Что же будет с родиной и с нами?

Последнее интервью Алтынбека Сарсенбаева может считаться его политическим завещанием

Работу над этим интервью, предназначавшемся для газеты “Время”, сопредседатель партии “Настоящий “Ак жол” Алтынбек Сарсенбаев закончил буквально за несколько часов до своей трагической гибели. Он намеревался в минувший понедельник (13 февраля) лично передать его в редакцию. Но в субботу (11-го) чьи-то подлые руки жестоко и цинично убрали с шахматной доски казахстанской политики, по выражению наших коллег из “Времени”, фигуру очень крупного масштаба.

После ознакомления с последним интервью Алтынбека Сарсенбаевича читатели, наверное, согласятся с нами в том, что оно может считаться политическим завещанием мудрой, талантливой и безвременно ушедшей от нас замечательной личности…

— Алтынбек Сарсенбаевич, после прошедших президентских выборов в стране наступило некое затишье. С чем это, на ваш взгляд, связано?

— Возможно, что это связано с морально-психологической усталостью общества, которое в течение трех месяцев стало свидетелем и участником самой напряженной за всю историю избирательной кампании. Напряженной, но бесперспективной …

— Но почему бесперспективной? И самое главное: для кого?

— Я понял соль вашего вопроса. Выборы были бесперспективными для нашего общества. И дело не только в том, кто “выиграл”, а кто “проиграл”. И даже не в пресловутых процентах. По большому счету – все это относительно. Люди собственными глазами видели, как весь прошлый год по всей вертикали напрягался государственный аппарат, как каток административной машины, пренебрегая всеми правилами и приличиями, закатывал в асфальт не только гражданские свободы, но и последние крохи собственного авторитета.

Было понятно, что после фальсификации парламентских выборов президентская электоральная кампания не станет конкуренцией взглядов и программ, способных обогатить общество, поднять его на одну ступень выше, а, напротив, явится результатом чудовищного, невиданного доселе напряжения сил и ресурсов власти. Это стало понятно задолго до объявления выборов, во время так называемых Усть-Каменогорских и Шымкентских событий апреля-мая 2005 года.

Для основной массы казахстанцев выборы были бесперспективными еще и потому, что за этот период общественные институты не выросли, а гражданское общество не продвинулось вперед. Карательная политика и тотальный контроль над обществом, установившийся и усилившийся после появления на политической сцене движения “Демократический выбор Казахстана”, продолжал висеть дамокловым мечом над людьми. Все реализуемые инициативы исходили и монопольно находились в руках властной элиты.

Однако на прошедших выборах она не смогла предложить ничего существенного и по-настоящему важного. Граждане не смогли получить от власти внятных сигналов, которые могли бы ответить на принципиальный вопрос: какой будет политическая система в ближайшей перспективе? Останется все в руках одного человека, либо общество сможет опираться на парламент, маслихаты, избираемые местные исполнительные органы, политические партии и НПО, независимые суды и средства массовой информации. Не было сколько-нибудь серьезного осмысления вектора развития страны, реального стратегического курса государства на ближайшие 20, 30 и более лет, цивилизационного выбора казахстанцев, места и роли Казахстана в эпоху глобализации.

Вместо этого наблюдались незначительные, несущественные торги по размерам пенсий и заработной платы, которые правда уже съела инфляция и растущие цены. Транслировались постоянные страшилки об Украине, Кыргызстане, зомбировалось население, которому вбивали мысль о том, что уход Назарбаева в обязательном порядке обернется кровопролитием и беспорядками. Поэтому сразу после объявления итогов выборов, наступило то самое апатичное “затишье”, о котором вы говорите.

— А что смогла предложить обществу другая сторона, то есть демократическая оппозиция?

— Мы предложили обществу проект Новой Конституции Казахстана. Разработанную на его основе цивилизационную демократическую альитернативу “Путем справедливости – к достойной жизни”. Эта концептуально выверенный, программный документ. Нурсултану Абишевичу не помешало бы внимательно изучить его, поскольку он качественно превосходит многие наработки окружения президента. Однако, из-за отсутствия доступа к телеканалам и постоянных арестов и незаконных изъятий агитматериалов и газет, его содержание стало достояние довольно узкого круга избирателей.

