Как Джон Ордвей мигом стал “своим в доску” для большинства наших СМИ

Вчера и сегодня вышли: “Экспресс К”, “Время”, “Комсомольская правда — Казахстан”, “МК в Казахстане”, “Свобода слова” и “Литер-неделя”.

Первое, что бросается в глаза, так это сообщения почти всех изданий о пресс-конференции в Астане американского посла Джона Ордвея с его заверениями в том, что причин сомневаться в правильности расследования убийства Алтынбека Сарсенбаева казахстанской стороной — нет. Сообщения эти носят в основном информационный характер, и ни одно СМИ, то ли из-за праздника весны, то ли по политическим мотивам, не берет на себя смелость обсудить, что же стоит за такой удобной для руководства Казахстана позицией Соединенных Штатов. Впрочем, кое-какие различия в подаче этих небольших, но важных материалов у разных газет все-таки наблюдаются.

Начнем с “Экспресс К”. На второй полосе вчерашнего номера “экспрессовцы” публикуют оптимистичную заметку под фотографией улыбающегося дипломата. “Контактировали ежедневно” — гласит заголовок информации. И далее по тексту:

“Расследование дела об убийстве Алтынбека Сарсенбаева, его водителя и телохранителя проведено тщательно и профессионально – таково заключение сотрудников ФБР, участвовавших в раскрытии этого преступления…

Как он (Ордвей — авт.) подчеркнул “нет причин сомневаться в той информации, которую уже имеют правоохранительные органы в отношении десяти подозреваемых”.

— Сотрудники МВД Казахстана ежедневно контактировали с представителями ФБР, — сообщил дипломат. – Следственная группа вела себя открыто. Поэтому нашим агентам было легко работать.

Кроме того, Джон Ордвей заявил, что в ближайшие дни для оказания дальнейшей помощи в Казахстан прибудут эксперты ФБР, которые тоже подключатся к делу”.

Тут же читатели “Экспресс К” узнают, что американский посол “не обошел стороной и острую для Казахстана проблему международного усыновления”. Затем им разъясняется, что “у властей США нет плана ликвидации базы Гуантанамо, ставшей всемирно известной тюрьмой”. А напоследок Джон Ордвей сообщает, что “посольство США переедет в Астану в сентябре текущего года. А значит, послу придется искать новые места отдыха. В Алматы было прощеДжон Ордвей катался на лыжах на Чимбулаке”, — трогательно подмечает “Экспресс К”.

Почти идиллическую картину своих коллег немного портит несколько напряженное изложение того же мероприятия “Комсомолкой”. Под фото с решительным взглядом Ордвея буквы заголовка: “В Казахстане ждут дополнительные силы ФБР”. И текст:

“Дипломат заметил, что возникло много вопросов и спекуляций, о которых заявил Ержан Утембаев (его подозревают в заказе экс – чиновника и его окружения), и сотрудники ФБР бросят все силы на выяснение этих обстоятельств.

Джон Ордвей считает, что убийство Алтынбека Сарсенбаева не может каким-либо образом повлиять на политическую стабильность в нашей стране.

— Нет вопросов, которые ставят под угрозу политическую стабильность в Казахстане, — заявил посол, однако признал, что некоторые — политического характера — вызывают беспокойство людей”.

Интересно, что ни одно СМИ не заостряет внимание на персонах загадочных агентов ФБР. Кто они? Можно ли, узнать их имена? Каков опыт их участия в расследовании подобных убийств? Владеют ли они русским или говорят на казахском? Общаются ли с нашими полицейскими устно или читают их документы? Наконец, почему ничего не слышно об их контактах с нашей оппозицией? Или им не интересны альтернативные источники информации?!

Газета “Время” также не проливает свет на приезжающих и уезжающих “секретных” агентов, однако, под сухим комментарием с пресс-конференции Ордвея дает развернутое интервью с мажилисменом Сериком Абдрахмановым. Поводом к разговору с депутатом служит его недавнее громкое заявление, касательно смертей Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева.

“В минувший понедельник председатель Комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности Серик АБДРАХМАНОВ обратился к президенту с заявлением. Он не верит ни в самоубийство Заманбека НУРКАДИЛОВА, ни в изложенную главой МВД версию убийства Алтынбека САРСЕНБАЕВА”, — говорится в статье Ирины Севостьяновой “Серик Абдрахманов, депутат Мажилиса: Мою позицию в кулуарах шепотом разделяют почти все”.

