Беда Арала — это часть масштабной драмы

Правительство РК относится к своему населению как к обузе

Новое-старое правительство приступило к выполнению своих обязанностей. И снова планов громадье. Да только за речами, насквозь пропитанными порожденной высокими ценами на нефть эйфорией, никакой озабоченности судьбами тех, кто живет в таких районах экологического бедствия, как зона Арала, не улавливается. Такое впечатление, что жители Приаралья живут на другой планете и к официальной Астане никакого отношения не имеют. В правительстве РК явно предпочли попросту забыть о них. Чтобы, мол, они своими проблемами не портили прекраснодушного настроения власть имущих. Да и потом, картина экологического бедствия в Приаралье, если не отмахнуться от нее решительно, мешает сравнению придворными льстецами президента Н.Назарбаева с великими лидерами Востока – Мустафой Кемалем Ататюрком, Ли Куаном Ю, Дэн Сяопином и Махатхиром Мохаммадом.

Но Арал есть. И он — не на другой планете. Когда заходит речь о бедах Арала и Приаралья, не следует ограничивать параметры разговора только ими. Сегодня неподдельную озабоченность судьбой жителей и естественной среды этой зоны можно обнаружить где угодно (от Таджикистана и Узбекистана до Японии — на востоке и Дании — на западе), но только не в правительстве Казахстана. Оно на первый взгляд ведет себя весьма странно. Но все косвенные данные говорят о том, что в основе такой странности фактическое списание им не только Арала и Приаралья, но и всей территории Западного Казахстана.

Так, на исходе 2002-го года правительство официально озвучило свою позицию по зоне Арала. Оно заявило, что населению Приаралья предлагается постепенно переселяться в более благополучные районы. Но еще за пару месяцев до этого, в октябре того же года, президент Н.Назарбаев на состоявшемся в Душанбе заседании Международного фонда спасения Арала (в котором приняли участие руководители Казахстана, Киргизии и Узбекистана) назвал высыхание Арал \»планетарным кризисом\», поскольку-де ежегодный выброс в атмосферу миллиона тонн соли может стать причиной глобального масштаба катастрофы. В ходе той встречи на полном серьезе рассматривались варианты спасения погибающего Арала и вопросы оказания действенной помощи проживающего рядом с морем людей. Все это были всего лишь слова. А на деле, как потом выяснилось, руководство Казахстана думало совсем о другом. В конце ноября в Парламенте РК правительство официально озвучило свою позицию по зоне Арала. Оно заявило, что населению Приаралья предлагается постепенно переселяться в более благополучные районы.

И тогда стало понятно, почему до этого правительство весьма прохладно относилось к рассмотрению социально-экономических проблем Приаралья. Потому что не хотело, чтобы люди обманывались насчет того, что жизнь у них там, на месте, может еще измениться к лучшему. Но народ оттуда и без решения вышестоящих органов перебирается в другие края вот уже в течение четверти века.

А то, что этот процесс вызывает депопуляцию огромных пространств, на уровне принятия государственной важности решения явно мало кого волнует. При этом высокопоставленные представители правительства убеждают страну в том, что с переселением людей оттуда не следует спешить. На самом деле правительство дает понять следующее: мы хотим, чтобы вы оставили эти районы, но при этом не надеялись на нашу помощь по переезду и обустройству на новом месте.

Действительно, условия становятся все более и более невыносимыми. Помимо гибнущего Арала там, с одной стороны, брошенный бактериологический полигон на бывшем острове Барсакельмес, которого уже от суши ничего не отделяет. С другой — космодром Байконур, который после очередной аварии в районе космодрома на мысе Канаверал сделался единственным на Земле пунктом, связывающим человечество с постоянно действующей МКС (международной космической станцией). Как говорится: кому война, а кому — мать родна. К востоку от Приаральского и Челкарского районов — Мангистауская область.