Если в двух словах, то можно сказать, что прошедшие выборы с точки зрения осмысления будущего всерьез наше общество даже не “зацепили”. Хотя многим людям стало ясно то, что представляют из себя наши правители, на чем зиждется их власть и каково их истинное лицо. По большому счету, перефразируя крылатые слова известного поэта можно сказать: “Кто бы ни выиграл, проиграл Казахстан”…

— Ну а кто в этом виноват-то?

— Конечно, легче всего было бы сказать, что виновата власть, которая задавила и подмяла под себя все гражданские институты и не давала никому малейшей возможности говорить о наиболее серьезных проблемах нашего общества. О проблемах, которые реально существуют и грозят если не завтра, то послезавтра перерасти в подлинные бедствия для нашего государства и народа. Понятно, что моральная и политическая ответственность за прошедшие парламентские и президентские выборы несет нынешняя власть во главе с новым-старым главой государства. Но это лишь часть вопроса — видимая и очевидная.

Безусловно, есть вина и самой оппозиции. Я имею в виду не только деятельность движения “За справедливый Казахстан”, а всей демократической оппозиции независимого Казахстана за весь период ее существования. Которая формируясь волнообразно на разных этапах не сумела образовать систему координации.

Вина эта в самом широком смысле заключается в том, что она не сумела создать прочные общественные институты, авторитетные неправительственные организации, эффективные механизмы взаимодействия политических партий с гражданским сектором, площадки, на которых могли бы обсуждаться глобальные проблемы, становиться предметом общенациональных дискуссий.

А те меры, действия, шаги, которые осуществлялись в данном направлении, были эпизодическими, спорадическими, одним словом неэффективными. Они не были рассчитаны на длительную перспективу и были нацелены на борьбу в ближнем бою, нежели продвижение всего общества.

Об этом надо прямо говорить и извлекать для себя уроки. Особенно нам, кто сегодня возглавляет демократические организации, необходимо проводить не только крупные общественно-политические мероприятияе, митинги и пресс-конференции (то есть пытаться быть в центре общественного внимания), но и сосредоточиться на каждодневной, кропотливой, рутинной работе, как это мы делали, когда находились на государственной службе или занимались бизнесом. Только тогда демократическим силам не нужно будет заново будить общество перед очередными выборами.

Посмотрите, в каком состоянии оказалось наше общество после 15 лет Независимости? Оно оказалось неготовым объективно оценивать и реагировать на существующие проблемы и вызовы. Оно даже не реагировало на то, что власть использовала запрещенные, бандитские средства против своих политических оппонентов, зажимала основополагающие права и свободы граждан.

Здесь, конечно, можно сколько угодно спорить о причинах и корнях этого печального явления, ссылаться на уроки истории, особенности менталитета, рецидивы посттоталитарного и даже постколониального мышления, массовое зомбирование и манипулирование общественным мнением и т.д. Но факт остается фактом: казахстанцы не готовы активно бороться против несправедливости, вопиющего беззакония и произвола власти, против тотальной коррупции, разъедающей тело и душу нашего народа. За все годы независимости они не научились отстаивать свой выбор, добиваться правильного подсчета голосов.

Если вспомнить, что на прошедших выборах не менее 200 тысяч граждан страны так или иначе были втянуты в процесс администрирования выборами, оказание давления на оппозицию, фальсификацию итогов народного волеизъявления, махинации на избирательных участках и т.д., то становится ясно, что наше общество снова возвращается к своему советскому прошлому. Прошлому, в котором власть существовала для подавления воли и энергии своих граждан. Прошлому, где народ покорно подчинялся всему, что сказано “свыше”, и сознательно ограничивал степень своей внутренней свободы пределами кухонных междусобойчиков. В этом тоже есть вина демократических сил.

