“Майданы” должны произойти в головах

К вопросу о будущем казахстанской оппозиции

Обратите внимание, как сегодня все критикуют оппозицию за ее “проигрыш” на президентских выборах. Лидеры не те, тактика не та, говорили не то. И каждый дает советы, как нужно было сделать, что говорить, куда двигаться. Все знают, что должна была делать оппозиция, но никто не знает, что должны делать они сами. Поприсутствуйте на бесконечных конференциях и круглых столах с участием лидеров НПО, журналистов и политологов. Все они в один голос говорят о том, что общество должно меняться и что для этого должны делать оппозиция и власть. При этом никто из этих умно рассуждающих не видит себя в этом процессе. Все однозначно позиционируют себя в качестве сторонних наблюдателей над тем, что делает, с одной стороны, власть, с другой — оппозиция. И здесь во весь рост встает вопрос о политическом иждивенчестве нашей общественности, о ее отстраненности от политического процесса, о стремлении быть “над схваткой”.

Большинству не нравится власть с ее авторитарными замашками и наступлением на права и свободы, и они готовы в меру критиковать эту власть. Но в той же степени им не нравится и оппозиция с ее не внушающими доверия лидерами и невнятными (на их взгляд) политическими лозунгами. Большинство вообще очень критически оценивает политиков, считая, что в основе их деятельности лежит корысть. Мол, что власть, что оппозиция – все одно. Первые озабочены, как им сохранить власть, а вторые – как ее заполучить.

Можно долго спорить о том, кто более несимпатичен обществу: власть или оппозиция. Как правило, в этом споре теряется главное – позиция самих лидеров НПО, журналистов, политологов. Короче, всех, кто формирует общественное мнение в стране, от кого напрямую зависят умонастроения социально активной части населения.

А что если забыть про оппозицию (делающую все не так) и перестать питать иллюзии насчет демократических пристрастий власти. Что если попробовать самим стать полноценными участниками процесса “изменения общества”. Бог с ними, с властью и оппозицией. Почему общество должно уповать на них? Откуда эта установка, что этим должна заниматься оппозиция? Кто сказал, что это может сделать власть? Вообще, откуда этот стереотип, что судьбы отечества – это удел политиков, а все остальные должны быть “над схваткой” и, в лучшем случае, зарабатывать на этом деньги?

Типичная потребительская психология. Помните: “Мы не против колхозов, но не в нашем селе”? Так и сегодня: “Мы не против демократии, но при чем здесь мы?” Вон, мол, есть оппозиция, власть – пусть они этим занимаются. А мы здесь, в лучшем случае, критики и советчики, в худшем – статисты и массовка.

В Казахстане порядка двух тысяч действующих НПО. Это несколько тысяч активистов третьего сектора, призванных продвигать идеалы демократии и гуманизма. Но практически все они тоже “над схваткой”. Не в том смысле, что не лезут в политику (это и не требуется), а потому что им, по большому счету давно уже наплевать на продвижение демократии в этой стране. Их задача скромнее – получать гранты и их освоить в строгом соответствии с требованиями. Их нельзя назвать бездельниками. Большинство из них честно работают, отрабатывая гранты, порой с энтузиазмом и самоотверженностью. Кто-то занимается благотворительностью, кто-то помогает простым людям защищать их права, кто-то защищает экологию. Делают нужное и очень благородное. Проблема только в том, что демократии от этого в стране не становится больше.

Вроде бы все при деле: проводятся различные мероприятия, пишутся красивые методички, составляются умные отчеты, активисты кочуют с конференции на конференцию – в общем, ощущение того, что процесс идет успешно. Но вся эта “успешность” измеряется количеством проведенных конференций и охватывает примерно 500 активистов НПО. А рядом живут миллионы казахстанцев, которые даже понятия не имеют об этой “успешной” деятельности. Жизнь сама по себе, а НПО – сами по себе. И они никак не пересекаются.

Возникает вопрос – для чего все это? Если для “поддержания штанов” местной интеллигенции и освоения выделяемых грантов – то цель вполне достигается. Если для формирования гражданского общества и демократического сознания у населения – то результат не наблюдается. Напрашивается сравнение казахстанских НПО с вагоном стоящим на путях, который сидящие в нем старательно раскачивают, создавая иллюзию (в первую очередь у себя) движения. И что характерно, сами сидящие в вагоне уже так привыкли принимать раскачивание за движение, что искренне считают, что так и должно быть. Но так можно еще лет триста раскачиваться, оставаясь на месте и изображая движение к демократии и открытому обществу. Лишь бы деньги платили.

Кому же в этой стране нужна демократия? Власти? Оппозиции? Грантодателям? НПО? Тем, кого принято называть общественностью? На словах всем. Но на деле все выглядит более чем странно. Власть предлагает не торопиться и подождать до лучших времен. Оппозиция полагает, что может построить демократию хоть завтра, сама и без участия гражданского общества. Грантодатели дают гранты, не задумываясь об их результативности. НПО, позабыв о своей миссии, имитируют процесс. Общественность находится в роли стороннего наблюдателя.

