Молодость гибнет на взлете. Часть 4

Окончание

Начало см.: Часть 1, Часть 2, Часть 3.

Минус трое

Андрей ГРИШИН

Оказывается вариант бегства из авторитарной страны продумывался не только активистами КОСБИ, чему усиленно способствовали наши спецслужбы и правоохранительные органы. Оказалось, у Зеленого тоже не выдержали нервы. После нескольких допросов с рукоприкладством со стороны полицейских, он каким-то образом оказался задействован в программе посещения американских экологических НПО. Предварительно заручившись некоторыми необходимыми документами, по окончании программы он просто слинял от провожатых и перешел границу с Канадой, где и сдался на милость властей. Власти проявили милосердие, и сейчас он уже полноправный подданный Ее Высочества. И хотя ему не хватает нашего города и друзей, о своем поступке не жалеет.

Еще один наш сопричастный товарищ, имевший отношения с АСА, после беседы с полицейскими оказался дома со сломанной рукой. Благо, что допрашивали его вместе с другом, оказавшимся не только избитым, но и племянником прокурора. После чего (редчайший случай!) одного из полицейских посадили на год. Перед отправкой на этап, тот пригрозил, что по возвращении не даст спокойно жить своим “обидчикам”. Поэтому оклемавшийся товарищ тоже не стал ждать, когда мент выйдет на свободу, и отправился в Россию, предварительно обзаведшись документами, доказывающими его жизненную несовместимость с нашей системой. Уже в России, он повторил подвиг Зеленого и нелегально перешел финскую границу, правда, в отличие от Зеленого предпочел все же не отдаваться местным властям, а попробовать обосноваться нелегалом.

Третьим бежал за рубеж наш друг Лысый, один из учредителей АТА и активнейший участник кружка “Азиатская дурь”. Его машину “случайно” остановил патруль, а в его багажнике, как это часто бывает, обнаружились тяжелые наркотики. Оценив обстановку и потенциальную угрозу собственной свободе, Лысый дал в глаз одному патрульному, пнул второго и сумел сбежать под огнем, которые вели по нему полицейские из табельного оружия. Машину, понятное дело, пришлось бросить. Через несколько дней он перешел казахстанскую границу и спокойно обосновался для начала в ближнем зарубежье.

И параллельно с нами проблемы начались у кустанайских друзей, в результате чего пришлось бежать Василию Каткову – лидеру местной анархистской организации.

Вечерняя прогулка

Я же решил посвятить себя оппозиционной (что сродни экстремальной) журналистике. Только-только недалеко от Алма-Аты в городке Каскелене был открыт абсолютно безвкусный и откровенно подхалимский музей в честь нашего президента. Я не смог пройти мимо такого события, сделав по этому случаю материал (на мой взгляд, один из лучших). То, что статья, вышедшая в оппозиционной газете “XXI век” получилась, оценили не только издатели и читатели, но и те, кому по долгу службы следовало отслеживать появление подобных публикаций. Через несколько дней меня поздно вечером на берегу реки Весновка подстерегли трое “читателей”, которые, сразу объяснив за что, принялись за дело. Били достаточно долго, грамотно и профессионально (не повредив жизненно важных органов, за что им спасибо) и в завершение экзекуции вылили на меня два или три литра краски. Я же в панике решил, что меня собираются поджечь. Отчаяние придало сил, и, воспользовавшись светом фар случайного автомобилиста, мне удалось вырваться. Потом прохожие вызвали “скорую”. Полиция так и не стала возбуждать дело по нападению, ни сразу, ни после моего обращения в прокуратуру, ни после обращения посольства США. А моя прогулка вдоль реки стала едва ли не первым в стране случаем нападения на журналиста по политическим мотивам.

Еще минус один

Буквально через неделю удар был нанесен по еще одному участнику движения – Алексею “Зверю”.

Во все времена своего существования КГБ и КНБ практиковали стукачество как одну из форм борьбы с политической оппозицией. Почему они решили, что “Зверь” подходит на эту роль непонятно, но с их стороны был допущен прокол. Алексей не только послал их в одно известное место со всеми их экзерсисами о патриотизме и “родине в опасности”, но и поделился со СМИ своим опытом общения со спецслужбами, а подобное, разумеется, не остается безнаказанным.

Ранним утром наряд полиции взял его на выходе из дома и увез в неизвестном направлении. Наведение справок ничего не дало, и лишь трое суток, после того как к делу подключились правозащитники, “31 канал”, ОБСЕ и несколько посольств, его нашли в больнице. Избитого, с многочисленными травмами, но не сломленного. Пыточных дел мастера пытались выбить из него признание в краже какой-то оргтехники из одного офиса на Центральном стадионе. Выпускник двух университетов, преподаватель математики, явно не тянул на похитителя факса, а вот своей нестандартной внешностью, свободомыслием, интеллектом (явно превышающим суммарный интеллект всего отдельно взятого отделения полиции), умением спорить, Алексей тянул на потенциального молодежного вожака, правда, никогда не претендующего на подобную роль, так что месть стала лишь вопросом времени.