— И, тем не менее, эта власть еще на семь лет “прописалась” в “Ак Орде”…

— Вы правы. На семь лет или меньше того. Но это согласно нашей Конституции последний срок Нурсултана Назарбаева. И именно поэтому нам, демократическим силам, надо коренным образом пересмотреть принципы своей деятельности, изменить и переформатировать “повестку дня” страны и общества. Надо ломать ошибочные представления и стереотипы о том, что судьба страны, общества зависит только от судьбы правящего режима. От того, сколько лет Назарбаев будет занимать кресло в “Акорде”. Значит, пришло время всерьез задуматься над тем, каким должен быть Казахстан, когда будем жить без Назарбаева!

Мы должны отдавать себе отчет в том, что все неправильные шаги и действия, которые осуществляются сегодня нынешней властью в сфере государственного строительства, завтра будут негативно отражаться на стране и ее жителях. Отставание, непоследовательность, искусственное торможение, внеплановые и плановые задержки в развитии общества, постоянные откаты назад не пройдут бесследно. Они еще не раз будут отдаваться на всем организме нации болезненными судорогами и рефлексией, особенно когда пройдет расслабляющее действие нефтяной наркотической дозы. Точно так же как и решения, отсроченные на потом, проблемы, оставленные без решения. Все они как мины и бомбы вчерашних войн лежат и ждут своего часа, когда люди получат возможность передвигаться самостоятельно.

Сегодняшние проблемы в Украине и Киргизии – это и есть наследие авторитарных правителей Леонида Кучмы и Аскара Акаева. Эти проблемы, над которыми наши власти, а с их подачи провластные СМИ, так любят злорадствовать, не являются порождением политики Виктора Ющенко или Курманбека Бакиева.

Казахстанцам надо думать сейчас, а не тогда, когда наступит время мучительных дилемм, выбора между ужасным и очень ужасным. Поэтому в ближайшие годы, судьба нашего государства должна решаться не в тесных коридорах и кабинетах, а внутри самого общества! В этой связи историческая ответственность лежит на наиболее мобильной и активной части общества: бизнесменах, научной и творческой интеллигенции, государственных служащих, представителей общественных объединений и НПО и других.

На прошедших выборах они выполнили все свои обязательства перед Назарбаевым, когда поддержали его кандидатуру. Пусть даже и по разным мотивам: за реальные заслуги Назарбаева в становлении страны в их понимании, за льготы и преференции бизнесу, за “поддержку” в ходе приватизации, за издание книг, за проведение юбилеев, за гранты, награды, госпремии, должности и т.д.

И теперь, когда они свободны от обязательств, рассчитались по своим “долгам”, они должны вспомнить о своих обязательствах и долге перед своим народом, обществом, государством.

Причем я далек от того, чтобы призывать их на баррикады, принимать чью-то сторону, поголовно становиться членами оппозиционных партий. Достаточно будет того, если каждый, делая свою работу, занимаясь тем делом, которое они любят, обратили внимание на общество, начали в меру своих сил поддерживать общественные инициативы и неправительственный сектор. Публично высказываться и артикулировать внимание общества на правильные вещи и ценности.

С тем, чтобы все клетки и поры общества смогли вздохнуть и задышать полной грудью. С тем, чтобы каждый общественный организм сумел отрешиться от тлетворной и крайне пагубной апатии, конформизма и безответственности. С тем, чтобы шаг за шагом отрывать общество от сегодняшнего состояния, освобождать его энергию, сознание, душу. Вот именно это должно стать сверхидеей, миссией, новой глобальной повесткой дня нашей страны. И только это может стать началом выздоровления нашего общества.

Демократическим силам нужно возглавить эту работу, инициируя инфраструктурные проекты для общественного развития. И мы должны стать инициаторами длительного и обстоятельного диалога.

— С кем именно? С властью?

— Не только. Я имею в виду диалог внутри самого общества. Например, о том, куда мы идем, насколько правильно мы выбрали свои ориентиры и что будет с нами завтра, когда этот самый режим закончит свой путь, отмеренный Конституцией? О том, каким должен быть переходный период? Что необходимо предпринять, чтобы остановить происходящую архаизацию казахстанского общества?

