Кумиры не нужны — ни во власти, ни в оппозиции

Адильжан КИНЖЕГАЛЕЕВ: “Мы должны убедить народ в том, что он сам может решать свою судьбу”

Поражение оппонентов президента на прошедших выборах, невнятное поведение руководства движения “За справедливый Казахстан”, хоть и заявившего о массовых нарушениях во время избирательной кампании, но от решительных действий отказавшегося, освобождение Галымжана ЖАКИЯНОВА, оказавшегося, по сути, лидером без партии – все это породило множество слухов о неминуемом расколе в рядах объединенной оппозиции. А что думают по этому поводу в регионах? Как собираются строить свою работу областные представительства оппозиционных партий? И есть ли вообще смысл в этом – после сокрушительной победы старого-нового президента?

На все эти вопросы мы попросили ответить руководителя Северо-Казахстанского областного оргкомитета по созданию Народной партии “Алга!” Адильжана КИНЖЕГАЛЕЕВА.

Адильжан, давайте не будем ходить вокруг да около, а начнем сразу с прямых вопросов. На недавнем вручении ежегодной премии “Свобода”, учрежденной движением “Демократический выбор Казахстана”, не присутствовал Галымжан ЖАКИЯНОВ. Почему? И как восприняли это Ваши соратники?

— Негативно восприняли. Мы считаем, что если Жакиянов – политик, если он относит себя к лагерю оппозиции, то должен был воспользоваться этой возможностью встретиться с людьми. Ведь из регионов приехало почти полторы сотни людей, которые боролись за него и, зная об его освобождении, хотели увидеть.

Не сотвори себе кумира

Получается, на вручении премии “Свобода” люди ждали, что Галымжан Жакиянов придет?

— Конечно. Мы же все были заранее оповещены, что он будет на этом мероприятии, что он уже приехал в Алматы. Поэтому ждали этой встречи. Среди собравшихся было много людей, участвовавших в пикетах, шествиях, митингах, демонстрациях в защиту Жакиянова, тех, кто собирал подписи под обращением к руководству страны с требованием о немедленном его освобождении. Это были не только представители нашей партии, но и коммунисты, и члены уже закрытых партий, и беспартийные – те, кто разделяет идеи демократии. И когда ожидания этих людей не оправдались, они, естественно, испытали некоторое разочарование.

Но я должен сказать, что ждали не только Жакиянова. Мы знали, что на вручении будут присутствовать Серикболсын АБДИЛЬДИН, Сергей ДУВАНОВ, Толен Тохтасынов и другие известные личности, уже давно находящиеся в лагере оппозиции. И мы были очень рады, что они пришли. Были рады за Серикболсына Абдильдаевича, которому вручили премию “Свободы”. Хотя вопросы в отношении тех, кто не пришел, все же остались.

А Жакиянов по-прежнему лидер Вашей партии?

— Нет. Жакиянов – не лидер партии “Алга!”. В свое время его провозгласили лидером, чтобы придать ему значимость в глазах общественности. Мы намеренно пошли на это, хотя в нашей партии и в то время хватало знаковых фигур.

То есть освобождение Жакиянова не означает, что в партии “Алга!” сменится руководство, появятся новые приоритеты?

— Разумеется, не означает. То, что происходит внутри партии, не зависит от той или иной личности. Наша партия сегодня – это не команда одного какого-то лидера, или двух, или даже трех. Мы — открытая партия. Да, лидеры должны быть, в том числе и в регионах. Наша партия выдвинула лозунг, что лидером может стать любой партиец. Именно это сделает партию авторитетной и по-настоящему народной. Мы знаем из опыта истории о существовании партий, в которых не было официально объявленных лидеров, вождей, тем не менее, эти партии были авторитетными, народными. А лидеры рождались в ходе их деятельности, поднимаясь из народа, из низов. И я считаю, что это правильно. Не зря же сказано в Библии: “Не сотвори себе кумира”.

Раскол? Не дождетесь!

