ТИХО! Суд идет!

Свидетель, приглашенный обвиняемой стороной, вообще заявил, что воскресный митинг, организованный оппозицией проходил на Центральном стадионе…

Само здание межрайонного административного суда г.Алматы выглядит весьма непрезентабельно. Кажется, что даже стены с облупившейся краской, черной от времени штукатуркой и обшарпанными дверями, ведущими в кабинеты судей, какой-то затхлый и зловонный воздух в коридорах оставлены так, дабы способствовать нагнетанию обстановки. А ведь из бюджета на нужды в том числе и судов выделяются довольно не малые средства.

Впрочем, как любят указывать наши судьи: “будем говорить по существу дела”.

В 11 часов утра в межрайонном административном суде города Алматы должны были начаться слушания по административным делам, возбужденным прокуратурой в отношении организаторов и участников воскресной акции “День памяти Алтынбека Сарсенбаева” — “День памяти жертв политических репрессий”. Понятно, что речь идет о руководителях и активистах демократического движения “За справедливый Казахстан”.

Однако, как и предполагали “бывалые наблюдатели”, в 11.00 ни один процесс так и не начался. Ожидающим начала процессов казалось, что судьи, судебные приставы, секретари суда и другие работники казахстанской Фемиды бесцельно снуют в полумраке лестничных пролетов, коридоров, между комнатами, но при этом совсем не занимаются делом.

Надо сказать, что тем, кто давно не бывал в вышеупомянутом здании, наверняка будет интересно узнать, что для того чтобы проникнуть в административный суд, необходимо воспользоваться черным или так называемым служебным входом. Вход с парадного крыльца теперь вовсе не относится к административному суду.

Впрочем, и служебный вход так охранялся бдительными стражами порядка, что люди пришедшие поболеть за своих соратников, вынуждены были толпиться в небольшом дворике перед зданием суда. Естественно, что люди на то и люди, чтобы не стоять как истуканы молча. Все разговоры крутились вокруг ситуации сложившейся после гибели Алтынбека Сарсенбаева и его соратников. Кто-то делился с соседом последней информацией, кто-то вспоминал, как получил повестку в суд. Между тем откуда-то появился мегафон, и старший брат Алтынбека Сарсенбаева – Рысбек стал говорить людям почему, по его мнению, обвиняемый властями Ержан Утембаев не имеет никакого отношения к гибели Алтынбека Сарсенбаева.

Видимо, речи говорившего не пришлись по вкусу тем, кто в этот момент находился в здании. Пока люди слушали делившегося с ними своим мнением брата погибшего политика, полицейские, действовавшие под руководством небезызвестного в Алматы п-ка Козлова и приехавших к суду прокуроров Медеуского района, образовали цепь и двинулись на людей. Наверное, можно сказать, что завязалась драка. Хотя, что значит драка в этом смысле, когда пожилых, старых людей, которые в основном и составляли толпу, буквально за шкирку дюжие молодчики выкидывали за ограждение здания суда. Люди упирались, перебегали из стороны в сторону, но это мало помогало. “Теперь еще вон тот угол”, — командует п-к Козлов. Немного досталось и журналистам. Кого-то помяли в толпе, а вздумавшим забраться на забор сломали видеокамеру. Кстати, в числе “выкинутых” за пределы территории суда, оказались и обвиняемые. Занятно выглядело, как надрывался судебный пристав в поисках Кожахметова, а в этот момент руководителя партии “Алга” двое полицейских выталкивали за забор.

В общем, судебные слушания начались лишь ближе к обеду. Найдя-таки Асылбека Кожахметова, его адвоката Сериккали Мусина и еще одного защитника – Сергея Уткина, пристав препроводил всех в зал суда, где уже восседали судья и представители прокуратуры Медеуского района. Предполагалось, что судебный процесс будет открытым. Конечно, в небольшом помещении уместились далеко не все. Но как оказалось позже, этот зал суда, в котором рассматривалось дело Кожахметова, еще был приличных размеров. Например, слушание дела Амиржана Косанова, судья вынуждена была проводить в своем кабинетике, площадью не больше 8-9 квадратных метров.

Как уже было отмечено, предполагалось, что суд будет открытым. Однако на требование защитников Кожахметова, заметивших в рядах журналистов затесавшегося с видеокамерой в руках сотрудника спецорганов, проверить служебные удостоверения представителей прессы и удалить всех тех, кто не имеет оного, судья Жаксыбеков с радостью, но при этом сохраняя выражение “скульптурного изваяния” из красного кирпича, принял решение удалить из зала суда всех журналистов. Наверное, по принципу: ни нашим, значит, и ни вашим. Понятно, что при этом судью Жаксыбекова весьма горячо поддержала заместитель прокурора Медеуского района Алматы Гульнар Ахмедиева. Судя по репликам, сия госпожа не делает разницы между представителями зарубежной прессы и казахстанской оппозиционной. Да и какая разница, все равно и те и другие пишут-то не то, что нужно (!). Кстати, до того, как всех журналистов выперли из зала суда, выяснилось, что ни подсудимый Кожахметов, ни его защитники не ознакомлены с материалами дела. Впрочем, в такой ситуации оказались все оппозиционеры. Все знакомились с материалами прямо перед самым началом процессов. А судья Жаксыбеков вообще предложил Кожахметову и его адвокатам ознакомиться с видеозаписью, на которую видимо есть ссылка в документах по ходу судебного слушания. Так что можно вполне уверенно предположить, что выстроить свою защиту, оппозиционерам было весьма не просто. В итоге суд над Асылбеком Кожахметовым закончился поздно вечером. Судья присудил Асылбеку Кожахметову 15 суток ареста.