По сути, все самоустранились. Где они, реальные провайдеры демократии? Все разговоры о демократии – не больше, чем сотрясание воздуха и бесконечное переливание из пустого в порожнее. Прошедшие президентские выборы – хорошая встряска для общественного сознания. Это замечательный повод для переоценки стратегических задач оппозиции.

В этой связи есть ощущение, что до лидеров нынешней оппозиции (пока не до всех) дошло, что сами они в одиночку, без поддержки общества – не оппозиция, а всего лишь группа политиков, претендующих на власть. События последнего года показали, что схема “были бы деньги, все остальное купим” в политике не работает. Нужны идеи, нужны люди их несущие, нужна работа “за человека”. Большая, кропотливая, самоотверженная. И не столь принципиально, как это делать: в рамках партийной деятельности или через общественные организации. Принципиально важно, чтобы эта работа началась.

Важно, чтобы идея демократического мессианства стала достоянием части общества и эти люди уже в качестве провайдеров демократии или даже, если хотите, ее проповедников несли эти идеи в народ. Это может быть основой партийной работы, это может стать направлением деятельности НПО, это может быть обычная лекторская работа, деятельность дискуссионных клубов, проведение постоянно действующих семинаров. Все что угодно, – важно, чтобы это делалось.

Оппозиция – это не просто команда противников власти, организационно оформленная, спаянная дисциплиной и получающая зарплаты. Такая команда, даже насчитывающая несколько тысяч, – всего лишь коллектив единомышленников, занимающихся продвижением своего кандидата в парламент или в президенты. Даже если это делается под демократическими лозунгами — это всего лишь политический PR- проект. По большому счету — это еще не оппозиция. Оппозиция в ее общественно-политическом значении появляется тогда, когда оппонировать власти начинает само общество. Реальная оппозиция, как это ни парадоксально звучит, начинается с негативного общественного мнения о существующей власти. Это когда люди плюются от возмущения, смотря “Хабар”. Когда президент страны вызывает общее раздражение, а лидеры оппозиции пользуются уважением и симпатией.

Серьезное оппонирование власти возможно тогда, когда люди в автобусах, на остановках и на базаре встают на сторону тех, кто не согласен с властью. Если этого нет, то в стране отсутствует социальная база для политической оппозиции, и, соответственно, всякое оппонирование оказывается элементарным диссидентством. В этом случае – два пути: либо противники власти все это формируют сами, занимаясь работой по политическому образованию населения, либо ждут, когда все само собой вызреет, занимаясь PR- проектами по продвижению своих людей во власть.

“Узок круг этих людей, страшно далеки они от народа” – эти слова, сказанные в адрес декабристов, как никогда актуальны для нашей ситуации. Справедливая критика недостатков власти и правота провозглашаемых демократических идей – этого абсолютно недостаточно, чтобы под знамена оппозиции встали многие.

Людям чужда политика, большинству она даже претит. Сами в политику люди не придут – с ними нужно работать, образовывать, обучать, разъяснять, доказывать, убеждать. Вот это и есть реальная политическая работа. Все остальное — в лучшем случае оформление результатов этой работы. Собрания, митинги, выборы, акции протеста – это, так сказать, результатирующая часть, демонстрирующая успешность (или неуспешность) работы среди населения.

Казалось бы, очевидные вещи, но они либо не понимаются, либо понимаются, но не воспринимаются. И в результате мы имеем то, что имеем. Митинги – по принципу “сами говорим, сами слушаем”, прессу – по принципу “сами пишем, сами читаем”, встречи с избирателями по принципу “агитируем тех, кто нас поддерживает”. В результате вся оппозиционная работа превращается в перманентную тусовку единомышленников, куда остальным гражданам дорога заказана. Сегодня оппозиция – это особый мир, который практически никак не пересекается с жизнью основной массы населения. Оппозиция живет своей интересной и опасной жизнью, а все остальные граждане – своей.

Думаю, что осознание этого было бы невозможно без опыта предвыборной борьбы 2005 года. Повторюсь, есть уверенность, что опыт прошедших выборов позволит лидерам оппозиции переосмыслить концепцию своей политической деятельности и, соответственно, выстроить совершенно иные приоритеты в борьбе за власть. Если это произойдет, то можно прогнозировать, что в Казахстане начнется новый этап политической борьбы. Перенос акцента с противостояния с властью на борьбу с гражданской индифферентностью и политической безграмотностью масс, на формирование демократического сознания может положить начало формированию социально-политических основ реальной оппозиционности казахстанского общества существующему политическому режиму. В повестку дня должны встать вопросы революции сознания. “Майданы” должны произойти в головах людей.

Уверен, что это найдет свое отражение в работе целого ряда неправительственных организаций, а также может привести к идеологической переориентации части интеллигенции, находящейся ныне “над схваткой”. Также можно предположить, что, в случае успешности указанной работы оппозиции (роста оппозиционных настроений в обществе), будет меняться и позиция власти, которая вынуждена будет более серьезно относиться к оппозиции. Эта власть уважает только силу. Поддержка оппозиции со стороны общества заставит власть пойти на равноправный политический диалог с оппозицией. И только тогда появятся возможности реализовать желание конструктивного крыла казахстанской оппозиции: подталкивать режим Назарбаева к политическому реформированию нынешней системы.

respublika.kz

10.02.06г

Новости партнеров

Загрузка...