Спецслужбы бывшего Союза — на территории России

Спецслужбы Таджикистана, Узбекистана и Туркмении вольготно чувствуют себя на улицах российских городов

Пока ФСБ ищет на московских улицах артефакты английской разведки, по тем же улицам ходят разведчики из стран, которые находятся под боком: на пространстве бывшего СССР. Как известно, в отношениях с ближайшими соседями Кремль предпочитает простые схемы — или друзья, или враги. И спецслужбы этих государств используют в России разные методы работы — методы прямо зависят от того, куда относят в Кремле тот или иной режим*.

\»Друзья\»

Наша контрразведка демонстрирует такую активность, что, кажется, ни один иностранный агент, развернувший деятельность на территории России, не останется безнаказанным. И до загадочной истории с камнем ФСБ регулярно объявляла о поимке какого-нибудь шпиона — то американского, то китайского. Двое ученых — обнинский исследователь Сутягин и красноярский физик Данилов, оказавшиеся в этой роли, — сейчас отбывают наказание в колонии.

Совсем по-другому ФСБ относится к спецслужбам наших азиатских соседей, которых мы считаем друзьями. На их проделки в России наша контрразведка закрывает глаза, хотя никаких прав на проведение своих операций здесь у них, естественно, нет. Напротив, как участники СНГ эти страны обязались не вести разведдеятельности друг против друга. Тем не менее регулярно с территории России при загадочных обстоятельствах исчезают люди, которые впоследствии обнаруживаются в тюрьмах Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана или Туркмении.

Таджикистан

Очевидно, что спецслужбы этих государств активизируют свою деятельность в России в связи с теми или иными политическими событиями.

Мухамадрузи Искандаров, председатель Демократической партии Таджикистана, до 2003 года руководил газовым гигантом этой страны — предприятием \»Таджикгаз\». Еще раньше — во время гражданской войны — Искандаров был одним из лидеров Объединенной таджикской оппозиции, воевавшей против президента страны Эмомали Рахмонова.

Несмотря на государственную должность, Искандаров не поддерживал самые важные для президента начинания. Например, в 2003 году он выступил против референдума по внесению изменений в Конституцию, которые позволили бы Рахмонову баллотироваться в президенты еще на два срока. Власть отомстила оппозиционеру, и в ноябре 2004 года Генеральная прокуратура Таджикистана обвинила его в терроризме, бандитизме, незаконном хранении оружия, незаконном содержании личной гвардии, а уж заодно и в растрате.

В ноябре по запросу Таджикистана Искандарова задержали в России, но российская Генеральная прокуратура отказалась его выдать, и 4 апреля 2005 года Искандарова выпустили из тюрьмы.

Такого быстрого освобождения не ожидала даже его адвокат Анна Ставицкая. \»В том же самом изоляторе, где сидел Искандаров, с августа 2003 года находится еще один оппозиционный таджикский политик, бывший министр торговли Хабибулло Насруллоев, которого Таджикистан также требует выдать. Он сидит уже 2,5 года, и Генпрокуратура до сих пор не приняла никакого решения\», — говорит Ставицкая.

Но радость была преждевременной: не прошло и двух недель, как Искандаров исчез и обнаружился уже в СИЗО Душанбе.

Поскольку события развивались, как в триллере Фредерика Форсайта, очень важно внимательно следить за датами.

4 апреля 2005 года Искандарова освободили. 5 апреля наш министр обороны Сергей Иванов встретился с Эмомали Рахмоновым в Таджикистане, где проходили международные учения \»Рубеж-2005\», и на протяжении трех часов они разговаривали, как сообщали СМИ, \»в том числе и о внутриполитической ситуации в регионе\». На следующий день после этой беседы Рахмонов неожиданно для всех прибыл в Сочи к Владимиру Путину, с которым обсудил намечающиеся в 2006 году в Таджикистане президентские выборы, которые, учитывая уровень жизни в стране, вполне могут закончиться так же, как и киргизские: цветочной революцией. Президенты расстались, довольные друг другом.

А через десять дней оппозиционного таджикского политика похитили и вывезли из России.

