“Проблематика, связывающая Казахстан и Узбекистан, чрезвычайно обширна, но Узбекистан не может напрямую решать с Казахстаном эти вопросы, потому что президентские режимы в принципе не интегрируемы”

Комментарии по поводу вступления Узбекистана в ЕврАзЭС

— То, что именно Узбекистан присоединился сейчас к ЕврАзЭС, показывает, что тот период, который в свое время Борис Ельцин обозначил к своим же российским регионам формулой “берите суверенитета столько, сколько сможете”, он закончился и в рамках всего СНГ. То есть бывший СССР разделился на самостоятельные независимые суверенные государства, каждое из них стало “переваривать” свой собственный суверенитет, выстраивая на его основе все то, что они могли выстроить, и постепенно отказываясь от тех иллюзий, которые были вначале. И по факту такой полной самостоятельности, оказались неосуществимыми. В частности, тот же Узбекистан, он все что мог, в своем, во-первых, самостоятельном, и, во-вторых, президентском — авторитарном виде построил, а все, что он не может — это сейчас видно. Соответственно все такие государства и Узбекистан соответственно тоже стали понимать, что им так или иначе теперь нужны, какие-то внешние ориентиры и связи, потому что вся их теперь дальнейшая перспектива зависит от внешнего контекста. И в этом смысле Узбекистан, если обратить внимание на то, в чем он больше всего заинтересован, и кто у него самый главный внешний партнер, то это безусловно и однозначно — Казахстан в экономическом смысле. И если мы возьмем всю экономическую проблематику, которая реально связывает Узбекистан и Казахстан, то она по своему объему более, чем проблематика Узбекистана со всеми остальными государствами, включая и Россию.

Тут масса проблем, начиная с той, которая “выплывает” каждый год — это проблема ледников, горных водохранилищ, гидроэлектростанций, далее, равнинных рек, и накопление воды в зимний период, весенние паводки, куда эти воды сбрасывать, куда девать электроэнергию, вырабатываемую на этих водах. Кто ее должен потреблять, по какой цене покупать. И это казахстано-узбекско-киргизская и немножко таджикская проблема, и она очень и очень важна и актуальна. Далее — это газотранспортная система, узбекский, равно, как и туркменский газ потребляется в Казахстане, и транзитом через Казахстан идет дальше. Железные дороги Узбекистана — Узбекистан практически никуда не может попасть, минуя казахстанскую территорию.

И еще, возможно не совсем глобальный, но тем не менее важный аспект — это фосфор и хлопок. В старые времена фосфорные месторождения, и соответственно фосфорные предприятия, вырабатывающие удобрения, работали в основном на узбекскую хлопковую промышленность. Эти связи сейчас разорваны, и что Казахстан до сих пор не может поднять толком — это как раз фосфорную промышленность. Уже вроде бы все наладили, а фосфор, как лежал на боку, так его 10 раз подымали, и он 10 раз падал — это Каратау, Жанатас, тараские, шымкентские предприятия, они до сих пор не восстановлены. Также и узбекское хлопковое дело тоже остро страдает от недостатка современных удобрений.

То есть, проблематика, связывающая Казахстан и Узбекистан, чрезвычайно обширна, но Узбекистан не может напрямую решать с Казахстаном эти вопросы, потому что президентские режимы в принципе не интегрируемы — это парламенты могут между собой договариваться, даже большой и маленькой страны. А президентам, чтобы между собой договориться, надо чтобы был один главный, а другой — нет. И здесь понятно, что Узбекистан уже никак не может быть доминантом в этом процессе — он не может быть региональным лидером, но в то же время он и не согласен признавать Казахстан таким лидером. И здесь наличие некой 3-ей силы, некоего бывшего “старшего брата”, и вообще объединения нескольких государств, очень даже подходяще.

То есть, если брать градацию внешних экономических интересов Узбекистана, то: первое, это Казахстан; на втором уровне — это общая проблематика Узбекистана с другими соседями — это с Киргизией, с Таджикистаном и с Туркменией немного тоже. И, лишь на третьем, та же Россия, при всем ее величии. При том, что Узбекистан никак не может доминировать с Казахстаном, разумеется, но он также не может навязывать свою экономическую волю ни Киргизии, ни Таджикистану, то ему проще и удобнее решать свои вопросы вот в таком сообществе. По казахской пословице: “Тебе, дочка, говорю, а ты невестка слушай”. Это экономическая часть, которая и подвинула президента Каримова на вступление в ЕврАзЭС.

Политическая часть не менее важна, и более того – именно из-за политики произошло это вступление именно сейчас. Тут две составляющих — одна российская, другая узбекская. Россия на втором сроке президента Путина уже вполне ясно дала понять Западу, что она строит нечто не совсем, скажем так, европейское. И это, хотя и вслух не говорится, но Европа уже видит, что Россия собирается постепенно преобразовываться и стать чем-то таким, скажем, самостным. Что из этого получится пока не очень понятно ни самим россиянам, ни европейцам, но тем не менее, что Россия — это нечто не европейское — сигнал подан достаточно определенный.

Что касается Узбекистана, то после андижанских событий, это государство стало из такого дружественного Западу государства (хотя последний и не признает узбекский авторитаризм, но Узбекистан с ним сотрудничал в борьбе с терроризмом и этого было достаточно для того, чтобы считать его, если не своим, то и не чужим) однозначно чужим для Запада. И теперь если Узбекистану и ориентироваться, на какие-то внешние объединения, то таковыми могут быть только ШОС или ЕврАзЭС. И, наконец, постандижанская ситуация остра и неприятна для Каримова — это не просто то, что в перспективе может принести ему неприятности, а это тот конкретный вызов, который на него сейчас обрушился, и ответ на который он должен был найти достаточно быстро. И вступление в ЕврАзЭс является таким ответом.

— Какие последствия может вызвать вступление Узбекистана в ЕврАзЭС?

— Политика такая штука, где никогда и ничего не забывается, но и всегда все начинается с чистого листа. То есть, то, что Узбекистан в свое время через “губу” разговаривал в СНГ, скептически смотрел на ЕврАзЭС, Каримов позволял себе, скажем так, достаточно не дипломатично отзываться о создании ЕврАзЭС, и впрямую говорил, что Узбекистан самостоятельный, и будет самостоятельным. Делал и достаточно обидные вещи в части ОДКБ — все это в прошлом и это и Узбекистану, и Каримову, конечно, никто не забыл, но одновременно в политике никто не собирается припоминать прошлое просто так или мстить из принципа. И если сегодня Узбекистан готов стать частью этого сотрудничества, то его с удовольствием примут и будут с ним работать.

***

Материал подготовлен на основе телефонного опроса

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...