Почему не состоялся “случай на охоте”?

Сергей ДУВАНОВ

Сегодня много пишут об убийстве Алтынбека Сарсенбаева. При этом оценки как бы разделились на два противоположных лагеря. С одной стороны в основном эмоционально-нравственные, с другой -сугубо официально-юридические. У первых мало фактов и аргументов, у вторых – логики и совести. Не претендуя абсолютно ни на что, попробуем, не впадая в крайности порассуждать о том, кому эта смерть могла быть выгодна.

Вначале одно наблюдение. Есть два момента, которые, на мой взгляд, если их сопоставить позволяют сделать предположение, что за этим убийством стоят люди не чуждые власти. Первые сообщения о гибели Сарсенбаева и сопровождающих его людей содержали информацию, о том, что это якобы произошло на охоте(!). Сегодня об этом забыли, но это может быть очень важно.

Дело в том, что оставленные машиной преступников следы говорят, что преступники пытались проехать дальше в горы, но не смогли: видны следы пробуксовки. Именно поэтому, скорее всего тела выбросили так близко от города. По-видимому, преступники планировали увезти их в горы, чтобы а) тела нашли не сразу, и б) чтобы была возможность разыграть версию убийства на охоте.

Понятно, что прибывшие на место полицейские не могли выдвинуть версию об убийстве на охоте, так как погибшие были в цивильных костюмах и рядом не было никаких охотничьих атрибутов. Ясно, что охотничья тема не могла исходить от этих полицейских (если допустить, что кто-то из них “слил” информацию на сторону). Тем ни менее “деза” об убийстве на охоте появляется в СМИ. Откуда? Кто подбросил ее агентствам?

Не те ли, кто знал об этом убийстве и загодя планировал направить расследование в русло банального убийства на охоте. Все хорошо объясняется, если предположить, что организаторы убийства в тот момент еще не знали, что киллеры не смогли подняться в горы и бросили трупы на окраине города. Поэтому, работая по заготовленной схеме, они запустили информацию о смерти на охоте.

Очевидно, что преступники (кем бы они не были) знали, что Алтынбек не просто публичный человек, но и оппозиционер, который мог находиться под негласным наблюдением спецслужб.

Столь сложная и рисковая работа позволяет предположить, что преступники точно знали, что такого наблюдения не было и поэтому они, абсолютно не рискуя, могли “вести” его (отслеживая его перемещения, возможно прослушивая телефоны) и затем похитить прямо на улице на глазах прохожих и водителей, проезжающих мимо машин.

Такую информацию они могли получить только из самих спец. служб… или от тех людей, которым они подчиняются. В любом случае это предполагает сопричастность людей из власти в подготовке операции.

Так что сейчас было бы очень интересно узнать, какое именно агентство, запустило версию об “убийстве на охоте”, от кого оно получило эту информацию, кому это агентство принадлежит и… почему оно убрало упоминание об “охоте” из своей информации?

Глупо предполагать, что какая-то братва могла “наехать” на Сарсенбаева и таким способом выбивать из него долги по заказу его бизнес-партнера. Любой “следак” вам скажет, что братва так не работает. Да и нет таких дураков-бизнесменов, готовых идти на “мокруху”, зная, что за такого “политического” менты землю рыть будут, и братву эту через два дня найдут и “расколют”. Это по поводу версии о финансовых разборках.

Столь же не состоятельна версия о клановой мести со стороны родственников Нуркадилова, которые, якобы могут считать Сарсенбаева виновником смерти Заманбека Калабаевича. Чушь несусветная! Никто так из родственников Нуркадилова не считает, потому что конфликт, имевший место между Заманбеком и Алтынбеком, во-первых, носил межличностный характер и не затрагивал интересы группировок внутри клана, а во-вторых, явно не тянет на то из-за чего можно пойти на кровь.

Остается версия, что его убили по политическим мотивам. Но не просто из-за того, что он был в оппозиции. Тогда убивать нужно всех лидеров оппозиции. Но убили почему-то только Заке и Алике. Быть просто оппозиционером – этого мало. Здесь нужно быть опасным для тех, кто реально рулит в государстве.

Здесь я позволю себе немного отвлечься и поговорить об общей схеме давления на противников режима Назарбаева. Когда тот или иной политик или журналист заходит за флажки дозволенного, начинает работать следующая схема: предупреждение – суды – ликвидация.

Предупреждение может выражаться в форме дружеских советов, или прямых угроз, когда в ходе приватных разговоров, оппонентам власти предлагают прекратить мешать Президенту, говорят, уймись, перестань “лезть на рожон”. Такие предупреждения, как правило, получают бывшие ранее в команде Назарбаева, но по каким-то причинам с ним не сработавшиеся и ставшие оппонентами власти.

