Мы сначала это сделаем, и лишь затем заявим об этом”. Как напоминают авторы корреспонденции, несколько месяцев назад “Лукойл” приобрел за 2 млрд. долларов наличными нефтяного производителя Nelson Resources Ltd., который контролировал 1 процент нефтяных запасов Казахстана. По слухам, сейчас “Лукойл” проявляет интерес к BG Group PLC, которой принадлежит значительная доля в Карачаганакском газоконденсатном месторождении. На данный момент BG и итальянская ENI контролируют по 32,5% проекта, ChevronTexaco – 20%, а “Лукойл” — 15%. Карачаганак считается одним из крупнейших месторождений в мире, а его запасы оцениваются в 16 триллионов кубических футов газа и 2,4 миллиарда баррелей конденсата.

Свой интерес к казахстанским углеводородам проявляет даже Киев. Американская газета Houston Chronicle информирует об осуществлении совместных проектов национальными компаниями Казахстана и Украины. Официальные представители “КазМунайГаза” и “Нафтогаза” подписали соглашение о разработке технико-экономического обоснования освоения газового месторождении Куланды в казахстанском секторе Аральского моря и начале совместных разведочных работ. В распространенном “КазМунайГазом” официальном сообщении не названы потенциальные объемы газовых запасов месторождения.

Соглашение, о подписании которого было объявлено после переговоров в Астане, достигнуто через два месяца после визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Киев, во время которого он и его украинский коллега Виктор Ющенко договорились о расширении энергетического сотрудничества, – отмечается в публикации. – Казахстан, богатое энергетическими ресурсами бывшее советское государство Центральной Азии, ищет новые маршруты транспортировки своей нефти и газа в Европу, а Украина стремится найти новых партнеров, готовых использовать ее трубопроводы, и уменьшить собственную зависимость от российских поставок”.

Помимо углеводородов, все более значимым и перспективным становится освоение залежей урана, по запасам которого Казахстан является одним из мировых лидеров. Та же Houston Chronicle сообщает о многомиллионной сделке с Японией в сфере добычи и переработки урана. Согласно публикации, Национальная компания “КазАтомПром” подписала соглашение с японскими фирмами Sumitomo Corporation и Kansai Electric Power Co. о создании совместного предприятия APPAK LLP, которое займется освоением уранового месторождения Мынкудук на юге Казахстана. Крупнейшим акционером в СП станет “КазАтомПром”, которому будет принадлежать 65% акций, доли Sumitomo и Kansai Electric составят соответственно 25% и 10%.

Согласно заявлению “КазАтомПрома”, инвестиции в проект составят 100 миллионов долларов. Начало разработки месторождения намечено на 2007 год, а к 2010 году планируется довести объемы добычи до 1000 тонн урана в год. Предполагается, что общие запасы месторождения составляют около 18 тысяч тонн сырья. Продавать добытый уран СП будет в Японию.

В публикации отмечается, что “КазАтомПром” планирует к 2010 году увеличить производство урана более чем в четыре раза и довести ее до 15 тысяч тонн, что позволит компании стать крупнейшим в мире производителем радиоактивного металла. В 2005 году добыча составила 4,3 тысячи тонн. Казахстану принадлежит 30% глобальных запасов урана, по добыче которого страна занимает ныне четвертое место в мире.

Казахстан также намерен усилить присутствие за рубежом

Если иностранцев привлекают в нашей стране прежде всего природные богатства, то для Казахстана интересными представляются активы перерабатывающих предприятий и возможность открытия новых рынков сбыта. Очередной целью нефтяников стал крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Прибалтике.

Согласно опубликованным в журнале Forbes данным агентства AFX, казахстанская государственная компания “КазМунайГаз” подала заявку на приобретение 53,7% акций литовского нефтеперерабатывающего комплекса Mazeikiu Nafta. Также в конкурсе участвует польская нефтяная компания PKN Orlen. Выставленный на конкурс контрольный пакет акций принадлежит российскому “Юкосу”, руководитель которого Михаил Ходорковский отбывает в Сибири срок по приговору суда. Большая часть владений “Юкоса” находится под арестом либо перешла к другим собственникам.

Ранее на этой неделе “КазМунайГаз” объявил о том, что компания предложила 1,2 млрд. долларов за пакет акций Mazeikiu Nafta. Между тем, по сообщениям средств массовой информации, заявка PKN Orlen оценивается в 1,5 млрд. долларов.

