Как человечеству не стать табуном лошадей, то есть – толпой?

Что сделали настоящие мусульмане, чтящие Коран, чтобы просветить карикатуристов и откорректировать их видение?

Кого высмеивал А.П.Чехов в “Хамелеоне”? Не надзирателя ли? Само собой разумеется, но его поведение понятно, чаще всего суть блюстителей порядка на виду. Значит, напомню, кто забыл, мастер подтекста, гениальный автор коротких рассказов, главной мишенью своего сатирического произведения назначил обыкновенную толпу. Страшная сила толпа, с акцентом на первое слово. Она может миловать, как преступника Варавву, казнить, как это сделала с Иешуа. Она может меняться в зависимости от того, какая собака укусила пострадавшего: генеральская или ничья, бродячая. А профилактика человечества от превращения в толпу, чтобы она не снесла на пути своем всё и вся по прихоти одного зачинателя, прерогатива новых чеховых. От них не требуется такая же гениальность, но помочь люду логически мыслить они обязаны. Кто-то скажет, глупо отвечать комментаторам статей. Мнение этого “кто-то” надо уважать, но это не значит следовать ему обязательно. Кто такие комментаторы? Читающие люди. Но если они свое мнение выражают корзинными словами, то, как не воскликнуть библейскими: Человечество! “Если свет в тебе тьма, то какова же тьма?”.

Молчать, значит, соглашаться. И до чего же мы дойдем своим молчанием? Это уже не о комментаторах; они, если не лошади* (*одна из комментаторов-девушек другому комментатору к “Ранам” написала: “Если б я убила Вас, я убила лошадь”. Но почему непременно “убила”, симптом агрессивной толпы, эффектней прозвучало бы “любила”), сделают соответствующие выводы и свою оценку статьям будут давать цивилизованно.

Нельзя в искусстве (поэзии, шарже, карикатуре и т.д.) все принимать буквально. Через искусство человек передает свое видение, свое понимание того или иного явления. Значит, это явление и есть причина возникшего стихотворения, картины, рассказа. В таком случае, бичевать или восхвалять нужно первопричину продукта. Когда-то, будучи студенткой, не раз слышала наставления из уст профессора с армянской фамилией (Манукян), чтобы мы не превращались в критиков, подобно тому, кто написал серьезную статью, мол, мух надо уничтожать, а не морочить ими головы детям, имея в виду “Муху Цокотуху” К.Чуковского.

Сложен мир… на самом деле – прост, нужно только немного призадуматься. Карикатуристы пророка Мухаммеда образно увидели ислам по деяниям Бен Ладена и ему подобных. Что сделали настоящие мусульмане, чтящие Коран, чтобы просветить карикатуристов и откорректировать их видение? Они вышли на улицы (согласно главе 31 – Локман, стих 16: “Сын мой, совершай молитвы, учи доброму, запрещай противозаконное”) и выступили против массовых убийств, порочащих ислам? Поднял верующих, действительно скорбящих по этому поводу, кто-нибудь из имамов, дабы заверить немусульманский мир, что ислам – религия миролюбивая? Вышли ли мусульмане так же, как датчане, просившие прощения за карикатуристов, сказав этим, что не согласны со своими согражданами-издателями? Что больше для Бога противно: то, что его пророка клеветнически запечатлели на бумаге или кровью детей, женщин, стариков, вообще не имеющих никакого отношения к политике, обагрили слово “мусульманство”?

В той же главе (ст. 17, 18) говорится: “Не криви своего лица из презрения к людям и не ходи по земле величаво: Бог не любит гордых и надменных, но походка твоя пусть будет скромная. Говори голосом тихим, потому что самый неприятный из голосов есть голос ослов”. Скромна ли походка вышедших громить посольства, и кто рулевой – не чеховский ли надзиратель, пресмыкающийся перед каким-нибудь генералом, да нет же, не перед генералом даже, а генералова брата собачкой, укусившей обывателя за палец.

Ладно, если б только классиков не знали называющие себя мусульманами, а ведь они, получается, и Коран не изучили. Не убивали бы они тогда христианских или иудейских братьев, ведь сказано: “Когда Мы вступили в завет с пророками, с тобой, с Ноем, Авраамом, Моисеем, Иисусом, сыном Марии, тогда вступили Мы с ним в завет твердый, чтобы от верных требовать верности, а неверным Он приготовил лютую муку” (Коран, гл.33 – Соумышленники, ст.7,8). Итак, не должен работу Бога, мщение, брать на себя человек, тем более лишать жизни священника. У него, человека, своя работа – просвещаться, просвещать, сеять…

“Кто хочет сеять для будущей жизни, для того Мы сделаем обильным посев его; а кто хочет сеять для этой жизни, Мы доставим и ему пожать от него, но ему не будет уже никакой доли в будущей” (Коран, гл.42 – Совещание, ст.19).

Новости партнеров

Загрузка...