Информацию об обстоятельствах своего похищения Искандаров сумел передать из СИЗО министерства безопасности Таджикистана, где он сейчас находится, на волю. \»После своего освобождения Искандаров остановился у своего друга Виктора в подмосковном Королеве и вечером 15 апреля вместе с другом вышел на прогулку. К ним подошли двое мужчин в форме сотрудников ГИБДД. Не объяснив, в чем дело, гаишники, а также подоспевшие им на помощь люди надели на Искандарова наручники и затащили его в легковую машину. Все похитители были славянской внешности и говорили по-русски без акцента\», — рассказывает Дододжон Атовуллоев, главный редактор оппозиционной таджикской газеты \»Чароги руз\».

Проехав метров пятьсот, они пересадили пленника в микроавтобус и отвезли в какую-то сауну. На следующий день вечером похитители отвезли Искандарова в лес и там передали другим людям. Как он мог понять из разговоров, сотрудникам российских правоохранительных органов. Эти люди надели на него маску и затем в наручниках посадили на борт самолета. На протяжении полета никаких объявлений, характерных для пассажирских рейсов, Искандаров не слышал, из чего сделал вывод, что его переправили военным или военно-транспортным бортом. Утром 17 апреля оппозиционер обнаружил себя в аэропорту Душанбе, где его передали сотрудникам министерства безопасности Таджикистана.

Суд приговорил Искандарова к 23 годам лишения свободы.

Интересный момент: для пересечения границы похитителям не понадобился его паспорт — в Душанбе Искандарова доставили под именем некоего Баланина Геннадия Петровича. Версию о том, что его переправили с военного аэродрома, подтверждает и полученный адвокатами ответ из \»Домодедова\» (единственный столичный аэропорт, из которого отправляются рейсы в Душанбе): в базе данных автоматизированной системы регистрации DCS на направлении Москва — Душанбе Баланин Г.П. не числится.

По факту похищения прокуратура Королева возбудила уголовное дело, но расследовать похищение, по всей видимости, не торопится.

Туркмения

Выходцев из Туркмении, политиков и бизнесменов, стали похищать с территории России еще в 90-е годы. По данным правозащитников, в середине 90-х в посольстве Туркмении в России был даже создан специальный отдел, отвечающий за похищения, который курировал первый секретарь посольства Рахмангулы Аллаков, глава резидентуры КНБ в Москве. Видимо, его деятельность вполне устраивала Туркменбаши, так как в 1996 году он вернулся в Ашхабад и получил повышение — должность заместителя председателя КНБ.

В 2001 году из Туркмении бежала очередная группа оппозиционеров, в том числе бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, обвиненный в покушении на Туркменбаши, и Ниязову снова понадобились специфические навыки Аллакова. Его снова направили в посольство Туркмении в Москве, на этот раз под прикрытием \»советника по экономическим вопросам\». Вскоре Шихмурадова пытались похитить прямо на одной из московских улиц.

Между тем в последнее время Туркмения пытается использовать и легальные процедуры выдачи оппозиционеров, зная, что найдет понимание в России. Так, наша Генпрокуратура выдала Туркменбаши Мурада Гарабаева, бывшего сотрудника Центрального банка Туркмении, которого обвиняли в краже 40 млн долл. Несмотря на то что он являлся российским гражданином, а Туркмения признана страной, где к заключенным применяются пытки. И лишь благодаря вмешательству Страсбургского суда, куда обратилась его адвокат Анна Ставицкая, Гарабаеву удалось вернуться в Россию, где он был оправдан судом.

Хотя выдача Гарабаева и была санкционирована нашей прокуратурой, без вмешательства туркменских спецслужб не обошлось. \»Когда меня впервые задержали в Москве, сотрудники московского УБОПа доставили меня в свой офис. В кабинете, где меня допрашивали, кроме двух российских милиционеров, находились человек восемь туркмен — сотрудников КНБ и МВД. И они, не стесняясь свидетелей, говорили, что доставить меня в Туркмению будет несложно: закатаем в полиэтилен и вывезем\», — вспоминает Мурад.

Узбекистан

Спецслужбы Узбекистана активизировались на территории России пять-шесть лет назад, и интересуют их вовсе не наши государственные секреты, а их собственные граждане. Елена Рябинина, руководитель программы \»Помощь политическим беженцам из Центральной Азии\» комитета \»Гражданское содействие\», утверждает, что в последние годы участились похищения выходцев из Узбекистана, проживающих в Поволжье.