Помнится лет пять назад демократическая оппозиция во главе с Кажегельдиным выдвинуло лозунг “Казахстан без Назарбаева”. Общество его не поддержало. И не потому, что оно столь горячо и преданно любит Назарбаева. Нет. Оно просто не знало, не могло себе представить, что значит “Казахстан без Назарбаева”!

Сегодня, когда заканчиваются юридические сроки правления действующего президента, общество должно готовиться к созиданию “Казахстана без Назарбаева при Назарбаеве”. И чем большее количество наших граждан включится в этот процесс, тем лучше. На всех уровнях и площадках: через неправительственные организации и общественные объединения, отраслевые организации, советы старейшин, научные и экспертные сообщества, кооперативы собственников квартир и т.д.

Одним словом, нельзя отбрасывать со счетов никого, ни одной возможности для развития общественной инициативы и проявления гражданской позиции. Если власть пойдет на встречу по пути создания устойчивого общества, то можно пойти с нею на заинтересованный диалог, отбрасывая при этом всяческие идеи и проекты о “преемниках”.

Даже национальные и языковые проблемы, которые после выборов вышли чуть ли не на первый план?

— На мой взгляд, появление этих тем во многом связано с тем, что именно в этих сферах нет четкой, реалистичной государственной политики. Есть неумелое мифотворчество, а порою и банальное политиканство со стороны центральной власти. Когда власть начинает формулировать абсолютно нереальные, если не сказать грубее, идеи, политизация таких вопросов неизбежна.

Чего стоят такие чудеса “новояза” как “казахстанская нация”, “евразийский народ”. Особенно при том, что сама власть инициировала в ходе выборов уродливые проекты, призывая голосовать людей раздельно, по национальному признаку!

Я уже не говорю о том, что кому-то во власти, похоже, все еще нравится ощущать себя в качестве главного арбитра, решающего, “разводящего” все общественные проблемы. Конечно, удобно находиться “над схваткой”, искусственно натравливая друг на друга управляемые организации, а потом разнимая и разводя их по разным углам. Чем не явственное подтверждение тезисов о “гаранте стабильности”. Но такая ли стабильность нужна обществу?

Казахстан является многонациональным и многоконфессиональным государством. Это историческая данность, которая должна служить фактором постоянного диалога культур, взаимного духовного и нравственного обогащения всех и каждого члена этого организма. Ошибка сегодняшних правителей заключается в том, что они пытаются сформировать “единую нацию” по своему образу и подобию, своему пониманию ситуации. Но они забывают, что народ формируется в ходе исторического процесса, а его консолидация не может быть внедрена директивно, усилием навязанной “сверху” воли.

Убежден, что новая казахстанская общность будет формироваться в ходе совместной борьбе казахского и других народов Казахстана за созидание справедливого общества. А это, в свою очередь, возможно только в условиях демократического развития. Совместном поиске лучшего пути развития страны, совместном определении цивилизационного выбора страны.

— Например?

— Какой вектор развития предпочтителен для Казахстана? Каким должен быть цивилизационный выбор казахстанцев? Будем ли мы строить государство, ориентированное на стандарты стран Европейского Союза, либо нацелимся на возрождение византийства, продавая его как “особый путь” развития страны? Или, быть может, мы пойдем еще дальше, давая волю таким традиционалистским инстинктам прошлого как родоплеменное деление? А еще есть пример наших более южных соседей с теократическими формами правления.

Неопределенность нашего общества в этом вопросе порождает огромное количество трудностей, мешает формированию новых, правильных ценностей, укреплению нравственности и морали, что в свою очередь, снижает привлекательность програссивных, модернистских моделей. Мы внимательно слушали все выступления президента до и после выборов и не смогли услышать ясного и вразумительного ответа ни на один вопрос.

— А инициатива о создании Союза Центрально-Азиатских государств? Разве это не является определением вектора?

