Выдержки из различных интервью Алтынбека Сарсенбаева. Часть 2

Начало: Часть 1.

***

У Татьяны ДЬЯЧЕНКО, которая уговорила своего отца передать власть другому человеку еще до завершения срока своих полномочий, хватило ума для того, чтобы самой открыто не лезть в политику. Даже несмотря на то, что она интеллектуально развита, обладает сильными лидерскими качествами, она не пошла на ведение своей “игры”. Ее подключение в большую политику означало бы неудачный конец всей ельцинской эпохи, да и сам ЕЛЬЦИН вряд ли сегодня смог бы стать почетным пенсионером СНГ. Общеизвестно, что чем круче авторитаризм, тем страшнее его крушение и конец. Как говорил Сэмюэл КОЛЬРИДЖ: “В политике то, что начинается страхом, кончается обычно безумием”.

На мой взгляд, нашему президенту не нужно искать никаких преемников. Ему нужно самому завершить все конституционные преобразования, сформировать нормальное общество, которое сможет само выбрать своего нового лидера. Только такой “общественный продукт” может быть гарантом стабильности. В условиях Казахстана от “преемников” нет никакой гарантии…

05.03.04

***

В данном случае нам нужно глубже переосмыслить личностную драму, если хотите, трагедию постсоветского руководителя. ШЕВАРДНАДЗЕ как раз и является классическим образцом такого руководителя. Он — бывший крупный советский государственный деятель, который, исходя из своего своеобразного жизненного опыта и представлений, пытался управлять государством в условиях современности.

Давайте вспомним, как был изгнан из страны президент Звиад ГАМСАХУРДИА. Законно избранный, кстати, президент. Я не думаю, что его отравление в изгнании — явление случайное и что Шеварднадзе не имел к этому никакого отношения. Когда все это случилось, в Грузии произошли волнения. Но ситуация потом вроде стабилизировалась. Эдуард Амвросиевич полагал, что народ забудет произошедшее.

Затем Шеварднадзе расправился со своими ближайшими сподвижниками — КИТОВАНИ, ИОСЕЛИАНИ, СИГУА, людьми, которые его, собственно, и привели к власти. Это тоже вызвало недовольство в обществе и элитных кругах. Но ситуация вроде бы заглохла, и Эдуард Амвросиевич опять подумал, что народ и это проглотил. Я даже помню, что в те годы ходил анекдот, что любимой пословицей Шеварднадзе является “Друг должен сидеть в тюрьме”…

Затем из страны были изгнаны такие видные государственные деятели и оппозиционеры, как ГИОРГАДЗЕ и другие. Шеварднадзе считал, что это тоже сошло ему с рук. Затем он сделал ставку на молодых политиков вроде Михаила СААКАШВИЛИ, Зураба ЖВАНИЮ, Нино БУРДЖАНАДЗЕ. Когда же они начали требовать, чтобы он, наконец, призвал к порядку членов своей семьи и начал бороться с коррупцией, Шеварднадзе их отдалил. Вроде опять получилось.

То есть в качестве руководителя государства Шеварднадзе двигался не по пути решения проблем, а по пути их консервации. Он не консолидировал элиты, а разрушал их. Постоянно рубить “гордиевы узлы” невозможно, иногда нужно садиться и распутывать их. Он забыл одну простую вещь: такие действия до определенного периода народом проглатываются, но ни в коем случае не забываются! История Шеварднадзе — это история многочисленных предательств. Недаром его называли “белым лисом”. Он предал всех. Трагедия Шеварднадзе заключается именно в этом.

05.03.04

***

Главный урок: нельзя усугублять проблемы страны путем постоянного маневрирования для решения текущих тактических задач. В случае Шеварднадзе весь “протестный пар”, который копился в течение многих лет, в одночасье выплеснулся во время ноябрьских выборов прошлого года. Кстати, еще одной его тактической ошибкой было то, что для решения возникающих проблем он начал “прислоняться” к лидеру Аджарии Аслану АБАШИДЗЕ. Тут от него отвернулись даже западные политики, которые имеют свои геополитические и экономические интересы на Кавказе.

