“Вчера Заманбек, сегодня Алтынбек. Кто завтра?”

Длинная очередь, которую, несмотря на пронизывающий до мозга костей холод, отстаивали те, кто хотел по-человечески попрощаться с погибшим…

15 февраля 2006 года, в Алматы, в здании Академии наук РК и затем перед ним состоялось прощание с погибшим три дня назад известным политиком, долгое время работавшим на министерских постах, одним из основных идеологов демократических сил, сопредседателем партии “Настоящий “Ак жол”, членом президиума демократического движения “За справедливый Казахстан”, Алтынбеком Сарсенбаевым.

Надо сказать, что в такой ситуации всегда ощущаешь что-то довлеющее и тревожное. Вокруг серые, печальные лица, кто-то нет-нет, да и прижмет к лицу руки, платки… Горе. Его нельзя подделать. По крайней мере, можно отметить, что те, кто прошел через зал, где было тело, не пытались бравировать, а действительно скорбели о безвременно ушедшем, еще молодом человеке.

Длинная очередь, которую, несмотря на пронизывающий до мозга костей холод, отстаивали те, кто хотел по-человечески попрощаться с погибшим. Затем переход через уникальное в своем техническом сооружении фойе, где шаги отдаются гулко и многократно повторяющимся эхом звучат в унисон бьющемуся где-то у горла сердцу. Медленно вместе с большой толпой поднимаешься по лестнице на второй этаж. Кто-то уже принял на грудь, пытаясь подбодриться или поминая покойного; кто-то не скрываясь и ничего не стыдясь, плачет; кто-то наоборот украдкой вытирает дорожки сбежавших слез; кто-то угрюмо рассматривает рядом идущих… На панихиду по Алтынбеку Сарсенбаеву пришли представители дипломатических миссий европейских стран, международных и зарубежных организаций. Многие из оппозиционеров обратили внимание на стоявшего в зале г-на Балгимбаева и подошедшего к телу Алихана Байменова. Были и представители из городского акимата. Народу было очень много и все сливались в какую-то безликую однообразно серую массу.

На втором этаже, в общем зале тоже стояли люди. Журналисты выполняли свою работу, а встретившиеся друг с другом знакомые вполголоса обменивались впечатлениями и последними новостями. Чаще всего слышались слова соболезнования и участливый вопрос “Как ты?”.

Наконец зал, где находится он. Люди молча, иногда что-то негромко шепча, проходили мимо. Общую толпу от места, где находится тело, покрытое зеленым ковром и живыми цветами, разделяли дежурившие в тот момент соратники Алтынбека Сарсенбаева. С того места, где проходила основная масса народа, была видна лишь небольшая часть лица погибшего. Впрочем, можно было подойти и поближе, постоять, попрощаться и возложить цветы. Между тем люди медленно двигались непрекращающимся потоком. Вновь попадая в него, вместе со всеми выходишь вновь на улицу. Где тоже стояли люди, вышедшие на свежий воздух немного раньше. Некоторые все же уходили, ссылаясь на неотложные дела. Но основная часть пришедших на панихиду людей, разбившись на небольшие группки, осталась. Они ждали выноса тела и митинга.

Конечно, всегда, когда происходит такое событие, район оцеплен полицией. Во избежание нежелательных беспорядков это действительно правильное решение. Однако, видимо, чувствуя некоторую неудобность, неуютность, полицейские стояли в отдалении. Не исключено, что среди общей массы людей ходили и те, кто (кроме журналистов) вынужден по долгу службы присутствовать на таких печальных мероприятиях. Но в целом их не было заметно. Впрочем, присутствие этих людей тоже вполне понятно, поскольку после панихиды предполагалось проведение митинга. Да еще кто-то пустил слух о том, что во время прощания может произойти что-то вроде террористического акта. Видимо, поэтому, когда кто-то забыл на бордюре коричневато-желтый кожаный портфель, оказавшиеся рядом поспешили отойти от него подальше. И в месте, где вначале стояло довольно большое скопление людей, после чьего-то вопроса: “Чей портфель?”, образовалась своего рода пустота. Но это частный случай и довольно незначительный, поэтому, возможно, мало кто обратил на него внимание. Кстати, среди людей, ожидающих начало митинга, прошел еще один слух о том, что якобы началась зачистка тех, кто причастен к смерти Алтынбека Сарсенбаева и его охранников. Поводом для этого послужила информация о том, что днем раньше в Бостандыкском районе произошло еще одно до невероятности наглое и жестокое убийство. На сей раз трое молодчиков в упор расстреляли бизнесмена сидевшего в своей машине.