Естественно, полицейские стали юлить и отпираться (вот уж характерная черта!). Выяснилось, что дело о краже даже не возбуждалось, а его доставка в отделение и путешествие по трем РОВД оказались незафиксированными ни в одном журнале. Полгода Алексей, вместе с Казахстанским Международным Бюро по правам человека, вместе со СМИ, ОБСЕ и представителями иностранных посольств, пытался наказать полицейскую банду. Но в нашей стране это оказалось абсолютно безнадежным делом. Наоборот, полицейские, чувствующие уверенность под защитой такой же преступной власти, провели еще несколько попыток похитить самого Алексея и его жену; он и его родственники в течение всего этого времени постоянно подвергались угрозам, сотрудники полиции неизменно дежурили на лестничном пролете его дома. Полгода непрерывного кошмара закончились тем, что полицейские возбудили встречный иск за… клевету. По их словам, Алексей был избит хулиганами возле отделения, а благородные сотрудники РОВД только помогли ему добраться до больницы. Надо ли говорить, что наш независимый суд, который всячески затягивал процесс против реальных преступников, тут же оперативно начал рассматривать иск своих коллег по беззаконию. Плюнув на эту страну, на эту систему, Алексей вместе с женой собрался и покинул родину, чего собственно, все, наверное, и добивались. А его похитители продолжают “трудиться” и охранять покой граждан.

Наверное, отъезд Зверя стал тем рубежом, который показал, что дальше некуда. Казахстан, несмотря на все потуги, падал в пропасть авторитаризма. Постепенно улетучивался даже тот минимум свобод, что мы имели в начале дарованной независимости. Так что далее существовать в режиме анархо-движения стало невозможно, да и по сути никого не осталось. А те немногие, кто еще уцелел, примкнули к Республиканской Народной Партии Казахстана Акежана Кажегельдина. Конечно, анархизм и буржуазная партия – понятия несовместимы, но иного выхода не было, а партия, в то время вобравшая в себя разного рода романтиков и просто неравнодушных людей, удивительным образом смогла объединить либералов, коммунистов и даже таких, как мы. Разумеется, не обходилось без споров, но на уровне непременного взаимоуважения. Но РНПК – это тоже отдельный сюжет, пришедший на смену истории с алма-атинским анархизмом.

Эпилог

Описанное здесь — лишь часть того, что происходило в те времена. Кроме политики у нас все было как у всех наших сверстников – любовь, дружба, но только проявлялось все гораздо сильнее, так как пришлось испытать то, о чем большинство знает лишь из книг или видит в кино и то при наличии интереса к данной теме. Сознательно опущен зарубежный блок, хотя наша деятельность не ограничивалась стенами родного государства. Я бы мог поведать немало любопытного из собственного опыта, хотя бы, почему в Северной Корее лучше не заходить на охраняемую военную зону, как остаться невредимым на карнавале в Бразилии, почему в Ливию не следует провозить водку, чем парижский обезьянник отличается от нашего, что общего между классической дракой на свадьбе у нас и в Турции и почему румынским пограничникам не следует совать двадцать евро за нелегальный переход…

Но по большому счету все закончилось. “Товарищи по оружию” отходили от дел, обзаводились семьями, многие теперь имеют престижные должности, и это говорит о том, что на самом деле среди нас были те, кто способен добиться успеха в любой сфере. И как бы то ни было, но мы сделали то малое, что казалось в наших силах. Я не уверен, что сейчас найдутся такие, кто бы смог повторить наш путь, даже относительно самих себя я не уверен – все стали гораздо более циничными, а все идеалы юности теперь в недалеком прошлом. К сожалению, в обмен на благополучную жизнь приходилось расставаться со своей молодостью. У каждого это происходило по-разному, но хуже всего оказывается, когда все завершается с потерей любимых людей. Лишь тогда понимаешь, что нет никаких промежуточных вариантов. Если человек живет будущим – это молодость, если прошлым – уже старость. А настоящего нет. И все же, мы не стали рабами системы, и нам, в отличие от большинства представителей своего поколения, уже не так обидно за бесцельно прожитые годы.

P.S.

Если ты меня спросишь, что будет дальше?

Я промолчу, ведь чем дальше — тем хуже.

Нет повода для оптимизма и веры,

Есть тюрьмы, решетки, заборы и стены.

Еще есть друзья и любимая баба,

А я из таких, кому этого мало.

Мне страшно за всех моих близких –

Я знаю, к чему мы идем… ***

* Название песни группы “Проект Рубероид”, г. Алматы

** “Молодость гибнет на взлете” (группа “Проект Рубероид”, г. Алматы)

*** “Жизнь в полицейском государстве” (группа “Адаптация”, г.Актюбинск)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...