Откуда ветер дует

И что с этой газетой произошло теперь? Каковы причины столь явных преобразований в мышлении у Галины Дырдиной…

Когда в “Республике” появилась никем так до сих пор и не понятая, а потому наделавшая много шума статья Галины ДЫРДИНОЙ — интервью с подвизавшимся руководить филиалом оргкомитета по созданию партии “Алга” Адильжаном КИНЖЕГАЛИЕВЫМ, — я был в командировке в Семипалатинске по одному уголовному делу, а потому смог подробно ознакомиться с ней не так давно. Что и говорить, “Республика” опубликовала интервью с “новой звездой” внезапно взошедшей на олимпе славы среди уже целой армии “заказных соловьев”, пытающихся всячески дискредитировать как оппозицию в целом, так и её лидеров в частности.

Подобные КИНЖЕГАЛИЕВУ по своему содержанию люди элементарно не интересны, пусты и бездарны. А в случае с вышеупомянутым горе-политиком — вдобавок ещё и с довольно серьёзной историей болезни, относящейся к области психиатрии и проистекающей с раннего детства пациента. Судя по всему, кризисное обострение совпало именно с тем периодом, когда к нему со своими невесть откуда взявшимися вопросами обратилась Галина ДЫРДИНА. О том, что Адильжан психически нездоров и, мягко говоря, не совсем правильной ориентации, надеюсь, люди заказавшие ему это интервью, учтут на будущее. Но обстоятельство, что кто-то, пусть даже больной, но берётся пересказывать текстовку заранее проработанную человеком явно не глупым и наверняка играющим в свои игры внутри самой оппозиции, вызывает чувство сожаления.

Нет. Сожаление ни в коем случае не в отношении самого Адильжана. Ещё каких-то четыре года назад он подрабатывал рядовым агитатором папы Назарбаева, а после был буквально подобран нами с обочины и задействован рядовым распространителем газет. Которым он практически на сегодняшний день – в Петропавловске это всем известно — и является: кормить себя на что-то нужно, а на большее он и не способен.

Вызывает отчаянное сожаление тот факт, что Режиму, так рьяно пытающемуся не допустить консолидации всей свободомыслящей части общества на фоне деградации абсолютной власти, беспредельной коррупции на всех уровнях, пришли нечаянно-негаданно в помощники люди, которых ещё вчера эта же власть увольняла с работы за свои убеждения, отбирала бизнес, заводила сфабрикованные уголовные дела на близких родственников.

Нет, эти люди — не теневые агенты соответствующих структур, они не подкуплены властью. Они попросту чрезмерно накачались амбициями. Настолько, что теперь им уже сам Галымжан, который перенёс на себе все ужасы казахстанских застенков и, кстати, вовсе не для того, как выразился КИНЖЕГАЛИЕВ, “чтобы стать кумиром”. А как раз-таки для того, чтобы именно таким людям, которые пытаются его вклад в демократию занизить, своим мужеством пробить дорогу, завоевать обеспеченное реальными поступками уважение к оппозиции у простого народа.

Ведь стоит задуматься, насколько умышленно примитивируются, сужаются в своей постановке вопросы ДЫРДИНОЙ к КИНЖЕГАЛИЕВУ: “…он отсидел, преследовался властью”. Но ведь под этот критерий сегодня попадают десятки. А то, что имя Галымжана ЖАКЯНОВА разнеслось далеко за пределы Казахстана, то, что именно благодаря ему широкие массы населения прониклись уважением к оппозиции, то, что он стал её знаменем, — в счёт как бы не берется. Да и не будет преувеличением отнести ЖАКИЯНОВА к своеобразному квалифицирующему признаку, для осознания обществом оппозиции настоящей, т.е. осуществляющую свою деятельность по истинным убеждениям. Той, в которой есть ЖАКИЯНОВ. Ведь есть и заказная, домашняя, где такие личности, как БАЙМЕНОВ и ему подобные.

Что касается “Республики”, печатного органа, где работают действительно люди знающие свое дело, мне вспомнилось, как в начале 2003 года я выезжал в места заключения АБЛЯЗОВА, ЖАКИЯНОВА, где проводил работу по освещению реальной обстановки преступлений режима против них. Если помните, именно мои репортажи публиковались тогда без купюр в той “Республике”. В них я на конкретных фактах подвергал критике “заключения” правозащитников — таких как ТУРСУГАМБЕТОВА, — в которых говорилось о том, что “процессуальная законность содержания М.АБЛЯЗОВА выдерживается полностью”. Выступал я также и свидетелем в опросе международных наблюдателей о судьбе пребывания в УИС Галымжана и Мухтара.

Помнится, та же Галина ДЫРДИНА весьма активно интересовалась всеми многочисленными провокациями в отношении политзаключённых, акцентирируя при этом внимание читателей на том, что они сознательно променяли своё положение в обществе, достаток на лишения в неволе…

И что с этой газетой произошло теперь? Каковы причины столь явных преобразований в мышлении у Галины ДЫРДИНОЙ, человека, в отличие от интервьюируемого ею КИНЖЕГАЛИЕВА, — умного, профессионала своего дела? Да и в целом политики газеты? Как гражданина, в какой-то мере соприкоснувшегося с событиями последних лет, юриста-практика, внештатного корреспондента в прошлом все той же газеты “Республика”, да и просто человека мыслящего, меня заинтересовал вопрос: кто всё-таки те люди, которые написали и подсунули КИНЖИГАЛИЕВУ интервью?