Самой большой ошибкой Шеварднадзе стало то, что за долгие годы управления страной он не решил до конца ни одну важную проблему — ни в экономике, ни в политике. В результате он потерял нравственный авторитет и моральное право управлять страной. Народ и элита отвернулись от него. Та же влиятельная грузинская творческая интеллигенция, которая имеет большое влияние на общество, в критическую минуту промолчала и даже выступила против него…

05.03.04

***

Знаете, у меня достаточно специфические отношения с Заманбеком Калабаевичем. В конце 80-х — начале 90-х годов, будучи главным редактором газеты “Оркен-Горизонт”, я был депутатом Алматинского горсовета. Заманбек Нуркадилов в то время был председателем горисполкома. Тогда, собственно, мы с ним и познакомились. Он помог мне решить мои бытовые вопросы и получить трехкомнатную квартиру. Когда президент интересовался моей кандидатурой, Нуркадилов дал обо мне хорошие отзывы. Когда он ушел в отставку и находился в опале, я и Марат Тажин были одними из немногих, кто посещал его дом. Когда же он написал свою книгу, я, будучи министром печати, честно признаюсь, использовал свое влияние на издателя, с тем чтобы он “смягчил” те страницы книги, которые были связаны с именем президента. Я понимал, что если книга выйдет в первоначальном виде, то их отношения уже испортятся окончательно.

Потом, когда он стал депутатом Мажилиса, акимом Алматинской области, уже испортились наши с ним отношения. Думаю, что в этом виноваты не наши с ним человеческие амбиции, а разность принципов и подходов в организации работы и выполнении своих функциональных обязанностей. Я считаю, что Заманбек Нуркадилов был представителем старшего поколения, сформировавшегося в условиях прежней советской системы. Для меня, например, были совершенно неприемлемы экстравагантные подходы Заманбека Калабаевича. Поэтому иногда мнения и действия, мягко говоря, не совпадали. Иногда выяснение отношений доходило до президента. Бывало, что Нуркадилов требовал моей отставки. В общей сложности я не общался с ним около пяти лет, тем более после моего отъезда в Москву.

Я неоднократно высказывался о нем, когда он был акимом области и одной из влиятельных фигур в стране. А сейчас не хочу подключаться к стае шакалов, которые пытаются всячески ущипнуть и укусить человека, ушедшего с высокого поста. Я это называю синдромом шакалов. Нельзя развивать и насаждать шакализм в Казахстане. Никто не вечен. Когда-нибудь эта стая шакалов может наброситься и на тех, кто их сегодня науськивает.

08.04.04

***

Мы уже закончили основные экономические реформы. Идет рост ВВП, снижается острота многих социальных вопросов. По крайней мере, власть об этом говорит каждый день. И в этой ситуации закрепощать социальную энергию людей, проводить нечестные выборы непродуктивно. Более того, это может иметь весьма тяжелые последствия именно для власти. Если предстоящие выборы пройдут так же, как и выборы в маслихаты, то люди поймут, что честные выборы не дает проводить именно нынешнее руководство страны. И люди придут к выводу, что при нынешнем руководстве невозможны честные и справедливые выборы в принципе. И тогда они начнут соглашаться с необходимостью смены именно этой власти. Неизбежно начнется консолидация демократических сил, которые смогут бросить вызов действующему президенту и достойно оппонировать ему. Если осенью власть еще раз обманет общество, то повестка дня 2006 года сильно изменится. В этом случае, думаю, оппонентами президента будут не Энгельс Габбасов и ему подобные. Но если будут проведены честные выборы, будет сформирован плюралистический парламент, дистанция между президентом и демократическими силами будет сокращаться, и это позволит объединить усилия для дальнейшей модернизации Казахстана.

08.04.04

***

До сих пор народ Казахстана не был избалован честными выборами, развитостью демократических институтов, поэтому он попросту не может “устать” от демократии. Именно недостаток демократии сделал технический вопрос о принятии законопроекта о выборах политическим! Хотя на самом деле Закон о выборах — это не вопрос демократии, это вопрос элементарной порядочности и честности, прежде всего для власти. В Казахстане сейчас вопросы развития демократии не рассматриваются как политологические изыски. Казахстанцы рассматривают демократию как честность и ответственность власти перед народом. Демократия для нашего народа — это вопрос элементарного выживания. Почему? Потому что это вопрос правильного распределения национального богатства, и прежде всего — нефтяных доходов. Только прозрачная политическая система позволит сделать так, чтобы простому человеку что-то перепало от многомиллиардных сделок. А пока что ежегодный рост ВВП никак не отражается на благосостоянии большинства казахстанских семей. Народ — сам по себе, ВВП — сам по себе. Не роскошь ли для государства держать около 4 миллиардов долларов за рубежом через Национальный фонд, когда страна является одним из лидеров по уровню заболеваемости туберкулезом в мире? И когда из-за отсутствия элементарных медицинских учреждений в аулах люди умирают от элементарных заболеваний. Когда больше половины населения испытывают проблему с самым необходимым — чистой питьевой водой. Когда образование становится недоступным и некачественным для значительной части молодежи. В этой ситуации происходит дикая урбанизация в стране, а маргинализация населения приобретает угрожающий характер. Эти вопросы не будут решаться системно, пока не будет изменен принцип формирования и ответственности власти. Пока у нас идет абсолютное головокружение от относительных успехов в экономике, обусловленных высокими ценами на нефть и сырье.