Известие об освобождении Жакиянова породило слух о предстоящем расколе объединенной оппозиции. Не кажется ли Вам, что факт отсутствия на вручении премии “Свобода” как самого Галымжана, так и представителей “Настоящего Ак жола”, стал этому слуху косвенным подтверждением?

— Я совершенно четко различаю позицию руководства ЗСК и позицию членов этого объединения. Я ведь тоже вхожу в ЗСК, как и тысячи людей, живущих в Северо-Казахстанской области. Мы объединились ради одной цели — чтобы добиться установления демократии и справедливости. А что касается интересов и целей руководителей ЗСК, то это другой вопрос. В конечном счете, решающее слово останется за рядовыми членами ЗСК, а не за руководителями. Да, каждый сам имеет право решать – быть или не быть ему на том или иной мероприятии, в том числе Абилов, Жакиянов и другие, если, конечно, они выступают как частные лица. Но поскольку это политики, претендующие на лидерство в партиях и партийных блоках, то они должны помнить, что оценку их делам будут давать рядовые члены этих организаций. Господа могут драться между собой, однако они должны помнить, что за ними очень внимательно наблюдают рядовые партийцы, которые имеют на это счет собственное мнение и в состоянии принять верное решение. Поэтому я считаю, что раскола в лагере оппозиции не будет, хотя не исключаю возможности конфликта между отдельными персонами.

Сегодня публично провозглашенным лидером движения “За справедливый Казахстан” является Жармахан ТУЯКБАЙ. А если лидер сменится, Вы останетесь в ЗСК?

— Конечно, останусь. А почему бы и не остаться, если смена руководителя пройдет в соответствии с демократическими нормами, согласно Уставу движения, если все это будет обсуждаться всеми членами ЗСК и если они примут такое решение? Я же пришел в ЗСК не за Туякабаем. Сначала было создано само движение, а уже потом избрали его председателя. Любой человек, если он будет работать на развитие демократии в Казахстане, может встать во главе движения, и я буду голосовать за него.

Кто виноват и что делать?

Есть такое расхожее выражение, что большая политика делается в регионах. Выбор в пользу президента тоже сделали по большому счету регионы. И хотя мы знаем о грубых нарушениях в ходе избирательной кампании, наверное, были и какие-то объективные причины, по которым большинство населения все-таки проголосовало за Назарбаева?

— Такие причины были, несомненно. Прежде всего, надо отметить, что оппозиция очень поздно объединилась. Для того чтобы провести качественную, масштабную работу по продвижению своего кандидата, оппозиции нужно было время. А тот промежуток, который был использован для раскрутки единого кандидата — с марта по декабрь – просто мизер. Подготовка к выборам – это огромная работа. Ведь Назарбаев фактически начал свою предвыборную кампанию с 1999 года, сразу же после очередного вступления на пост президента. И все эти годы государственная машина работала на Назарбаева. А что можно сделать за три месяца, официально отведенных на предвыборную агитацию?!

Ну а если бы оппозиция раньше начала подготовку к выборам, чтобы она могла сделать?

— Да хотя бы убедить людей в том, что они на самом деле могут и должны выбирать президента, депутатов, акимов, а не быть просто пешками в чьей-то игре. Что они должны участвовать в выборах не только как избиратели, но и как наблюдатели, как агитаторы, как заинтересованные в исходе кампании граждане. У нас ведь очень многие не верят в выборы и не участвуют в них ни в каком качестве. Чтобы убедить народ в том, что он сам может решать свою судьбу, нужна большая и кропотливая работа, которая требует много времени. Нам предстоит изменить сознание людей. Это можно и нужно сделать.

У нас перед глазами пример той же Украины, которым власти так пугали казахстанцев перед выборами. В этой стране живут такие же люди, из того же постсоветского пространства, с таким же, как принято говорить, “совковым” менталитетом. Но эти люди осознали, что они могут изменить свою жизнь, что они могут менять власть. А в Казахстане сегодня очень многие просто не верят, что у нас такое возможно.