Нечаянные помощники Администрации Президента, которые стремятся, судя по тексту, любым путём не допустить лидерства ЖАКИЯНОВА. Заранее прошу прощение за всё сказанное ниже у тех, кого мои предположения могут коснуться, но мои мысли, в отличие от рассуждении не совсем вменяемого КИНЖЕГАЛИЕВА, абсолютно самостоятельны и не зависит ни материально, ни карьерно. Думаю, они будут интересны читателям.

Итак, первое, что приходит на ум при ближайшем рассмотрении –

Союз Жакиянова-Аблязова

АБЛЯЗОВ, как всем известно, был вынужден уйти из политики. Но, с учётом его личностных, деловых и интеллектуальных качеств, — человек он явно незаурядный, наверняка просчитавший всё на несколько шагов вперед ещё до заключения под стражу. В том числе вариант крайний, т.е. ухода из публичной политики. Да и вряд ли он ушёл из неё, мы всё прекрасно понимаем. Тем паче, что команда его в оппозиции почти вся сохранилась. Часть из них, например, активно работает в оргкомитете “Алга” у КОЖАХМЕТОВА. Резонно было бы предположить: раз интерес в алматинской политтусовке, пусть даже скрытый, у Мухтара имеется, тогда возможно имеются и его личные амбиции, как человека имеющего высокий статус, также изрядно претерпевшего физически, морально да и материально за участие в своё время в выступлении против Режима. Мораль проста — на фоне ЖАКИЯНОВА, АБЛЯЗОВ может чувствовать себя проигравшим. Одного сломали — второй вышел не сломленным.

Тогда и мотив начинает прослеживаться развязанной нелепой PR-компании против ЖАКИЯНОВА — ревность перед успехом своего вчерашнего соратника и друга. По логике вещей, такое объяснение может иметь место, но, взглянув на эту ситуацию с другой стороны, необходимо учесть следующие факторы — незаурядные интеллектуальные способности АБЛЯЗОВА, его самооценка, уже сделанный большой вклад в демократию своей страны — помешали бы, на мой взгляд, в настоящее время просто пакостить. О том, что одним из пунктов “контракта” АБЛЯЗОВА с властью являлось его участие после освобождения в дискредитации всего движения, учредителем которого он в своё время являлся, не хочется даже и думать. По поводу нередких высказываний в адрес АБЛЯЗОВА, что его сломали, на мой взгляд — ни ЖАКИЯНОВ, ни любой здравомыслящий человек в Казахстане никогда не позволит себе их в адрес Мухтара. Автора этих строк самого сильно раздражают подобные речи, что может себе позволить лишь человек далекий от политики да от того изобилия приемов подавления личности, которое предоставляет наша уголовно-исполнительная система.

Волей судьбы мне довелось наблюдать в одной из многочисленных зон Казахстана, по которым меня катали с той же целью, как в считанные часы она сломала титулованного московского вора в законе. Хочу отметить, что для человека такой формации – знающего и зоновские законы, и понятия, и вообще живущего ими — сломаться, означает неминуемую смерть в скором будущем от рук своих же. Что тут говорить о “белом воротничке” с образованием МИФИ физика-теоретика, министре индустрии и торговли, в один миг трансформировавшегося из представителя казахстанской суперэлиты в бесправного зэка в продуваемых всеми ветрами особо жестокой зоне Державенки? Где завхоз отряда вместе с другими подобными выродками, как и сам тогдашний начальник той колонии, всячески его унижали, зачастую избивая. Лишь за первые пять месяцев с момента ввода в эксплуатацию той чудовищной зоны, там было насмерть забито четверо вновь прибывших этапом. Безнаказанно для администрации учреждения.

Именно поэтому лично я не хочу верить в то, что Мухтар после всего пережитого приобрел “комплекс” и ощущает себя ущемлённым перед ЖАКИЯНОВЫМ, его безусловным авторитетом в обществе. Не тот он, мне кажется, человек: слишком благородным должен быть АБЛЯЗОВ, чтобы поддерживать столь гнусную инициативу журналистов газеты, к которой, все мы знаем, некоторое время назад сам имел самое непосредственное отношение. Действительно столь явная попытка с его стороны скомпрометировать ЖАКИЯНОВА не укладывается в голове.

Предположение второе – внутрипартийное

После ареста Галымжана, номинально возглавил “ДВК” КОЖАХМЕТОВ Асылбек Базарбаевич (которому автор этих строк имеет чувство искренней благодарности за предложение помощи в трудный момент). Опять же в оппозиции, слава Богу, среди лидеров все люди далеко не глупы. Асылбек Базарбаевич человек не просто не глупый, он — высшей степени интеллектуал, аналитик, в прошлом отличник образования, преуспевший в бизнесе и во многих других своих начинаниях. Ему с таким багажом, естественно было бы предположить, весьма затруднительно ощущать себя руководителем такого масштабного движения исключительно номинально. Да и, являясь классным аналитиком, КОЖАХМЕТОВ отметил массу слабых мест в организации работы с регионами, в начале образования “Демвыбора”, затем партии.