А потребность в демократии, проведении честных выборов, политических реформ сидит в наших людях. И чем больше наши сограждане будут задаваться вопросом: “Почему мы так живем?”, – чем чаще они будут сталкиваться с недостатками политической системы в повседневной жизни, тем больше будет социальная база демократии и демократических партий. И они, поверьте, еще свое слово скажут.

08.04.04

***

Я считаю, что продвижению политических реформ мешает вовсе не то, что не сделано в экономике. Мешает уже сделанное в экономике, но сделанное неправильно! Я имею в виду левые схемы по приватизации промышленных гигантов и крупнейших месторождений. Именно поэтому многие нынешние активные экономические игроки, которые формируют значительную часть ВВП страны, которые получают баснословные барыши в результате таких левых решений и схем, сегодня являются активными противниками и тормозом в проведении политических реформ. Сможет ли сегодня кто-нибудь из членов правительства объяснить обществу, как, например, в свое время был приватизирован ряд металлургических предприятий? В свое время говорили, что их отдали иностранцам, а сегодня выясняется, что среди собственников этих предприятий таковых нет вовсе! Тогда кому и по какой цене мы их отдали? Пока ведь нет внятных ответов на эти вопросы! Значит, политическая модернизация страны для нынешней экономической и политической элиты, которая управляет Казахстаном, не актуальна! Но методы и способы сдерживания политической модернизации все более усугубляют дальнейшее развитие страны и положение правящего режима. В этом контексте надо рассматривать суть появления таких законопроектов, как законы о СМИ или о выборах. А также судьбу Галымжана Жакиянова, который находится сегодня в тюрьме. Для начала политической либерализации надо будет ответить на многие вопросы и принять некоторые важные решения.

08.04.04

***

То, что Галымжан Жакиянов сидит в тюрьме — это позор. Позор для руководства страны, позор для общества и позор для всех политических партий и движений. Почему это позор для власти и общества понятно, поэтому нет смысла объяснять. Почему это позор для всех политических партий и движений? Я считаю, что все политические партии, движения, их лидеры, просто социально активные граждане еще ровным счетом ничего не сделали для того, чтобы освободить Галымжана из тюрьмы. В этом есть доля вины каждого из нас. Сегодня каждый человек должен задаться простым нравственным вопросом: “А что я сделал для того, чтобы Галымжан был на свободе?” Если мы не сможем сами себе ответить на поставленный вопрос сегодня, – завтра нам будет стыдно перед будущими поколениями казахстанцев. Почему я так думаю? Потому что я уверен, что наше молчание кое-кто может воспринять как знак нашего одобрения и согласия с тем, что не только Галымжан, любой другой гражданин, имеющий свое собственное мнение, может оказаться в застенках. Кто знает, быть может, наше сегодняшнее молчание завтра приведет к тому, что будут арестованы и посажены в тюрьму новые Жакияновы, Аблязовы и Дувановы?

Мы считаем, что не нужно ограничиваться одним митингом. Мы должны запланировать и провести серию акций, направленных на то, чтобы сделать наше общество нетерпимым к любым неправомерным и преступным действиям властей в отношении своих политических оппонентов. Если мы промолчим сегодня, завтра, быть может, уже будет поздно…

07.04.04.

***

Самая большая проблема заключается в том, что люди, которые расправились с Галымжаном и посадили его в тюрьму, до сих пор занимают сильные позиции во властном Олимпе. Ведь он первоначально боролся не с президентом, а с его близким окружением, которое, как обычно, спряталось за его спину. Сегодня они могут лечь костьми, только чтобы не допустить пересмотра дела Жакиянова. Эти силы хотят одного, чтобы Галымжан не вышел на свободу живым. В противном случае, им придется нести ответ. Как перед обществом, так и лично перед Галымжаном. А в этом случае вся полнота ответственности перейдет к президенту. Я уже раньше говорил, что первый президент страны должен остаться в истории Казахстана крупной исторической фигурой. По крайней мере, на нем не должно быть ни капли чьей-либо крови…

16.04.04.

Новости партнеров

Загрузка...