— Если президент определяет идею Союза с центральноазиатскими государствами в качестве основного вектора страны, то на самом деле это довольно плохой сигнал. Логика современного развития подсказывает, что интегрироваться нужно с сильными и успешными. Чтобы двигаться вперед, надо цепляться за тех, кто выше и впереди, а не тех, кто сзади и внизу. Наших южных соседей можно любить и уважать, но от этого они не станут успешными и сильными.

— А как же наш общий исторический путь, единые корни с этими странами?

— Цивилизационный, ментальный выбор Казахстана не должен зависеть исключительно от исторического прошлого. Если идти по этому пути, то можно дойти до индоариев, только где их искать-то?! Взять, к примеру, Турцию. Она ведь не стремится интегрироваться с Центральной Азией, а целенаправленно двигается в сторону Евросоюза. Тем более, что мы внутри тюркского мира не всегда делали правильный цивилизационный выбор…

— Что вы имеете в виду?

— В 15-ом веке, отделившись от шейбанидского ханства, казахские племена сделали свой цивилизационный выбор в пользу традиционного, степного, кочевого уклада жизни, отказавшись тем самым от перехода к оседлости, строительства городов. С точки зрения исторической перспективы, путь, предлагаемый шейбанидами, был более прогрессивен. Но традиции тогда пересилили перспективу и прогресс, и мы опоздали с переходом к оседлости.

Впоследствии, насильственная коллективизация в Казахстане (которая означала введение полной оседлости казахов) привела к чудовищной гуманитарной катастрофе, в результате которой мы лишились половины своего народа в 30-ые годы прошлого века. Конечно, очевидно, что история не знает сослагательного наклонения, но, по крайней мере, учит нас тому, что отставание от исторического процесса, особенно в период глобализации, может иметь для наших потомков крайне негативные последствия.

Поэтому сегодняшние потуги казахстанских властей затащить страну в союз с нашими южными соседями являются на деле попыткой режима выглядеть лучшим, среди худших, сильным – среди слабых. Тем более, что у нас с некоторыми из соседей больше противоречий (в том числе в сфере экономики и торговли), чем принято думать. По крайней мере, больше, чем в отношениях с любой из стран Европейского Союза.

А если говорить о родстве и единых корнях и нашей исторической ответственности, то для Казахстана более предпочтительным является становление частью цивилизованного мира. А потом, улучшив свои политические и экономические показатели, мы могли бы стать тем мостом, если хотите, локомотивом, который потянул бы за собой другие страны региона, уставшие от неправильного выбора своих руководителей.

— А как же заявления президента о необходимости вхождения страны в течение десяти лет в число 50-и конкурентоспособных стран мира?

— Мне кажется, что это правильный ориентир. Только задачи по достижению этой цели сформулированы поверхностно. Точнее, сформулированы не до конца. Что значит войти в число этих 50 стран? И, главное, за счет чего? Из нынешнего курса, озвученного главой государства, понятно, что ставится задача за счет усиления роли государства в экономике (отсюда и многочисленные замыслы вроде создания авиационной промышленности в Казахстане, активной капитализации госбанков, желания администрировать частным сектором и диктовать условия банковскому капиталу, строительства атомных электростанций и прочее) и трехкратного увеличения добычи и экспорта нефти газа и другого сырья добиться увеличения ВВП.

Но чтобы достичь этого правительство может ничего не делать. Оно может, как это происходит, заниматься лишь строительством трубопроводов и продажей новых месторождений. И при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре тот же Ахметов может премьерствовать еще несколько сроков, развлекая общество космическими или комическими прожектами. Если не надоест за это время президенту, конечно.

Таким образом, можно даже войти в “Клуб-50”. Но что будет с Родиной и с нами, если завтра кончится нефть и другое сырье? Если мир перейдет на более дешевые, менее политизированные, альтернативные источники энергии? Опять возвращаться в ряды слаборазвитых стран отсталой структурой экономики, архаичной политической системой, разваленным образованием и здравоохранением?

Проблема заключается в том, что власть пытается сделать Казахстан респектабельным государством за счет продажи сырья. Но если внимательно изучить новейшую историю сырьевых стран, которых принято называть “петростейтами”, то становится очевидно, что этот путь уже давно и не раз пройден многими. Правда, с разной долей успеха.