Как бы то ни было разговоров было очень много. Но естественно, больше всего людей интересовало: новые версии произошедшей трагедии, кто стоит за смертью Алтынбека Сарсенбаева и как поведут себя власти.

Наконец, митинг начался. Тут же откуда-то появились оппозиционеры державшие в руках фотографии погибших за последнее время людей (Асхата Шарипжанова, Батырхана Даримбета, Оксаны Никитиной, Заманбека Нуркадилова, Алтынбека Сарсенбаева) и ярко желтые плакаты с надписями: “Алтынбек с нами. Нас не запугать!”, “Нет кровавой “демократии” режима!”, “Кет! Кет! Кет!”, “Вчера Заманбек, сегодня Алтынбек. Кто завтра?”, “Убийц Алтынбека к ответу!”.

Став перед телом, близкие и соратники погибшего политика рассказали собравшимся людям о том, каким они знали Алтынбека Сарсенбаева. Вначале лидер движения ЗСК Жармахан Туякбай довольно подробно рассказал образовавшим большой полукруг людям биографию Алтынбека Сарсенбаева. Затем стали выступать другие соратники оппозиционного политика.

Кстати, среди пришедших на митинг были и те, кого называют просто любопытными. Дело в том, что за два дня до прощания с Алтынбеком Сарсенбаевым агитаторы от оппозиционных партий в людных местах раздавали листовки в которых рассказывалось о том, кем был и чем занимался Алтынбек Сарсенбаев. А также – когда и где состоятся панихида и митинг. Надо сказать, что если во время прощания в общей массе чувствовалась какая-то заинтересованность и даже скорбь, то уже на митинге это ощущение пропало. Поскольку представители оппозиции в основном стояли ближе к выступающим. А так называемые любопытные расположились немного дальше и как бы со стороны наблюдали за происходящим. В их позах и разговорах не было ни сочувствия, ни чего-то подобного. Просто любопытство и даже где-то ожидание развлечения. Приведу лишь небольшой пример, как двое мужчин средних лет, стоявших неподалеку от плакатов, перебивая друг друга, тыкали пальцами в выступавших в этот момент лидеров оппозиции. “Смотри, смотри, — говорил один подталкивая другого локтем в бок, — это же тот самый Жакиянов”. “Ага, — не унимался другой, — а рядом Абилов стоит и Жандосов. О! Абилов плачет. А вон их главный — Туякбай. Ну, вон тот самый, который…”. Были и такие, кто откровенно осуждал организованный оппозицией митинг. В частности, лидер партии “Атан-Казахстан” небезызвестный Амантай-кажи отметил, что данное мероприятие не соответствует мусульманским обычаям и законам шариата.

Впрочем, надо сказать, что резких выступлений практически не было. Одно-два острых замечания наиболее радикальных не особенно выделялись из общего потока скорбных слов. Еще раз были озвучены требования, которые выдвигают демократические силы, обращаясь к властям и непосредственно к президенту Назарбаеву. В общем, по словам одного из общественных деятелей, присутствовавшем на митинге, все прошло вполне цивильно, грамотно и без каких либо нарушений закона и эксцессов.

Когда митинг закончился, несмотря на то, что рядом стояли автобусы, было принято решение (которое озвучил Булат Абилов) организовать небольшое шествие: от здания Академии наук РК, расположенного на пресечении улиц Валиханова-Шевченко, до улиц Калдаякова (бывшая ул. 8 марта) – Богенбай батыра (бывшая ул. Кирова). В общей сложности около 8 кварталов. Интересно, что полицейские быстро среагировав на происходящее, и, видимо, получив разрешение, стали помогать оппозиционерам. Улица Ленина одна из самых оживленных. Но по ней с телом своего соратника на плечах шли оппозиционеры. Надо было видеть заинтересованность на лицах людей, выглядывавших из стоявших машин, автобусов, окон домов и провожавших взглядом похоронную процессию. В городе такое было впервые. Впрочем, как и, наверное, само совершенное убийство, которое многие расценили именно как имеющее политическую мотивацию.

В заключение, возвращаясь на два года назад к самому началу, когда только-только заговорили о политических заказных убийствах, хотелось бы обратить внимание на некоторую странность. Напомню, летом 2004 года, когда погиб журналист Асхат Шарипжанов, стало известно, что в тот день он взял два интервью: у Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева. В прошлом, 2005 году, не стало эпатажного Заманбека Нуркадилова, а в этом – и крайне осторожного Алтынбека Сарсенбаева. Понятно, что выводы как и версии можно сделать очень разные. Однако факт, как говорил барон Мюнхгаузен, самая неоспоримая вещь на свете.

Новости партнеров

Загрузка...