“Инициативы Казахстана в рамках ЕврАзЭс будут восприниматься Узбекистаном либо негативно, либо равнодушно”

Комментарии по поводу вступления Узбекистана в ЕврАзЭс

— Вступление Узбекистана в ЕврАзЭс — это больше формальная процедура, тому, что в прошлом году, впервые в истории постсоветского пространства одна региональная организация в лице организации центрально-азиатского сотрудничества вошла в другую, в частности в ЕврАзЭс. Если учитывать то, что Узбекистан был членом организации центрально-азиатского сотрудничества, то естественно вопрос о членстве Узбекистана в ЕврАзЭс — это был вопрос времени, потому что изначально предполагалось, что Узбекистан примет это решение. Здесь много причин, но самая главная причина состоит в том, что у Узбекистана не так много вариантов выбора — это во-первых. Во-вторых, экономическая ситуация в Узбекистане настолько плохая, что Ташкент сейчас усиленно ищет новые источники финансирования. И такими источниками естественно являются Китай, Россия и некоторые региональные структуры, на которые в свое время Ислам Каримов смотрел с настороженностью. То есть получается, что для Узбекистана вхождение в ЕврАзЭс имеет политическую и экономическую цели.

Политическая цель — это лишний раз показать Западу, что Узбекистан имеет альтернативу в лице сотрудничества с Россией и другими бывшими Советскими республиками. Экономическая цель — это попытаться выправить экономическую обстановку в Узбекистане за счет использования потенциала региональных организаций.

— Насколько вступление Узбекистана выгодно самому ЕврАзЭс?

— Лично я считаю, что не выгодно. Во-первых, потому что с самого начала экономическая политика Узбекистана упирается на принцип изоляции и сохранения, скажем так, административных методов управления. То есть получается, что экономическая политика Узбекистана противоречит многим принципам, на основе которых создавалась ЕврАзЭс. О каком создании единого экономического пространства с Узбекистаном может идти речь, если в этой республике активно наблюдается закрытие торговых границ практически со всеми соседями по Центральной Азии?! При этом нежелание руководства Узбекистана проводить определенные либеральные и экономические реформы, связаны не только с нежеланием этого делать, но и с тем, что это может разрушить существующую политическую систему в стране. То есть Каримов попал в определенную ловушку и ему тяжело конечно будет играть по тем правилам, которые были установлены в рамках ЕврАзЭс. Другая причина того, что не выгодно, то я считаю, что скорее всего многие инициативы Казахстана, которые наша республика будет выдвигать в рамках ЕврАзЭс будут восприниматься Узбекистаном либо негативно, либо равнодушно. Здесь есть некий элемент конкуренции и амбиций, которые сохраняются у Ислама Каримова, и понятно, что он не допустит, чтобы Астана, которая, кстати, играет одну из “первых скрипок” в ЕврАзЭс, устанавливала правила игры для Узбекистана. Здесь есть определенные проблемы с этим, и я думаю, что скорее всего Казахстан это понимает.

Третий момент, очень важный, состоит в том, что с самого начала можно было предположить и понять, что ЕврАзЭс даже без Узбекистана — это организация, которая имеет с одной стороны определенные возможности, но в то же время и много внутренних своих проблем. Потому что из всех государств, входящих в ЕврАзЭс, только два государства имеют определенный, более одинаковый уровень экономического развития и хотя бы общие видения того, что они хотят иметь от ЕврАзЭс — это Казахстан и Россия. Другие организации шли либо в довесок, либо это те организации, которые сейчас сильно нуждаются в инвестировании извне. И их участие в ЕврАзЭс — это больше как бы количественная сторона организации, но никак не качественная. Я думаю, что даже без Узбекистана у ЕврАзЭс было и так много проблем с другими экономически неразвитыми странами Центральной Азии, а вхождение Узбекистана, мне кажется, превратит эту организацию в бюрократическую, громоздкую структуру.

— Какие последствия может вызвать вступление Узбекистана в ЕрАзЭс?

— Скорее всего последствия будут состоять в том, что эта организация станет работать еще медленней и менее эффективней, чем раньше. Хотя нельзя исключать того, что при изменении политической конъюнктуры Узбекистан вдруг решит выйти из этой организации — это, кстати, многие воспримут с пониманием, учитывая то, что внешняя политика Узбекистана всегда была конъюнктурна. Это, кстати, в какой-то степени всегда было неудобно для партнеров Узбекистана, но Россия сейчас, на данный момент, заинтересована в том, чтобы Узбекистан вошел в ЕврАзЭс, потому что это позволит ей решить часть ее геополитических проблем. То есть, для России вхождение Узбекистана в ЕврАзЭс выгодно более, чем Казахстану. Россия через ЕврАзЭс попытается Узбекистан еще больше привязать к своей экономической политике и к геополитическим своим интересам. И сейчас уже идут разговоры о том, что после ЕврАзЭс Узбекистан даже может вернуться в ОДКБ. Но лично я считаю, что если это произойдет, то это будет лишь очередной демонстрацией того, что для Ислама Каримова нет такого понятия, как политическая принципиальность. То есть, в свое время Узбекистан со скандалом вышел из ОДКБ, обвинив ее в неэффективности, но сейчас Россия, конечно, хочет, чтобы Узбекистан снова вернулся в эту организацию, потому что тогда военно-политическое влияние России автоматически усиливается за счет Узбекистана.

***

Материал подготовлен на основе телефонного опроса

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...