Вспомним тот же Алжир, который до того как были исчерпаны основные нефтяные месторождения, выглядел по сравнению с другими постколониальными странами довольно респектабельно. Но сегодня нефть закончилась, и страна находится в состоянии тяжелейшего морального и политического кризиса. Если так, то почему мы в обязательном порядке должны наступить на всевозможные грабли и набить себе максимальное количество шишек на лбу?

Мы — часть одного большого мира и не должны думать, что арабские, африканские или латиноамериканские грабли чем-то принципиально отличаются от казахских.

Если достаточно прилежно проанализировать историю, то можно сделать вполне простые и логичные выводы. Основной причиной успешности или неуспешности стран с сырьевой экономикой явилось то, какая политическая система ими выбиралась. Те страны, которые выбирали общественно-политическое устройство, в котором общественные институты оказались в жестком подчинении и услужении режимам, монополизировавшим всю власть в одних руках, неизменно приходили к одному и тому же результату – упадку экономики и деградации общества.

“Легкие” деньги, которые как манна небесная сыплются из нефтяного “рога изобилия”, оказывают плохую услугу народам этих стран. Злая шутка судьбы заключается в том, что, увеличивая на первый взгляд ВВП этих стран, нефтедоллары тормозят полноценное развитие обществ. Мнимое материальное благополучие, основанное на экспорте снижает значение и роль человеческого капитала, отрицательно сказывается на его качестве по наиболее значимым показателям, которые собственно и определяют успешность и конкурентоспособность государств в третьем тысячелетии.

Стоит, наверное, задуматься над тем, что за последние несколько десятилетий страны арабского мира не дали миру ни одного всемирно известного ученого, композитора или писателя с мировым именем, чемпионов олимпийских игр и т.д. Можно сколько угодно восторгаться суперотелями и небоскребами, которые воздвигаются шейхами, но они не смогли развить у себя высокотехнологичные, инновационные отрасли экономики.

А почему? Потому что в тех обществах отсутствует реальная конкуренция, сначала и в экономике, и как следствие во всех остальных сферах общественной жизни. И в этом смысле меня неприятно удивил прозвучавший после выборов призыв президента (считай поручение правительству) сокращать государственные расходы. Это можно расценить так, что вместо мер по активной социальной реабилитации населения, снижать расходы на образование, здравоохранение, науку, социальную инфраструктуру, на все, что связано с развитием человеческого капитала.

— Алтынбек Сарсенбаевич, давайте в завершение поговорим еще об одной новомодной теме. О ситуации внутри демократических сил. Говорят внутри демократического лагеря разворачивается нешуточная борьбы за лидерство? Не приведет ли она к дискредитации ваших начинаний?

— Знаете, мне кажется, что все сегодняшние разговоры и дискуссии об отсутствии единства или якобы разворачивающейся борьбе за лидерство, навязываются искусственно. А проще говоря, высосаны из не совсем чистых пальцев идеологов и политологов от власти.

Ведь что такое демократическая оппозиция в Казахстане? Это силы, исходя из близкого понимания ситуации, объединенные вокруг некоторых единых принципов и подходов, которые оппонируют президенту Назарбаеву и его сторонникам. Но внутри самого демократического лагеря существует объективное плюралистическое поле. Что по большому счету, наверное, правильно.

Например, Серикболсын Абдильдин и Жармахан Туякбай по базовым ценностям и установкам тяготеют в левому центру и являются носителями социал-демократических ценностей.

Лидеры партии “Настоящий “Ак жол”, я бы к ним добавил еще и Галымжана Жакиянова, являются государственниками-реформаторами, которые требуют решительных мер по политической и нравственной модернизации страны.

Внутри демократической оппозиции есть носители национал-патриотической идеологии, одним из ярких представителей которых является Жасарал Куанышалин.

Существует и историческая, я бы сказал классическая демократическая оппозиция, основателями которой были Сергей Дуванов и Нурбулат Масанов.