Многие казахстанцы не хотят перемен…

— Да, многие этого не хотят. Но это, по-моему, связано с тем, что люди у нас имеют однобокую информацию о ситуации в стране. СМИ в основном информируют население о деятельности государственной власти. А вот что предлагает оппозиция, чего она хочет, какие задачи ставит – об этом людям практически неоткуда узнать.

Да, это одна из причин пассивности населения. Но, возможно, не самая главная. А вот как Вы считаете, в чем была ошибка оппозиции в прошедшей агитационной кампании?

— Просчетов было немало. Я, например, считаю ошибкой то, что агитация за единого кандидата от оппозиции была в основном построена на критике действующей власти и разоблачении преступлений высокопоставленных чиновников. Я думаю, что необходимо было, прежде всего, объяснить людям, что предлагает оппозиция по улучшению жизни всех слоев населения, то есть пенсионеры, инвалиды, молодежь, работники бюджетной сферы, частные предприниматели должны четко знать, что намерена сделать оппозиция по решению их проблем. Не в общем и в целом, а конкретно по каждой группе населения. К сожалению, во время прошедших выборов такая разъяснительная работа велась очень слабо.

Но ведь основное бремя разъяснительной работы ложится на региональные представительства оппозиционных организаций. Как, например, Вы, будучи руководителем одной из них, намерены строить эту работу?

— Разумеется, эта работа должна начинаться на низовом уровне. Во-первых, необходимо втягивать людей в участие в общественной жизни, стимулировать их к этому. Ведь самая распространенная ошибка многих партий сегодня состоит в том, что они стараются любым способом завлечь людей в свои организации, обещают им что-то. Поэтому люди, как правило, считают, что членство в партии их ни к чему не обязывает. А вспомните, как это было в советское время? Далеко не каждого принимали в ряды КПСС. Нужно было выдержать год испытательного срока, получить рекомендации от проверенных партийцев и т.д. И одним из обязательных условий было активное участие в общественной жизни.

Может быть, параллель не совсем удачна, но, по сути, это правильно. Сегодня у людей нет стремления участвовать в общественной жизни. И наша задача – объяснять им, что поодиночке очень трудно решать любые проблемы, так же, как, к примеру, трудно человеку без определенной закалки разговаривать один на один с каким-либо чиновником-бюрократом. И когда к нам приходят люди, которым нужна помощь в решении каких-то социально-экономических проблем, мы помогаем им найти единомышленников, тех, кто озабочен этими же вопросами, чтобы, объединившись, они попытались решить их сообща. Другими словами, мы способствуем объединению людей по интересам. Кстати, в наше региональное отделение партии “Алга!” поступает очень много обращений с просьбами помочь в создании общественных объединений. И мы, разумеется, помогаем.

А потом Вы каким-то образом контролируете деятельность таких объединений?

— Зачем?! Нам это не нужно! Мы просто помогаем этим организациям отстаивать права людей, объединившихся для совместной защиты своих интересов. В первую очередь, им необходима юридическая помощь. В нашем филиале есть юристы, которые оказывают такую помощь на общественных началах, то есть совершенно бесплатно. А руководить этими объединениями мы вовсе не собираемся. В том-то и беда нашего государства и правящей партии, что они хотят руководить всем и всеми!

А вот после того, как люди начнут участвовать в общественной жизни, втянутся в эту работу, они, рано или поздно, придут в политику, потому что у нас экономические и социальные проблемы неразрывно связаны с вопросами политики. Например, у меня именно так все и получилось.

Я работал в ОАО “Соколовско-Сарбаевское горно-производственное объединение” в городе Рудном Костанайской области, где стал одним из инициаторов создания Общественного объединения свободных профсоюзов “Шахтер”. И за свою деятельность по защите интересов рабочих в числе других профсоюзных активистов был уволен с предприятия, при этом государство однозначно заняло сторону работодателя. Так власть сделала все, чтобы вытолкнуть меня и моих товарищей, до того не имевших никакого отношения к политике, в оппозицию.

