Досым Сатпаев: “Алтынбек Сарсенбаев не исключал возможности сотрудничества власти и оппозиции”

Источник: газета “Начнем с понедельника”

Громкое и жестокое убийство Алтынбека Сарсенбаева, его водителя и охранника потрясло не только стан оппозиции, но и всю республику. Мнений относительно причин этого злодеяния в обществе гуляет предостаточно, но вот к чему приведет его гибель – пока неизвестно. Своим видением ситуации с читателями “НсП” делится директор группы оценки рисков Досым Сатпаев.

— Досым, новость номер один в Казахстане – это, безусловно, убийство Алтынбека Сарсенбаева. Как ты думаешь, насколько и как оно повлияет на деятельность оппозиции и ее взаимоотношения с властью?

— Это убийство вызвало большой шок не только у оппозиции, но также у политической и бизнес-элиты республики. Что можно понять по тем заявлениям, которые сделали как пропрезидентские партии, так и представители крупного бизнеса Казахстана. Резонанс от этого наглого преступления был значительным также и потому, что данное убийство произошло спустя довольно короткий срок после странной смерти Заманбека Нуркадилова, когда страсти еще не улеглись. И вот – очередная смерть достаточно известного общественно-политического деятеля оппозиции. Поэтому вполне понятно, что многие усмотрели в этом зловещую тенденцию, когда странным образом погибают люди, которые могли быть носителями специфической информации, которая действительно могла представлять определенную угрозу для не менее влиятельных политических и финансово-промышленных групп.

Хотя сейчас много выдвигается версий о причинах убийства. И то, что оппозиция говорит о политическом убийстве, все-таки имеет под собой основание. Не стоит забывать, что Алтынбек Сарсенбаев во время работы в оппозиции в первую очередь был известен не как бизнесмен-олигарх, а как политический деятель, хоть и не очень публичный. У него были враги и союзники в политической элите. А что касается экономической версии убийства, то даже в период жесткого передела собственности 90-х годов многие экономические вопросы в Казахстане внутри элиты традиционно решались посредством компромисса и переговоров. Поэтому у нас не было такого кровавого беспредела, как в соседней России. И непонятно, почему в этом случае для Алтынбека Сарсенбаева должны были сделать “исключение”.

Не менее важным является вопрос о том, как повлияет его смерть на дальнейшее взаимодействие власти с оппозицией. Мне кажется, что в первую очередь это будет зависеть от результатов расследования. Сейчас оппозицией создана Общественная комиссия, куда в идеале должны войти и представители государственной власти, а также правоохранительных органов. В других странах мира по таким случаям создают специальную парламентскую комиссию. Так что варианты альтернативного расследования есть. Другое дело, захотят ли ими воспользоваться. И если такая комиссия будет работать достаточно плодотворно и эффективно, то тогда оппозиция не станет исключать той модели взаимоотношения с властью, которую, кстати, предлагал сам Алтынбек Сарсенбаев незадолго до трагедии. Ведь одно из его последних интервью было посвящено возможности участия оппозиции в деятельности государственной комиссии по вопросам демократизации и развитию гражданского общества. То есть он не исключал, что оппозиция будет сотрудничать с властью. Теперь же этот процесс временно приостановится. А его дальнейшие перспективы будут зависеть в первую очередь от результатов расследования. И от того, насколько власть захочет в этом расследовании сотрудничать – с оппозицией, общественными организациями и депутатами Парламента.

— По делу Заманбека Нуркадилова хотя бы было официальное заключение. А если расследование гибели Сарсенбаева не даст вообще никаких результатов?

— В смерти Нуркадилова было много темных пятен, и тем не менее оно было признано самоубийством. Что же касается гибели Алтынбека Сарсенбаева, то сейчас существует несколько основных версий: первая — коммерческая деятельность, вторая — семейно-бытовой конфликт, которая, мне кажется, абсолютно натянутой, третья – проявление экстремистских сил, желающих дестабилизировать обстановку в Казахстане, четвертая – политическая, якобы казнь за оппозиционную деятельность. У меня возникает такое опасение, что следствие будет очень активно выдвигать какую-нибудь из тех версий, которые не связаны с политической деятельностью Сарсенбаева. А в обществе станут очень активно обсуждать именно политическую версию убийства, и даже будут называться конкретные персоны, которые, по мнению той же оппозиции, прямо или косвенно были заинтересованы в смерти Алтынбека Сарсенбаева. Поэтому повторю – только результаты расследования общественной комиссии с участием оппозиции могут в данной ситуации восстановить авторитет власти.