Свое место среди демократических сил занимает Акежан Кажегельдин, склоняющийся к правым взглядам.

Есть оппозиция, которая возникла в результате определенных событий и политической конъюнктуры.

Одним словом, это обширный политический пласт. К примеру, власть ведь тоже не монолит. Что там власть, даже так называемая Семья не является монолитом. Это к слову. Правильнее говорить о том, что объединяет демократические силы. А объединяет нас борьба за демократическую систему, где мы могли бы проповедовать свои взгляды и убеждения.

Поэтому задача казахстанской демократической оппозиции вовсе не должна сводиться к унификации взглядов и убеждений в рамках единой организации, поддержании “стройности” рядов, а в подаче обществу правильных сигналов относительно своих базовых ценностей и ориентиров.

Люди должны голосовать не только потому, что они не симпатизируют кому-то, а за то, что поддерживают что-то. Не только потому, что не любят имярека, а потому что выступают за что-то ценностное, категориальное. Таким образом, одной из наших задач на новом этапе должна стать помощь обществу в формулировании своих электоральных предпочтений на качественно новом уровне.

А это требует четких формулировок не только в вопросах, связанные с либерализацией и модернизацией политической системы, но и по таким фундаментальным темам как безусловное обеспечение прав собственности и капиталов, в том числе на землю, разграничения сфер индивидуальной и коллективной ответственности граждан, места, роли государства в общественной жизни, ограничение и четкое определение допустимых границ вмешательства государства в личную жизнь гражданина, его творческую и иную свободы.

Не должны остаться без должного внимания и вопросы гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений, отношений государства и религии, языковые вопросы и т.д.

Что же касается факторов обеспечения единства демократических сил, то оно будет обеспечиваться за счет общего стремления совершенствовать политическую систему, изменить Конституцию страны, общего понимания превратности и опасности сегодняшней системы, когда вся полнота власти сосредоточена в руках одного института. Когда судьба 15 миллионов граждан зависит от воли и настроений одного единственного человека. В этом направлении у нас есть единство, общее понимание и общие планы. В этом пусть никто не сомневается.

— Но сегодня уже поговаривают о неминуемом расколе, очередном размежевании внутри демократов… Кто-то уходит…

— Я бы не стал драматизировать ситуацию. Какого-то массового исхода, способного обескровить демократические силы не было и надеюсь не будет. Причем если исход думающих и трезвых людей из власти стал практически закономерным и обычным явлением, то “уход” каждого представителя демократических сил встречается властью на “ура”, как экстраординарное событие.

Теперь относительно “уходящих”. Если вы имеете в виду тех, кто с начала 90-х годов находился в рядах демократических сил, а сегодня вынужден “уйти”, то я бы не стал их осуждать. В условиях авторитарного государства бороться за демократические идеалы тяжелая ноша, нелегкий труд. Тем самым ты подвергаешь опасности не только себя, но и жизни и судьбы своих близких, родных. Арсенал средств и методов режима “управляемой демократии”, воюющего с демократической оппозицией становится не только ухищренным, но и реально опасным для жизни людей.

Кроме того, за долгие годы борьбы у людей может скопиться физическая и моральная усталость. И если кто-то в таких условиях под давлением обстоятельств уходит из рядов оппозиции, то мы должны относиться к этому с пониманием и поблагодарить их за проделанную работу. Они сделали очень много в трудных условиях.

Единственное, о чем можно просить их, это то, чтобы они уходили с высоко поднятой головой, сохраняя уважение к себе. Не набрасывались на своих вчерашних соратников и друзей, не поливали грязью по желанию властей или каких-то групп те принципы и ценности, которые они в свое время отстаивали. То есть не становиться предателями в отношении своего дела, пусть и прошлого. И помнить, что “государственные заказы” и государственные должности явления временные.

Что касается специально внедренных людей (а такие тоже есть), которые выполняли и выполняют вполне конкретные “заказы”, то, как говорится, Бог им судья. Тем более, что об их деятельности известно не только Всевышнему…

“Эпоха” 17.02.06г

Новости партнеров

Загрузка...