Опыт работы в профсоюзной организации убедил меня в том, что общественные объединения – это сила. Они, не находясь в политическом поле, способны повлиять на власть и заставить ее решать социально-экономические вопросы. Наш профсоюз сумел добиться изменения условий труда, пересмотра размеров заработной платы.

Ну а в 2002-м году, 19 января, мне довелось принять участие в том самом знаменитом собрании демократической общественности, которое проходило в цирке. Я не состоял ни в одной партии, меня включили в делегацию, можно сказать, чисто случайно – от движения “Поколение”. И то, что я услышал на этом собрании, меня просто потрясло! Впервые представители всех регионов заявили власти, что дальше так жить нельзя, что люди не намерены терпеть произвол и беззаконие. Этот день определил мою дальнейшую судьбу.

Капля мала, но камень точит

Вы правы в том, что сама по себе критика власти, даже самая жесткая, уже не производит впечатления на наших граждан. Люди говорят: “На то она и власть, чтобы воровать!” И это служит даже аргументом в пользу действующей власти: мол, нынешнее руководство уже наворовалось, пусть лучше оно и останется…

— Именно поэтому мы сейчас должны пойти к людям не для того, чтобы в очередной раз покритиковать режим, а за тем, чтобы спросить у каждого, какие проблемы его волнуют и какую помощь мы можем оказать. Ведь сегодня, чтобы помочь кому-то отстоять его право, порой достаточно просто подсказать, как нужно правильно написать заявление в соответствующую инстанцию, куда его следует отнести и как зарегистрировать. Нынешние чиновники боятся жалоб и заявлений, как черт ладана!

Мы понимаем, что это очень сложная работа, что нам придется быть юристами, социологами, педагогами и правозащитниками одновременно. Но эту работу необходимо начинать, и она обязательно принесет свои плоды. А на скорый успех рассчитывать глупо. Я недавно слышал, как один политик заявил, что режиму Назарбаева осталось год-полтора, максимум – два. Я не знаю, как он это подсчитал, но, по моему мнению, без кропотливой, серьезной и целенаправленной работы оппозиция не достигнет желаемого результата.

Вы полагаете, что можно изменить мышление людей путем агитационной работы? — Несомненно! Но люди должны не просто захотеть иметь какие-то права и свободы. Они должны осознать, что демократические права и свободы нужны им, как воздух. И они должны захотеть потребовать от власти соблюдения гражданских и политических прав и свобод, обеспечения их реализации, гарантий их защиты.

Те, кто утверждает, что наши люди инертны, пассивны, не имеют гражданской позиции, по моему убеждению, не правы. Просто нам не дают ощутить себя в полной мере гражданами, почувствовать вкус свободы, воспользоваться своими правами. А я знаю массу примеров, когда люди, которым удалось хотя бы в малой степени отстоять свои права и свободы, обретали уверенность в собственных силах и шли дальше. Лестница, ведущая на вершину, состоит из множества ступенек. И чтобы добиться большой победы, нужно преодолеть множество препятствий – шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Если каждый день насыпать по горсти песка, в итоге целая гора может вырасти. Да, трудно, да, долго, но по-другому просто не получится.

А Вы согласны с т теорией, которую придворные идеологи активно озвучивали в период выборов: экономика Казахстана процветает, народ сыт и доволен, поэтому ему совсем не нужно, чтобы Назарбаев ушел?

— Нет, конечно, категорически не согласен. Это все надумано. Власть навязывает народу такое мнение.

Вы можете доказать обратное?

— А я и не собираюсь ничего доказывать! Придет время – и об этом скажут сами люди.

Но Вы же знаете наверняка, как живут петропавловцы?

— Да, мне по роду моей деятельности приходится много общаться с людьми – и с горожанами, и с сельскими жителями. Особенно сложно живется сельчанам. Многие из них годами не имеют возможности съездить в райцентр, не говоря уж об областном центре. В нашем регионе, например, огромные проблемы с обеспечением населения питьевой водой. У нас населенные пункты раньше обеспечивались водой за счет государства. А когда государство сбросило с себя все эти заботы и провело приватизацию предприятий, снабжавших область водой, многие населенные пункты, особенно в сельской местности, оказались в сложной ситуации. Вышли из строя водоводы, артезианские скважины. Люди вынуждены пить некачественную воду, копать колодцы, употреблять воду из каких-то водоемов, рек, речушек, рискуя здоровьем.