Другая форма предупреждений, это когда человека, доставшего власть просто избивают неизвестные хулиганы, сжигают его машину и пр. (Докучаева, Чернышов, Виньков, Своик, Косанов, Байсеитова, Турсумбаев и др). Это, как правило, применяют к “чужакам”, тем, кого своими власть не считает.

Если предупреждение не помогает и человек продолжает упорствовать в своем противостоянии власти, то в дело включается институт правосудия. Судебная система это следующий этап приведения оппонента к покорности. На человека возбуждаются уголовные дела по самым порой невероятным предлогам. В ходе судебного процесса у человека еще есть шанс покаяться и если его простят, то о его “преступлениях” тут же забывают. Но если он продолжает упорствовать, то процесс над ним доводят до обвинительного конца, и человек получает срок. В исключительных случаях их даже могут отправить за решетку (Аблязов, Жакиянов, Дуванов).

Но это скорее исключение из общего правила, так как судебные процессы в большей степени организуются с целью запугать человека, сделать его более покладистым (Асанов, Виньков, Габдуллин, Своик, Кажегельдин, Бапи, Косанов, Петрушева, Масанов, Сарсенбаев, Нуркадилов, Абилов и др.)

Но если и это не помогает и человек продолжает противостоять власти, и самое главное если он представляет определенную угрозу для политического будущего отдельных политиков в этой власти, то человек может погибнуть, как правило, при весьма спорных обстоятельствах (Татишев, Нуркадилов, Сарсенбаев). Логику схемы несколько ломает Кажегельдин, который, несмотря на источаемую им угрозу для желающих занять место Назарбаева, остается живым. Это как раз то исключение, которое подтверждает правило: он живой только потому, что далек от непредсказуемости казахстанской фортуны.

При этом нужно понимать, что в принципе и Татишев, и Нуркадилов, и Сарсенбаев для самого Назарбаева опасности не представляли (как, впрочем, и Кажегельдин): Акела на последних выборах не промахнулся и теперь относительно спокоен, полагая, что у него впереди гарантированные 7 лет. Может так оно и есть, но его не может не тревожить вопрос, а что будет потом.

Президент отдает себе отчет, что среди его окружения нет сильных личностей, способных стать харизматичными политиками. Возможно, они и есть, но сама специфика работы в тени Хозяина не позволяет этому проявиться. Работая в режиме “мальчиков на побегушках”, люди его окружения в лучшем случае становятся хорошими администраторами, но никак не политиками. Политик во власти один – это президент. Все остальные – в оппозиции. В этом смысле любой из его окружения мелок по сравнению с тем же Нуркадиловым, Кажегельдиным и даже Сарсенбаевым. А там, на подходе “молодая гвардия” — Абилов, Джандосов. Они при всех их недостатках, очень быстро растут, набирают вес. Оппозиционность – это хорошая политическая школа, превращающая чиновника в личность, воспитывающая из него реального политика.

Вот почему люди, которых уже убили, и те (простите за цинизм), кого еще нет, с их харизмой, влиятельностью и поддержкой в обществе – большая проблема для тех, кого власть готовит в преемники. Молодые волки готовящиеся занять место вождя стаи прекрасно понимают, что они еще не выросли до размеров Нуркадилова и Кажегельдина, и что их зубы не достаточно остры, чтобы гарантированно победить в открытой борьбе Татишева и Сарсенбаева.

На мой взгляд, убийства, о которых мы здесь говорим – это расчистка плацдарма для борьбы за власть. Те, кто претендует на президентское кресло, отдают себе отчет, что им трудно конкурировать с такими политиками как Кажегельдин и Нуркадилов: их политический вес намного выше. Сложно сказать, чем именно был опасен им Сарсенбаев: нет полной информации. Возможно, он что-то знал об этих людях и они боялись, что эта информация может серьезно осложнить их приход к власти, либо пребывание в ней.

Те, кто готовится заменить Назарбаева у власти, прекрасно понимали, что банк “Туран-Алем” с его более чем 3 миллиардами активов – это деньги их политических противников. И эти деньги – сделают все, чтобы помешать им получить эту власть. Им это надо?

Многие задаются вопросом, почему это произошло именно сейчас? Этому тоже можно попробовать найти свое объяснение. Известно, что Сарсенбаев дал согласие на участие в работе комиссии по демократизации под председательством Президента. Можно предположить, что люди, убравшие Сарсенбаева, не хотели, чтобы он начал работать совместно с Назарбаевым, опасаясь, что в ходе этой работы может состояться примирение Алтынбека с Президентом и его последующее возвращение во власть, что спутало бы им все карты.

Либо, они вообще не хотят начала диалога между властью и оппозицией, полагая, что это может вернуть во власть многих из числа сегодняшних оппозиционеров и тем самым ослабить их влияние на президента и поменять политический пасьянс в коридорах власти. В этом случае логика проста, если избавляться, то лучше сегодня, пока он противник Президента, чем завтра, когда он станет его партнером. Лично мне эта версия представляется достаточно логичной.

Новости партнеров

Загрузка...