Параллельно с процессом над Асылбеком Кожахметовым начались слушания по делу Маржан Аспандияровой. Однако на этом процессе тоже возникли проблемы. Поскольку сами слушания велись на казахском языке, то работники суда довольно долго не могли найти переводчика. В итоге, начавшийся пред обедом процесс тоже длился до самого позднего вечера. Маржан Аспандияровой суд назначил 10 суток ареста.

Лишь в 16.20 начались слушания по делу Амиржана Косанова. Параллельно с ним, на свой процесс была вызвана и Зауреш Батталова. Наверное, не стоит описывать все скучные судебные процедуры. Да и обвинялись-то демократы практически по одной статье АПК: “Организации и участии в несанкционированном митинге….”. Естественно, что каждый из оппозиционеров пытался объяснить, никакого митинга не было, а просто проводился “День памяти погибшего соратника и близкого человека”.

Кстати, не обошлось и без комичных ситуаций. Так, например, на процессе над Амиржаном Косановым, свидетель от стороны обвинения не мог указать, кто из присутствующих в комнате является тем самым Косановым, читавшим стихи, посвященные Алтынбеку Сарсенбаеву. Выглядело это примерно так:

Косанов: — Пожалуйста, укажите, кто из здесь сидящих людей – Косанов Амиржан

Свидетель: — Э-э, че?

Косанов: — Косанов Амиржан. Укажите, где Вы видите Косанова Амиржана?

Молчание.

Косанов: — Не знаете, да?! А откуда Вы узнали, что будут соревнования по картингу?

Свидетель: — Я сам пришел же!

Косанов: — А откуда узнали?

Свидетель: — Заранее знал я!

Защитник Косанова: — А откуда, можно уточнить? От кого Вы узнали? Прочитали в СМИ, услышали от друзей. Назовите. Я вот, например, не знал, что там будут соревнования по картингу.

Молчание.

Судья: Вы можете не отвечать на вопрос.

Свидетель: Не буду отвечать. Вон там написано, вот читайте сами.

Интересно, что в свидетельских показаниях приложенных к делу было указано, что на площади Чокана Валиханова в минувшее воскресенье проходили соревнования по картингу. Между тем напомним, что руководитель детской группы по картингам, увидев людей пришедших почтить минутой молчания Алтынбека Сарсенбаева, Василия Журавлева, Бауыржана Байбосына и других погибших соратников, отказался принимать участие в этом спортивном мероприятии. Впрочем, судью, зачитывавшую приговор Амиржану Косанову, нисколько не смутило ни явное незнание ситуации, ни заученная “речь” свидетеля от обвиняемой стороны, ни утверждения Рысбека Сарсенбайулы, выступившего в качестве главного свидетеля, о том, что организатором “Дня памяти” является только он сам. Суд приговорил Амиржана Косанова к 10 суткам ареста.

Надо сказать, что довольно цинично при этом прозвучали слова г-жи судьи после вынесения приговора о том, что в течение 10 суток Косанов или его защитник могут обжаловать ее решение в вышестоящей инстанции.

Пока проходили судебные слушания по делу Амиржана Косанова, в соседнем кабинете Ораз Жандосов, суд, над которым в тот момент еще не начался, удивленно просматривая материалы дела, которые секретарь суда дал ему для ознакомления, заметил: “Я понять не могу, почему здесь везде я прохожу под женским родом? Что это за обращения – “ей”, “ее”?

Не менее занимательная история произошла и на судебном слушании по делу Булата Абилова, получившего 5 суток ареста. Свидетель, приглашенный обвиняемой стороной (прокуратурой Медеуского района) вообще заявил, что воскресный митинг, организованный оппозицией проходил на Центральном стадионе. В результате судья была вынуждена вынести судебное представление за дачу ложных показаний.

Между тем, несмотря на нелепые порой ошибки свидетелей, на так и не продемонстрированные видеозаписи, на которые ссылались представители прокуратуры, на показания участников судебных процессов со стороны обвиняемых, судьи межрайонного административного суда г.Алматы в течение 1 дня вынесли практически всем руководителям и активистам движения “ЗСК”, за исключением лишь лидера КПК Серикболсына Абдильдина (слушание его дела перенесено на 1 марта текущего года) жесткие приговоры: Петру Своику – 5 суток ареста, Толену Тохтасынову – 15 суток ареста, Зауреш Батталовой – штраф 50 МРП, Гульжан Ергалиевой – штраф 50 МРП, Толегену Жукееву – штраф 25 МРП, Жармахану Туякбаю – штраф 30 МРП.

В заключение хотелось бы отметить, что, по все вероятности, судебные процессы, возможно, еще продлятся. Только в следующий раз на скамью подсудимых могут сесть журналисты. Учитывая последнее заявление г-на Алиева, вполне возможно, что наше предположение недалеко от истины.

Новости партнеров

Загрузка...