Человек деловой и глубоко уважаемый мною, Асылбек Базарбаевич так же по-деловому подошел к организации работы уже новой партии “Алга”, которую планировалось воссоздать на базе “ДВК”, бесспорным брендом которой являлось имя Галымжана ЖАКИЯНОВА. Но… в силу каких-то причин, этого сделать не удалось. Причин очевидных: с одной стороны, понятная всем заинтересованность людей в том, чтобы практически руководителем вновь создаваемой партии был Галымжан Жакиянов, с другой – ресурсы, задействованные на образование “Алга”, преимущественно направляются из закормов Асылбека Базабаевича. А его, как человека делового, подобный расклад устраивать не может, тем более за свой счет.

При попытке выяснить, “откуда дует ветер” на Галымжана ЖАКИЯНОВА, необходимо вспомнить еще об одном персонаже — ТУМЕНОВОЙ Бахыт Ниязбековны. Консультант, боец невидимого фронта, который преданно находится рядом с Асылбеком Базарбевичем. В отличие от него самого, её личностный багаж не столь отягощён особым содержанием. Зато она преуспела на поприще командно-скандальных ЦУ в регионы. Которую, заметим, такие пластилиновые представители регионов как КИНЖЕГАЛИЕВ вполне устраивают. Подобный тандем Асылбека Базарбаевича, который по своему складу характера привык во всем видеть порядок, вплоть до математической точности (повторюсь, автор столь дерзких рассуждений относится с действительным уважением к нему) и ТУМЕНОВОЙ, привыкшей лишь требовать и обращаться к своим подчиненным, но никак не к соратникам, сугубо в императивном тоне, рано или поздно неминуемое должно было бы привести к некоторым раздорам внутри команды КОЖАХМЕТОВА. Возможно, статья с выступлением жалкого по своему предназначению человека КИНЖЕГАЛИЕВА была инициирована именно Туменовой. Но, поспешу оговориться, КОЖАХМЕТОВ попросту не опустился бы до того, чтобы подобные вещи заказывать КИНЖЕГАЛИЕВУ, а уж тем более придумывать ответы на вопросы, заранее подготовленные ДЫРДИНОЙ.

Госпожа ТУМЕНОВА, провозгласившая себя политиком, на этот раз дала маху. Её “производственную” близость к Галымжану, приходящуюся на время его губернаторства, не учитывать нельзя. Но тем более печальны будут подобные выпады из-за угла против того, кого ещё год назад она называла “национальным героем” и своим другом. Тогда, что же подлило масло в огонь на очаги воспалённого самолюбия ТУМЕНОВОЙ, что её дополнительно спровоцировало на подобную выходку, провокацию против ЖАКИЯНОВА? Как мне кажется, тот факт, что стал воссоздаваться прежний союз, образование которого в своё время и привело Галымжана за решётку, чему каждому человеку, искренне желающему демократических преобразований в обществе, а ни сугубо амбициозных рассуждений, стоит только радоваться — иначе и быть не могло. ЖАКИЯНОВ послужил примером для всех, осознанно шагнув в жернова президентских лагерей. Спустя некоторое время его же примеру последовал уважаемый Булат АБИЛОВ. Что, безусловно, подтверждают события минувших выборов. И та же закономерность. Уголовное преследование, уже на этот раз АБИЛОВА. Эти двое людей на деле доказали свою искренность. Их преданность своим убеждениям не могли, не воссоздать данный союз…

Возвращаясь же к стороне противной по оппозиционному лагерю, то чем скорее госпожа ТУМЕНОВА всё выше сказанное осознает, тем быстрее начнёт плодотворно работать вся коалиция оппозиционных сил, поскольку потенциал у команды КОЖАХМЕТОВА, способный внести свой вклад в общее дело, безусловно, имеется. И это, по моему глубокому убеждению, будет вполне возможно, если уважаемый мной Асылбек КОЖАХМЕТОВ в своей внешней политике по связям с общественными объединениями будет больше полагаться не на чёрный пиар ТУМЕНОВОЙ, а прибегнет как можно скорее к дипломатии. Воспользуется посредническо-миротворческой миссией человека, способного урегулировать все вопросы. К примеру, того же господина КОВТУНОВСКОГО, который, несмотря на все передряги, остался вполне контактным для тех и других.

В заключительной части своих “мыслей вслух” хотелось бы выразить надежду на то, что в дальнейшем подобное нелепое интервью с, извиняюсь за выражение, “мелочью пузатой” типа КИНЖЕГЕЛИЕВА, больше не публиковались. Поскольку они лишь отделяют момент достижения взаимопонимания. Что касается позиции филиала “ЗСК” Петропавловска, от имени которых разглагольствовал Адильжан Кинжегалиев, то его руководство и рядовые члены данным выпадом возмущены. Также, как и я сам.

Новости партнеров

Загрузка...