Петр Своик: “…поминальный сход граждан не подпадает под понятие собраний и митингов”

Сегодня в Национальном пресс-клубе состоялась пресс-конференция на тему: “О наказании участников Дня памяти Алтынбека Сарсенбайулы”

Сегодня в Национальном пресс-клубе состоялась пресс-конференция на тему: “О наказании участников Дня памяти Алтынбека Сарсенбайулы”.

Один из наказанных за участие в несанкционированной акции Петр Своик заявил, что судом нарушены принципы судопроизводства.

На основании ст. 32 Конституции граждане Республики Казахстан вправе мирно и без оружия собираться, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Пользование этим правом может ограничиваться законом в интересах государственной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья, защиты прав и свобод других лиц.

Следует отметить, что диспозиция статьи 373 КоAП PK предусматривает привлечение к административной ответственности за нарушение Закона Республики Казахстан “О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций в Республике Казахстан”. Из смысла ст. 1 названного Закона под собраниями, митингами и т.д. понимаются форма выражения общественных, групповых или личных интересов и протеста.

Между тем, поминальный сход граждан не подпадает под понятие собраний и митингов , о которых говорится в указанном выше Законе. На поминальный сход граждан, также как и на сход граждан при погребении умерших, собираются не для выражения общественных, групповых или личных интересов и протеста, хотя на этих сходах могут звучать не только чувственные слова поддержки родственникам, но и слова возмущения, против лиц, совершивших, к примеру, убийство. Поэтому для проведения схода граждан в честь памяти умерших или погибших лиц, регулируемой нормами обычного права, не требуется разрешения акимата.

В соответствии со ст. 7 упомянутого Закона местный исполнительный орган вправе запретить проведение собрания, митинга, шествия и т.д. в установленных законом случаях.

Однако намеченный поминальный сход граждан не подпадает ни под один из перечисленных в статье 7 случаям для вынесения запрета его проведения. Это обстоятельство и послужило основанием тому, что ни аким Медеуского района, ни аким г. Алматы не посмели запретить его проведение.

Согласно ч. 3 ст. 39 Конституции РК не допускается ни в какой форме ограничение прав и свобод граждан по политическим мотивам. Тем не менее аким Медеуского района и аким г. Алматы попытались воспрепятствовать представителям оппозиции и родственникам одного из (уже бывших) лидеров оппозиции Сарсенбаева А. провести данный поминальный сход именно в назначенный день и тогда, когда люди стали собираться на площади им Ч. Валиханова, под тем предлогом, что там проводятся соревнования на легковых автомобилях, пригнав туда всего лишь четыре старых автомашины марки “Жигули” под управлением каскадеров.

О неправомерности действий акима Медеуского района свидетельствует факт нарушения им Правил проведения спортивных мероприятий в Республике Казахстан и проведение так называемых соревнований с применением транспортных средств в не оборудованном и не приспособленном для подобного рода мероприятий территории, в ограниченной жилой местности, в центре такого мегаполиса как г. Алматы и во дворе здания, как Академия Наук РК, представляющей историческую ценность, сопровождавшихся оглушительным звуком музыки, скрежетом тормозов, дымом и ревом моторов старых автомашин, нарушавших общественный порядок, представлявших большую опасность для находившихся там граждан, нежели мирный поминальный сход.

Тем самым указанные действия акима Медеуского района и акима г.Алматы свидетельствуют о факте дискриминации прав граждан и родственников покойного Сарсенбаева А. по политическим мотивам, чему судом не дана должная оценка.

Без реагирования суда (в порядке ст. 654 КоАП РК) также осталось то обстоятельство, что именно противоправные действия названных акимов спровоцировали 26.02.06г. стихийное движение граждан в направлении площади Независимости и только умелое управление толпой организатора поминального схода и других сознательных граждан предотвратили наступление отрицательных последствий, что не влечет адмответственность в силу ст. 41 КоАП в виду наличия обоснованного риска.

Что касается административных дел, то анализ их показывает, что почти все протоколы об административных правонарушениях были составлены наспех, в нарушение КоАП не в день, когда произошли указанные события, а 27.02.06г. Поэтому полицией допущены нарушения прав лиц в отношении которых они возбуждены, в частности, не разъяснялись их права и обязанности, не только они не ознакомлены с протоколами, но им они даже не вручались, протоколы составлены небрежно, часто без указания даты, статьи и даже без подписей, можно сказать они тогда уже потеряли доказательную силу. Характерно то, что одни и те же свидетели фигурируют в большинстве административных дел, отдельные из них в суде уличены в лжесвидетельстве, тем не менее это не помешало суду ссылаться на их показания в своих решениях.

В частности, по делу в отношении Аспандияровой Маржан Хасеновны в протоколе об адмправонарушении нет ни даты, ни части статьи 373 КоАП, нет подписи лица, составившего протокол.

Не разъяснялись ее права, она не была ознакомлена с материалами дела, поэтому в суде она и защитник ходатайствовали перед судом о предоставлении возможности ознакомиться с делом, но материалы не были предоставлены в полном объеме, что послужило основанием для отвода судьи. Отвод вторично заявлялся ввиду отказа судьей в ведении производства на казахском языке, представленные переводчики затруднялись в переводе, переводили неправильно.

Судом был опрошен лишь один свидетель, который был уличен в лжесвидетельстве, и один свидетель со стороны защиты, показания которого отражены лишь частично и только в части, которая устраивает суд. В ходатайстве о вызове других лиц отказано, чем ущемлены права Аспандияровой М.Х. на защиту. Просмотр видеофильма показал, что Аспандиярова М. в день события нигде не замечена, поэтому видеофильм не имеет силы доказательств, но суд все равно привел его в решении как доказательство.

Между тем по КоАП никакие доказательства не имеют заранее установленной силы и доказательство признается достоверным, если в результате проверки выясняется, что оно соответствует действительности.

Все доводы обвинения относительно того, что Аспандиярова организовала “митинг” и шествие не нашли в суде подтверждения, поскольку не было доказано, что она участвовала в даче объявления в газеты, нет доказательств, что она была ознакомлена с разъяснением прокуратуры, что она является подписчиком газеты “Алматы-Акшамы”, где было опубликовано разъяснение, в деле нет доказательств, что акимат запретил проведение акции до того, как люди уже собрались на площади.

Судом нарушены такие принципы судопроизводства как принцип невиновности, законности, язык судопроизводства, свободы обжалования процессуальных действий и решений.

С момента вынесения постановления суда все арестованные были сразу же увезены в спецприемник-распределитель для адмарестованных, куда доступ защиты и родственников запрещен. Тем самым фактически нарушены их права на защиту, на обжалование решения суда.

Выяснилось, что содержание арестованных регулируется не Законом, а приказом Министра внутренних дел, где ничего не говорится о правах адмарестованных.

Новости партнеров

Загрузка...