В основном пропадают те люди, которых узбеки считают причастными к деятельности террористической организации \»Хизб-ут-Тахрир\» и объявляют в розыск. Но поскольку получить подозреваемого по официальным каналам получается далеко не всегда, то его крадут.

При этом спецслужбы Узбекистана даже не пытаются запутать следы, предоставляя документальные подтверждения своей деятельности. Как это произошло в случае с Алишером Усмановым, работавшим преподавателем шариата в медресе в Казани.

Усманова власти Узбекистана объявили в 1998 году в розыск за посягательство на конституционный строй, но поскольку он получил российское гражданство, то экстрадиции не подлежал. В 2004 году его задержали в Татарстане уже российские милиционеры по подозрению в причастности к \»Хизб-ут-Тахрир\», но суд это обвинение не поддержал — и Усманова приговорили к нескольким месяцам в колонии-поселении за найденные у него боеприпасы.

29 июля 2005 года его должны были выпустить из СИЗО. Утром в тюрьму приехала его жена, но Алишера там не обнаружила. Сотрудники СИЗО пояснили ей, что в 5 утра \»он уехал вместе со встречавшими его лицами\». Только через три месяца удалось узнать, что Алишер сидит в СИЗО г. Намангана (Узбекистан). А когда правозащитники подняли шум, агентство РИА \»Новости\» со ссылкой на руководителя Бюро общественных связей СНБ Узбекистана Таракулова опубликовало вот такое сообщение: \»Алишер Усманов этапирован из Казани в Узбекистан согласно совместному с ФСБ плану по борьбе с международным терроризмом\».

\»Поскольку Генпрокуратура РФ не давала санкции на экстрадицию Усманова, то случившееся можно рассматривать как похищение СНБ Узбекистана гражданина с территории России\», — считает Елена Рябинина.

И это не единственный случай. Например, преподаватель арабского языка Маннобжон Рахматуллаев, выдавать которого российская прокуратура отказалась, пропал в 2003 году сразу после выхода из Саратовского СИЗО, как и Алишер Усманов.

Азербайджан

Это единственное государство в СНГ, гражданин которого был официально выслан из России за шпионаж. В 2002 году ФСБ задержала с поличным представителя Азербайджана в штабе по координации военного сотрудничества СНГ генерал-майора Расулова.

Тем не менее Азербайджан считается безусловным союзником России: четыре месяца назад директор СВР Лебедев даже встретился в Баку с президентом Ильхамом Алиевым.

Министерство национальной безопасности Азербайджана также практиковало похищения диссидентов. Например, подполковника МНБ Рамина Нагиева, бежавшего в Москву в 1998 году и разоблачавшего нравы родного ведомства, едва не вывезли в Азербайджан насильно. В конце 2002 года к Нагиеву возле его дома подошли незнакомцы, представившиеся сотрудниками ФСБ. Затем диссидента отвезли на МКАД, где его поджидал автомобиль с номерами посольства Азербайджана, но пока Нагиева пересаживали из машины в машину, он сумел сбежать и на следующий день уехал во Францию.

Между тем азербайджанские спецслужбы используют и более изощренную тактику. Как утверждает эксперт Института прав человека Эльдар Оруджев МНБ пытается взять под контроль общественные организации азербайджанцев в России. В июле 2002 года указом Гейдара Алиева был создан Государственный комитет по работе с азербайджанцами, который официально курирует диаспору.

P.S. Когда выяснилось, что сотрудники ЦРУ похищали подозреваемых в терроризме из европейских стран, поднялся страшный скандал, который привел к расследованию в Европарламенте. Европейцы не против борьбы с терроризмом: там просто считают недопустимым, когда иностранные спецслужбы хозяйничают в чужой стране, решая, кто может в ней находиться, а кто нет.

P.P.S. Мы сознательно не упоминаем спецслужбы Белоруссии, Армении, Киргизии и Молдовы, которые по разным причинам в подобной деятельности не замечены.

“Новая газета”, 27.02.2006г

Новости партнеров

Загрузка...