Российские масс-медиа высказывали предположение, что в конкурсе может принять участие и совместное российско-британское предприятие TNK-BP, однако представители фирмы в Литве отказались комментировать эти слухи.

Нефтяной комплекс Mazeikiu Nafta включает нефтеперерабатывающий завод, портовый терминал Бутинге и трубопровод. Литовское правительство, которому принадлежит 40% акций нефтеперерабатывающего завода, планирует продать половину своей доли новому инвестору. Чистая прибыль компании за январь-сентябрь 2005 года составила 271,9 миллиона долларов, что на 73,2% выше уровня предыдущего года.

Христианский прозелитизм в Казахстане

Темы, связанные с религиозной жизнью казахстанского общества, не часто попадают на страницы зарубежных изданий, редким исключением можно считать публикации, посвященные проблеме религиозного экстремизма в свете глобальной борьбы с терроризмом. Поэтому нам показалось интересной статья французского исследователя Себастьена Пейруза “Христианский прозелитизм в Казахстане” в журнале Central Asia – Caucasus Analyst . Ниже приводится перевод статьи.

***

В пяти государствах Центральной Азии все еще сохраняются многочисленные христианские меньшинства, которые обосновались в регионе в советский период или еще при царском режиме. Однако открытие границ и либерализация религиозного законодательства со времен перестройки привели к нашествию миссионерских движений в Центральную Азию, особенно в Казахстан. Этот прозелитизм, главным образом протестантский, и участившиеся случаи перехода в другую веру среди местного населения, вызывают враждебную реакцию Духовного управления мусульман Казахстана, а также властей. Мусульманская иерархия и православная церковь объединили свои усилия с целью оказать давление на правительство Казахстана, надеясь добиться ограничения религиозных свобод.

В каждом городе Казахстана есть как минимум одна баптистская и адвентистская церковь. Также широко представлены общины пятидесятников и общины евангельских христиан “духа апостолов”, объединения которых существуют в Алматы и Караганде. Движение пятидесятников также распространено среди корейского меньшинства, в особенности церковь “Сун Бок Им”. Направление, получившее название “Христиане евангельской веры”, создало общины почти во всех областях страны. Что касается церкви, известной как “Церковь Бога”, то она присутствует в Костанайском, Карагандинском и Кокшетауском регионах.

Пресвитерианские церкви включают около двадцати организаций. Наиболее известные среди них – “Гольбори”, “Онсезан”, “Корё”, “Надежда”, “Сион”, Первая пресвитерианская церковь и Собрание пресвитерианских церквей. Движение особенно распространено среди корейского меньшинства, которые зачастую составляет от 80 до 90 процентов пресвитерианской паствы. Самым крупным является объединение “Грейс-Благодать”, объединяющее 10 тысяч членов. Было создано несколько пресвитерианских семинарий, например, Духовная пресвитерианская академия в Алматы и Казахстанская евангельская христианская семинария. Методистская церковь организовала приходы, которые объединяют значительное число приверженцев. Новоапостольская церковь, независимая от пресвитериан и методистов, значительно укрепилась и сумела собрать около пятидесяти общин и порядка 3 тысяч последователей.

Среди организаций, добившихся наибольшего роста (по крайней мере 12 тысяч приверженцев) – “Свидетели Иеговы”, ряды которых пополняют около тысячи человек в год. Движение имеет прихожан почти в каждом городе Казахстана, зарегистрировано более сотни общин. Харизматические движения выступают под различными названиями: “Агапе”, “Новая жизнь”, “Новое небо”, “Илия”, “Благая весть”, Харизматическая церковь Иисуса Христа и так далее. Самое мощное движение – церковь “Новая жизнь”, которая демонстрирует реальный миссионерский динамизм, сформировав общины, которые состоят исключительно из казахов и уйгур, и даже имеет общество, занимающееся евангелизацией евреев. В Казахстане в настоящее время существует более сорока общин, в которых состоят около пяти тысяч человек. Наконец, необходимо отметить присутствие мормонов, которые заявляют о всего нескольких десятках сторонников, зарегистрированных в Астане.