— Именно конкретные результаты? А если ни заказчиков, ни конкретных исполнителей так и не найдут?

— В этом случае оппозиция получит хороший козырь для того, чтобы окончательно обвинить власти Казахстана в начале политического террора. Вся проблема заключается в том, что после смерти Заманбека Нуркадилова немногие доверяют официальным результатам расследования. И в случае с Алтынбеком Сарсенбаевым они должны быть более убедительными. Хотя есть опасность, что его убийство может войти в разряд нераскрытых преступлений.

— А версия с коммерческими разборками?

— Я уже отмечал, что Сарсенбаева нельзя было назвать олигархом. Он не ворочал миллиардами, его бизнес, если он и был, не столь крупный, чтобы ради этого погибать. К тому же в Казахстане уже давно сложились свои традиции решения экономических споров без кровопролития. Учитывая, что Сарсенбаев был достаточно опытным человеком в аппаратной игре, человеком, который всегда мог найти возможность для диалога, вряд ли он мог погибнуть из-за экономических разборок.

— Давай вернемся к результатам расследования. Точнее, к случаю, если таковых не будет. Ты считаешь, что в этом случае в обществе сложится мнение, что Сарсенбаева убили именно за его оппозиционную деятельность?

— Да. И оппозиция заявит о том, что в Казахстане якобы начался внутренний террор против политических оппонентов. И диалог власти и оппозиции, о котором говорил Сарсенбаев, в конечном итоге может не состояться. Конечно, можно предположить, что эмоциональный накал уменьшится и группа Алтынбека Сарсенбаева в оппозиции попытается реализовать его идеи. Но даже эта часть, повторю еще раз, в первую очередь будет смотреть на то, как проводится расследование.

Оппозиция сейчас не просто возмущена – она напугана. Это ведь убийство человека, которого никак нельзя было отнести к категории радикальных оппонентов власти. А чего ждать более радикальным представителям оппозиции? Но чтобы произошло убийство, да еще и после выборов, когда оппозиция уже серьезную угрозу не представляла власти, – такого не ожидал никто. Многие не могут понять – почему именно сейчас? Есть версия, что Сарсенбаев готовился опубликовать какой-то компромат по незаконной приватизации СМИ, но и это, по моему мнению, не могло быть серьезным поводом. Даже если бы публикация состоялась, то широкого резонанса она бы не получила, учитывая то, что оппозиция не имеет доступа к общенациональным СМИ. Так что, думаю, что эта версия маловероятна – тут были более серьезные мотивы.

И Нуркадилов, и Сарсенбаев, будучи в оппозиции, поддерживали контакты с некоторыми представителями политической элиты. Естественно, возникает версия, что данное убийство связано с конфликтами внутри самой элиты. И возвращение во власть Сарсенбаева могло быть для кого-то чревато определенными проблемами. Кроме того, такая демонстративная казнь могла иметь своей целью подтолкнуть оппозицию к радикальным действиям. То есть снова возникает версия о пресловутой “третьей силе”.

— А какой резонанс это преступление вызовет среди простых казахстанцев?

— Для основной массы казахстанцев, особенно в регионах, Алтынбек Сарсенбаев не был очень известной фигурой. Кроме того, как я уже говорил, в регионах доступ оппозиции к СМИ очень и очень ограничен. Так что не думаю, что это убийство всколыхнет все общество.

— Последний вопрос: как это убийство повлияет на наш международный имидж? Ведь произошло все это накануне вступления в ВТО и голосования по кандидатуре Казахстана на пост председателя ОБСЕ?

— Как мне кажется, власть это понимает. Поэтому и заявила о том, что привлекают к расследованию специалистов ФБР, что довольно странно, так как это говорит о том, что следы данного преступления могут вести за пределы Казахстана. Хотя международное сообщество будет внимательно следить не только за результатами расследования, но и за тем, как оно будет проходить. Проблема руководства Казахстана состоит в том, что изначально она попала в позицию обороняющейся стороны, которой необходимо представить убедительные доказательства своей невиновности.

Беседовал Роман ИВАНОВ

“Начнем с понедельника” 17.02.06г.

Новости партнеров

Загрузка...