Местная власть знает об этом?

— Конечно, знает! Но сегодня исполнительная власть стоит к народу, мягко говоря, спиной, а смотрит на того, кто ее назначил, и отчитывается перед ним. Перед населением наша исполнительная власть не отчитывается, как не отчитывается и власть представительная. Да и может ли отстаивать интересы избирателей депутат маслихата, если он не защищен законом, если у него нет депутатской неприкосновенности, если за излишнюю активность его могут в два счета уволить с работы? Вспомните, в советские времена даже и мысли не было, чтобы уволить депутата, несмотря на то, что депутатов тогда на самом деле не выбирали, а назначали.

Вот мы с Вами говорим об очевидных, казалось бы, вещах: казахстанцам надо учиться защищать свои права, вспомнить о самоуважении, о чувстве собственного достоинства, о том, что каждый из нас должен и может принимать участие в управлении государством. Но почему все это не приходило Вам, например, в голову раньше?

— Когда власть стала насаждать идеологию, проповедующую принципы: “Каждый за себя!”, “Хватай, кто сколько может!” и т.д., у меня тоже была такая же позиция. Я тоже наблюдал за развитием ситуации в стране, как мне казалось, со стороны и думал, что меня все это не касается.

Мне, человеку, сложившемуся в советский период, воспринимавшему право на работу и отдых как нечто незыблемое и оставшемуся в одночасье без работы и без средств к существованию, понадобились годы, чтобы осознать все то, что произошло, и понять, что мое место – в оппозиции. И оппозиции понадобились годы, чтобы она пришла к пониманию тоже, казалось бы, очевидного – необходимости консолидации, объединения всех оппозиционных сил.

Доверие нужно заслужить

Считаете ли Вы, что Туякбай – единственный достойный кандидат от оппозиции на президентский пост? Если вдруг будут объявлены досрочные выборы президента, оппозиция снова выдвинет его кандидатуру?

— Что касается кандидатов на пост президента, то у нас в стране очень много людей, достойных стать руководителями государства. Может быть, даже и хорошо, что у нас есть семь лет в запасе, чтобы успеть раскрутить своего кандидата, кто бы это ни был. И мы должны не просто искать таких людей, а выращивать их, воспитывать. Возможно, что кого-то придется и подтолкнуть к активным действиям.

При этом я отношусь с огромным уважением к Жармахану Туякбаю. Это личность, вокруг которой объединилась казахстанская оппозиция. Именно Туякбай сумел, как бы его ни критиковали сейчас, благодаря своему политическому нейтралитету, консолидировать коммунистов и демократов, радикалов и конструктивистов, сплотившихся в движение “За справедливый Казахстан”.

И потом наверняка все понимают, что Туякбай фактически пошел на амбразуру. Это же мужественнейший поступок! Я до сих пор не могу понять, как он на это решился, прекрасно осознавая, что проиграет. Я не считаю себя человеком робкого десятка, но отваге Туякбая просто поражаюсь.

И самое главное – он возродил во многих людях, которые, вдохновившись его примером, пришли в оппозицию и стали нашими сторонниками, надежду на изменение ситуации в стране. Он показал, что не все так плохо в высших эшелонах власти, что там есть еще порядочные, честные люди, способные на поступок.

Но при всем при этом Туякбай не единственный человек, которого оппозиция могла бы выдвинуть на пост президента.

А Жакиянов может стать единым кандидатом от оппозиции на следующих президентских выборах?

— Такое доверие нужно заслужить.

Но он же в тюрьме сколько просидел, властью преследовался… Разве этого недостаточно?

— История знает многих людей, сидевших в тюрьмах. Но очень немногие из них стали президентами.

http://www.respublika.kz/

27.01.06г

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...