Политические реформы или модернизация?

Источник: газета “Эпоха”

Две подряд “ударные” группы национальной интеллигенции, в первую из которых вошли “знаковые” фигуры политического толка, а во вторую – творческие деятели, обратились с открытыми письмами к президенту, содержащими одинаковую просьбу – поспособствовать регистрации партии “Настоящий Ак жол”. Сходна и аргументация: это необходимо для участия ее лидеров в предстоящих заседаниях Госкомиссии по демократизации.

Одновременно в прессе промелькнуло сообщение, что глава государства принял “оппозиционера” Алихана Байменова, и разговор был о том же самом – участии в новой НКВД.

Ну что же: реальная политика такая штука, что если та или иная организация не имеет возможности самой формировать такую политическую повестку дня, на которую приходится реагировать всем ее союзникам и оппонентам, ей необходимо, по крайней мере, быть готовой к адекватному реагированию на те политические события, которые инициируются не ею.

Президент же Назарбаев, после объявления ему 91-процентного результата на выборах, после инаугурации, после формирования старо-нового правительства и озадачивания его обновленными экономическими установками, после всего этого имеет и право, и возможность, а где-то, — и необходимость, приступить к реализации той части своей предвыборной программы, которая в его Послании народу обозначена как “Общенациональная программа политических реформ”. Правда, сразу же за этим заглавием собственно в тексте употребляется уже слово модернизация, и, конечно, совсем не случайно. Ведь если реформы – это изменения, то модернизация – это, скажем так, осовременивание все того же, имеющегося.

Впрочем, словесные ли это нюансы, или содержательные, но только как круг участников, так и повестку президентской НКВ будет определять, разумеется, сам президент, и, разумеется, в рамках того, что (без двух месяцев за год до выборов) сам же и изложил в Послании.

Причем после своих 91% меньше, чем было обещано, он выполнить, конечно, может, а вот больше – навряд ли!

Поэтому сейчас есть смысл еще раз вчитаться в те президентские строки, чтобы попытаться увидеть, чем же все-таки займется НКВД, и как далеко сможет пойти…

“Прежде всего, необходимо максимально использовать потенциал действующей Конституции” — это определяющая политическая установка. Известно, что и кандидат ЗСК, и даже уже принятый президентом бывший “соперник”, шли на выборы под политическим лозунгом принятия новой Конституции. Согласие же на участие в НКВД означает и согласие на то, что вопрос этот, по крайней мере, откладывается. Если не снимается вовсе.

Полагаю, что к этой работе должны быть привлечены все граждане Казахстана, знаковые фигуры, лидеры общественного мнения, представители элиты страны, что сделает работу максимально прозрачной и публичной.

Я не исключаю возможности приглашения для сотрудничества в качестве внешних экспертов специалистов, а также авторитетных политических деятелей как из стран западных демократий, так и динамично развивающихся государств Азии (Малайзия, Сингапур, Южная Корея, Турция и другие).

Звучит, прямо скажем, многообещающе, остается посмотреть, как это намерение будет реализовано. Кстати, сразу можно выделить два типа “знаковых фигур”, по участию или неучастию которых заранее можно будет определить, куда “пойдет” (или куда “не пойдет”) политическая реформа-модернизация. Первая – это знаковые фигуры собственно казахстанской демоппозиции, которыми (помимо уже упомянутых лидеров “Настоящего Ак жола”) безусловно являются Галымжан Жакиянов и Жармахан Туякбай. Вторая – это признанные лидеры восточно-европейской демократии, фигуры масштаба Леха Валенсы или, например, Вацлава Гавела. Разумеется, будет только полезно, если учить казахстанцев демократии президент пригласит еще и бывших корейских, турецких или малайзийских авторитетов, но если только их…

И то сказать: главу государства, обещавшего сделать обсуждение политических реформ “максимально публичным и прозрачным”, привлечь действительно “авторитетных политических деятелей”, никто за язык не тянул, что собирался — то и написал, будем надеяться.

Впрочем, такая вот строчка “В августе этого года мы проведем экспериментальные выборы акимов районов областей, городов Астаны и Алматы…” говорит о том, что президент – тоже живой человек, который, как известно, предполагает, а некто более высокий – располагает. Хотя, с другой стороны, в феврале прошлого года и сами президентские выборы как бы не упоминались. (Хотя Послание-то было явно предвыборным…)

Что ж, опять-таки только президент сможет ответить: является ли этот уже неисполненный пункт его Программы всего лишь задержкой-осечкой, или и прочие обещания будут также редуцироваться…

Следует обсудить целесообразность повышения роли обеих палат Парламента в формировании Центральной избирательной комиссии, Конституционного Совета и Счетного комитета.
Требует детальной и взвешенной проработки вопрос о механизмах формирования Правительства на основе парламентского большинства и обсуждения кандидатур министров социально-экономического блока в профильных комитетах.
Первая фраза здесь, конечно, тоже важна, но по существу это мало что меняет: поскольку сам Парламент целиком контролируется исполнительной властью, постольку и формирование ЦИК, КС и СК так же останется под тем же контролем. Вторая фраза во второй своей части уже реализована (ну и что?), что же касается идеи перехода к формированию Правительства победившей парламентской коалицией, то – да, это стало бы существенным политическим прорывом.

Если бы…

Если бы избирательные комиссии не формировались бы, исключительно односторонне, из представителей заранее известных партий-“победительниц”.

Одним словом, проблема упирается не в недостаток власти у парламента, а в недостаток в нем депутатов, на самом деле избранных избирателями, а не “отобранных” акимами, и самой президентской администрацией.

Одновременно Правительству необходимо разработать и внести на рассмотрение Парламента проекты законов, завершающие процесс разграничения полномочий между уровнями государственного управления, определяющие систему местного самоуправления в Республике Казахстан. Кроме того, Правительству следует разработать Государственную программу поддержки развития местного самоуправления в Казахстане. И только после этого можно будет окончательно внедрять местное самоуправление в нашей стране.

На наш взгляд, это самый многообещающий пункт, хотя и самый трудноисполнимый.

Дело в том, что сейчас органы именно государственной местной власти опущены вниз до уровня сельских округов и крупных сел-аулов, и между ними распределены-расписаны все функции и ресурсы, большая часть из которых, на самом деле, относится не к государственному, а местному самоуправлению. Да, на уровне ниже районов вопросы решаются плохо, почти совсем не решаются, но это – максимум, до чего способна дотянуться государственная вертикаль со своими полномочиями и ресурсами, спускаемыми сверху-вниз.

Ниже, конечно, тоже есть куда опускаться: в Казахстане есть еще пять-шесть тысяч малых поселений, для которых даже аким сельского округа – это живущий где-то вдалеке начальник. Но устраивать самоуправление только там – значит заранее погубить все дело. Если же поднимать его до более крупных поселений, тогда придется отбирать полномочия и ресурсы у уже укоренившейся там низовой госбюрократии. Которую, как свою клиентуру, будет яростно (исподтишка) отстаивать районные администраторы. А тех – области.

На такую борьбу нужна огромная политическая воля, а у кого она есть?

Итак: то, что Госкомиссия состоится, кто-то в ней станет заседать, и о чем-то говорить, — это ясно. Не ясно только, станет ли конкретным итогом этих разговоров то, что можно будет назвать “общенациональными политическими реформами”. Или, хотя бы, “модернизацией”.

“Эпоха” 3.02.06г

Новости партнеров

Загрузка...