Сауат Мынбаев и перо серой жар-птицы

Источник: газета “Эпоха”

Если читатель помнит, мы еще до объявления выборов высказывали предположение, что послевыборным премьером может стать Сауат Мынбаев. И именно потому, что из всех высокопоставленных правительственных долгожителей он наиболее “никакой”. Поэтому когда наш протеже вообще не вошел в состав нового кабинета, мы несколько расстроились. Не подумайте, — не от обиды за наши провидческие способности, а из опасений, что тем своим добрым словом навредили хорошему человеку.

Траур наш, однако, длился недолго и закончился с выходом в свет указа о создании госхолдинга “Самрук”, коим глава государства реабилитировал и наш sinoptikus и нашего выдвиженца.

Вы, конечно, можете спросить: чем это пост исполнительного директора какого-то госхолдинга престижнее поста премьера? И мы вам ответим – всем!

Ведь чем сейчас является премьер у себя в правительстве? Он является дежурным по “текучке” при своем же первом (и единственном) заместителе, который даже не через его голову, а просто – мимо него, поставлен президентом осуществлять руководство министерствами-ведомствами и общей правительственной стратегией. Но, суть даже не в этом. Суть — содержания текста в том, что становится сейчас основным в стратегии правительства. Если вы попросите нас одной фразой изложить эту суть, у нас получится вот что: всячески, со всех сторон и резко увеличить присутствие государства в экономике. Вообще-то говоря, крупицы этой мысли рассеяны по всему президентскому тексту, но мы не поленились их собрать, и у нас получилось вот что:

Мы должны не только добывать нефть и газ, а должны превращать страну в нефтесервисный кластер по примеру Норвегии. Государство должно поддержать расширение деятельности наших нефтяных компаний в стране и за рубежом.

Можно сформировать несколько крупных региональных холдингов, сочетающих общественные интересы и прибыльную деятельность. Такие частные корпорации с государственным участием – Фонды или Корпорации Социального Развития и Предпринимательства региона – могут управлять активами, инициировать проекты и привлекать дополнительные инвестиции в интересах развития региона.

Мы не можем позволить себе “списать” работающие нерентабельные предприятия. Но и финансировать их “ради принципа” — это расточительство. Потенциально перспективные предприятия должны стать основой для развития новых бизнесов. Правительство обязано рассмотреть возможность участия в кризисном управлении таких предприятий. И, если нужно, рассмотреть целесообразность выкупа определенных предприятий и их передачи под управление сети Социально-предпринимательских корпораций.

Необходимо выбрать несколько сырьевых и энергетических отраслей экономики, в которых Казахстан может иметь конкурентные преимущества на мировых рынках, и направить целевую государственную помощь на их развитие с участием частного предпринимательства.

Государство должно будет предоставить благоприятные условия для этого, и в некоторых случаях напрямую инвестировать необходимые средства в рамках всего производственного цикла через специализированные государственные корпорации.

Спрашивается: а через какие конкретно организационные формы правительство только и способно реализовать все такие предначертания Ел басы?

Ну, конечно, прежде всего, через остающиеся в прямой государственной собственности национальные компании, а также через участие в управлении тех бизнес-корпораций, в которых государство сохранило (и собирается увеличивать) свои пакеты акций.

Получается, что внутри правительства первый вице-премьер отобрал у своего шефа всего лишь полномочия, а вот вообще не входящий в правительство госхолдинг забирает у него нечто более важное – стратегическую дееспособность.

И вы знаете, сакральная глубина этого организационного решения мистически красиво накладывается на древнюю символику, зашифрованную в названии госхолдинга.

Официальные СМИ не забыли упомянуть, что у казахов существует легенда, согласно которой самрук — это птица, умеющая говорить человеческим языком и несущая золотые яйца в кроне сказочного дерева байтерек. Она охраняет спокойствие и благополучие народа.

Красиво, правда? И рождает разные аналогии насчет спокойствия народа, человеческого языка и золотых яиц. А поскольку в Астане еще за пару лет до рождения этой замечательной птицы-холдинга заблаговременно вырос “Байтерек”, то и название “Самрук”, надо полагать, выбрано было со смыслом, и не вчера. Впрочем, птица Самрук старше не только правительства Ахметова и самой Астаны (и первого срока нашего президента), но и даже ворона, живущего, как известно, триста лет.

В дореволюционных узбекских дастанах тезка Самрука – птица Симург оказывала героям-батырам те же услуги, которые ныне предоставляют “Эйр Астана” и “Казахстан Темир жолы” — перевозила их на дальние расстояния.

А много, много раньше жил гигантский пес Сэнмурв, с крыльями и рыбьей чешуей, обитавший на мировом дереве (это к вопросу о разделении трех сред обитания и трех ветвей власти, а также необходимости строительства в Астане храма всех религий).

Значительно позднее, примерно во времена Чингисхана, перс Аттар увековечил Симурга в поэме “Язык птиц”, которую Алишер Навои уже в пятнадцатом веке сделал достоянием и тюркской классической лирики тоже.

Не просто красивая, но и весьма нравоучительная легенда: обитающая на опоясывающей мир круглой горе царь-птица Симург (которую никому не дано ни разглядеть, ни постичь ее сути) обронила над Китаем (уж не в районе ли будущего Сингапура?) свое перо, озарившее все светом искусства и познания. На ее поиски, дабы избавиться от тягот жизни, отправились местные птахи, преодолели семь преград и семь испытаний, не все их выдержали, осталось только тридцать (“си” по-персидски – тридцать, “мург” – птица).

Добравшись же до цели, нашли они там не птичье гнездо, а президентские чертоги, и открылась им та истина, что все они – каждая в отдельности, и все вместе, в единстве с просвещенным правителем – и есть желанный народу совокупный Симург.

Мы не знаем, все ли в Администрации читают Навои в подлиннике, но читатель может сам извлечь все нужные аналогии, как заранее просчитанные в “Ак орде”, так и нечаянно наложившиеся. Единственно, где не стоит рассчитывать на нашу подсказку, так это в вопросе, из чьего все же хвоста выпало чудесное перо, несущее народу свет спокойствия. Этот вопрос как в мистических сумраках средневековой поэзии, так и в лучах астанинского Байтерека для нас самих так и остался непросветленным.

Мы, впрочем, не одиноки: уже переназначенный премьер Ахметов именно финансы нацкомпаний назвал наиболее серой стороной республиканского бюджета.

Ну что же, Сауату Мынбаеву, как герою любимых всеми нами народных сказок, уже досталось в руки, по крайней мере, перо нового госхолдинга с жар-птичьим именем “Самрук”.

Перо – в том смысле, что согласно президентскому указу, ему еще только предстоит прописать как набор нацкомпаний в это новое создание, так и то, чем птица-холдинг будет заниматься-кормиться.

То есть, какие яйца она понесет, и чем будет проливать свет на ту самую серую правительственно-финансовую область.

Заранее ясно, что до тридцати-единой сущности госхолдинг явно не дотянет, поскольку нацкомпаний официально всего двенадцать, из них правительство пока сулит Мынбаеву меньше половины. Да он, похоже, и сам больше не просит.

Но хоть с этими компаниями ему непременно должно повезти, как в сказке. Хотя бы потому, что в старых сказках герой-счастливчик (судя по приставке к его имени) достигал цели даже не имея обязательного в наше время среднего образования. Тогда как наш герой имеет диплом МГУ.

Удачи ему!

“Эпоха” 10.02.06г

Новости партнеров

Загрузка...