На заседании правительства в ноябре 1998 года, посвященном рассмотрению ее дальнейшей судьбы, министр энергетики В.Школьник прямо заявил, что вся она, эта область, не пригодна для жизни людей. То есть он предлагал для всего населения Мангистауской области то же самое, что впоследствии правительство — для жителей Приаралья. Потом уже стало совершенно ясно, для чего тогда министерство энергетики продвигало эту идею. Последние годы “Казатомпром”, возглавляемый М.Джакишевым и курируемый от имени государства все тем же министерством энергетики, стал усиленно добиваться принятия решения по завозу и захоронению заграничных ядерных отходов в Мангистауской области.

Весь остальной Западный Казахстан — это зона варварской (по-другому тут и не скажешь, посмотрите на то, что творит на Тенгизе с серными отходами СП “Тенгизшевройл”) разработки месторождений нефти, газа и хрома. Везде при их освоении к окружающему местному населению относятся как к обузе. Так и дают понять: лучше бы их не было. Но при том, как нынче добываются природные богатства из недр в Западном Казахстане, там очень скоро абсолютное большинство территории уж точно станет непригодным для жизни. Людей осложняющиеся условия уже сейчас заставляют покидать насиженные места. А тем, кто еще упорствует и не хочет сдвигаться с места, созданы невыносимые условия. Впрочем, посудите сами.

В Казахстане больше всего бедных людей проживают в Атырауской и Мангистауской областях, хотя производство на душу населения там самое высокое по стране. Но вот парадокс. В ноябре 2005 года, по данным государственного агентства РК по статистике, среднедушевые денежные доходы населения в Казахстане (по оценке) составили 16815 тенге. При этом наиболее высокодоходными регионами республики оказались Атырауская и Мангистауская области, в которых среднереспубликанский уровень превышен, соответственно в 2,3 и 2,1 раза.

Тем не менее, именно в этих двух областях живет самое бедное и социально неблагополучное население в Казахстане. И это ни для кого не секрет. Разгадка же парадокса простая. В этих областях у людей, работающих в нефтегазовом секторе, действительно очень большая по казахстанским меркам зарплата. Особенно – у руководящего состава. Достаточно напомнить о таком факте: “Доходы компании “КазМунайГаз” только за январь–ноябрь 2005 года составили 530,2 миллиарда тенге. 11 миллиардов тенге – такой гонорар выплатили самим себе топ-менеджеры компании “КазМунайГаз” (Год в цифрах”, “Караван”, 20.01.2006 г.). Как раз в Атырауской и Мангистауской областях компания “КазМунайГаз” и работает в основном. Одним словом, имидж высокодоходности этим областям создает приезжий люд. В том числе, скажем, 60 тысяч иностранцев в той же Атырауской области. Аналогичная картина наблюдается и в Мангыстауской области. А местное население в основном бедствует. А поскольку это засушливые области, выбор методов выживания своими силами в условиях, когда все больше и больше участков выводится из традиционного хозяйственного оборота и передается в распоряжение нефтегазовой отрасли, там весьма ограничен. Поэтому огромные массы людей просто в отчаянии. Ведь всем занять место в высокодоходной нефтегазовой отрасли невозможно. К тому же там все больше нужны опытные специалисты, каковыми представители местного населения, занимавшиеся до этого в основном сельскохозяйственным трудом, не являются. Остается одно – быть очень бедными людьми в богатых, высокодоходных областях.

То есть получается так: то, что среднегодовым приростом ВВП на уровне 9-10 процентов, наблюдающимся с середины 1999 года по настоящее время, наше государство обязано едва ли не исключительно только этим двум областям, в положительном смысле никак не влияет на тамошнюю ситуацию с бедностью. В период между парламентскими (1999-2004 гг.) и президентскими (1999-2005 гг.) выборами практически все сельские жители (95,5%) Мангистауской области имели доход ниже прожиточного минимума. Также самые высокие показатели анемии были зафиксированы в этой (90%) и Актюбинской области (80%), которая является одним из таких же ведущих центров нефтедобычи, а также имеет развитую горно-добывающую промышленность.

Проходят одни выборы, вторые… А ситуация не меняется.

В общем, вопрос давно пора ставить так: беда Арала и Приаралья — это часть масштабной драмы, разворачивающейся — по воле или по согласию истеблишмента в Астане — сейчас по всему Западному Казахстану.

Новости партнеров

Загрузка...