Начиная со времен перестройки, христианский прозелитизм в Казахстане ориентировался на разнообразные цели и корректировал свою стратегию. Первой целью был прозелитизм в собственном окружении, который главным образом был направлен на тех, кто уже был обращен в протестантство, но кому, по мнению миссионеров, крайне необходимо было дать более глубокое религиозное образование. Вторую цель представляли собой те, кто считал себя атеистами или заявлял о безразличии в вопросах религии. Третьей и главной целью в 1990-ые годы были люди, принадлежавшие к христианству, но относившиеся к другим деноменациям, в особенности к православной церкви, а также, в меньшей степени, к католицизму и даже к некоторым переживавшим спад протестантским направлениям, таким, как лютеране или меннониты. Последней и наиболее спорной целью действий во имя принципа универсальности христианства стало все мусульманское коренное население. Казахи, а также киргизы и уйгуры составляют, в долгосрочной перспективе, главные цели христианского присутствия в Казахстане. Это население кажется легкой целью, так как большая его часть исповедует толерантный традиционный ислам, не обладая при этом глубокими теологическими познаниями. Таким образом, каждая кампания по обращению в веру приводит к росту числа общин, которые состоят исключительно из коренных жителей. Религиозные службы проводятся на местных языках (казахском, киргизском, узбекском, уйгурском и т.д.), и несколько новых совершающих культовые богослужения священников принадлежат к коренным национальностям.

Принятые в 2005 году поправки в религиозное законодательство, которые, по мнению властей, должны были способствовать обеспечению национальной безопасности, могли бы существенно изменить ситуацию с христианским прозелитизмом. Каждая община теперь должна быть зарегистрирована, а участие в неофициальных религиозных объединениях и прозелитизм в их пользу, таким образом, становятся наказуемыми. Однако кажется, что этот закон, на данный момент, в реальности не ограничил религиозного многообразия в стране, даже несмотря на то, что несколько организаций, в частности, мусульманские объединения, независимые от Духовного управления, высказывают глубокую обеспокоенность в связи с ростом давления со стороны правительства. Но столкнувшиеся с такой политикой Духовного управления, православной церкви и властей и вынужденные реагировать на правовые ограничения в религиозном законодательстве, практикующие прозелитизм христианские движения корректируют свою политику.

Первая категория миссионеров не принимает никаких компромиссов с законами. Так дело обстоит с большинством иностранных миссий протестантского толка, в частности, с пресвитерианскими церквями и Свидетелями Иеговы, количество и потенциальные возможности миссионеров которых значительно усиливаются благодаря внешней финансовой поддержке. Они рассматривают миссионерство как одну из существенных частей собственного бытия и как важный принцип христианства. Поскольку эти объединения не признают какую-либо легитимность ислама, они убеждены, что мусульманское население должно быть обращено в христианство. Вторая группа включает объединения, присутствие которых мотивируется не только прозелитизмом. Это протестантские организации, которые существовали уже при советском режиме, вроде баптистской или адвентистской церквей, а также некоторые из деноменаций пятидесятников. Это также касается католической церкви, ее прозелитизм главным образом направлен на население, принадлежащее к христианской традиции, но почти не затрагивает казахов. Эти объединения не хотят подвергать опасности свою традиционную паству (немцев, поляков, русских, украинцев и т.д.) и поэтому ограничивают прозелитизм в мусульманской среде.

Принимая во внимание то, что начавшаяся в 1990-ые годы эмиграция так называемых \»европейских\» меньшинств лишила Казахстан почти половины христианских общин, проблемы христианства усугубляются. Православная церковь, которая остается самой крупной церковью, хоть и теряет своих последователей, переходящих в католицизм и протестантство, не осуществляет прозелитизм и поддерживает свою веру через несокрушимую связь между принадлежностью к русскому народу и православием, что делает религию более национальной, нежели универсальной. Сегодня будущее христианства в Казахстане находится в руках наиболее динамических протестантских движений. Хотя они чаще всего попадают в поле зрения, вновь обращенные составляют, вероятно, менее 1% населения. Однако именно они сумели вынести самое сильное давление, и от них зависит будущее христианства в регионе. Это центрально-азиатское христианство – несколько напоминающее индийское или китайское христианство – действительно обречено на то, чтобы либо исчезнуть в средне- или долгосрочной перспективе как религия бывших переселенцев, которые ныне вернулись домой, либо получить точку опоры среди местного населения, что неизбежно вызовет серьезный рост напряженности в обществе, если это движение по обращению в новую веру будет приобретать более широкие масштабы.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...