Однако, уже в начале статьи становится ясно, что за последние двое суток с позицией парламентария произошли чудесные метаморфозы. От жесткой принципиальности, граничащей с почти непримиримостью, глава Комитета мажилиса по международным делам скатился до откровенной “конструктивности”, перемежающейся иногда с мягкостью и уступчивостью. Иначе как объяснить такую переменчивость пассажей, когда вначале говорится о хищнической защите собственных задов, а потом о том, что в версию о самоубийстве Нуркадилова “пока” не верится.

“МК в Казахстане” помещая отчет с пресс-конференции Ордвея под лаконичным заглавием “Посол доволен”, позволяет себе тут же поместить никак не вписывающуюся в название статьи фотографию с не то чтобы недовольным, а явно чем-то озабоченным лицом американского дипломата. Впрочем, “МК” молодец уже потому, что в отличии от других изданий пристально посмотрел, как на личность нового председателя КНБ, так и на те внутренние процессы, которыми будет сопровождаться его нахождение на этом посту. Это тем более актуально потому, что злые языки из анонимов уже поспешили пришить к Амангельды Шабдарбаеву ярлык чуть ли не дирижера похищения и расправы над оппозиционным политиком.

В статье “Тверд, но справедлив” рассказывается:

“До недавнего времени он (Шабдарбаев – авт.) возглавлял Службу охраны президента…

С исключительным уважением говорят о Шабдарбаеве рядовые сотрудники СОПа. А некоторые из них вспомнили эпизод примерно двухлетней давности, когда, как это зачастую бывает, вдруг, откуда ни возьмись, появились слухи о возможном новом назначении А.Шабдарбаева. Некоторые СОПовцы тогда готовы были написать рапорты об увольнении и последовать за своим шефом. Не важно куда, лишь бы служить с ним рядом”.

Нотки сентиментальности во взаимоотношениях старших и младших силовиков сменяются четкими и емкими комментариями знающих людей – того же Серика Абдрахманова, другого депутата Виктора Егорова и замруководителя администрации главы государства Марата Тажина, которые в один голос подтверждают высокую степень профессионализма Шабдарбаева.

Наконец, в статье Тимура Исаева “Спецпроверка для спецслужбы” делается попытка анализа ситуации:

“Политические последствия убийства Алтынбека Сарсенбаева еще предстоит понять и оценить. Но одно уже ясно: трагедия чуть было не привела к кризису системы национальной безопасности Казахстана. Особенно громким получился скандал на контрастном фоне привычной репутации КНБ. До этого комитетчики слыли, как и положено, обладателями самых чистых рук, горячих сердец и холодных голов. Задержания судей-взяточников, аресты коррумпированных милиционеров, таможенников, увы, мало кого удивляют в нашей стране. Причем заслуга в выявлении таких преступлений, как правило, принадлежит органам национальной безопасности. И вдруг такой прокол в их собственных рядах: пятеро сотрудников специального подразделения “Арыстан” арестованы по подозрению в похищении политика…

По престижу органов национальной безопасности был нанесен серьезный удар. Дальше все развивалось по логичному сценарию снежного кома. Председатель КНБ подает в отставку. Звучат настойчивые требования о роспуске \»Арыстана\». Затем призывы если не распустить весь комитет, то уполовинить его полномочия. И вот здесь подкралась уже реальная угроза кризиса. Чем он мог завершиться? Выбор состоял из трех зол. Роспуск комитета — это, конечно, радикальный вариант. Другой, более мягкий по форме, но такой же по содержанию — его \»оптимизация\». Что стоит за этим словом, казахстанцам объяснять не нужно. Назначается новый председатель, который устраивает такую зачистку кадров, перетряску структуры и ревизию целей комитета, что тот надолго оказывается недееспособным. Наконец, третий вариант — приходит человек, афиллированный с политическими и финансовыми группами, для которого их конкретные интересы важнее, нежели абстрактная национальная безопасность. А в итоге получаем мину замедленного действия…”.

Далее автор статьи, ища пути восстановления замаранной репутации Комитета Нацбезопасности, делает заключение, из которого становится видно, что, как и прочие, более или менее лояльные существующему порядку издания, “МК” наступает на одни и те же грабли: бичует маленьких исполнителей, стараясь не замечать за ними больших заказчиков.

“Исчезновению комитета аплодировали бы многие криминальные группы, но, к счастью, по этому пути мы не пошли. Назначение главы системы национальной безопасности — априори непростое решение. А в нынешних условиях оно стало ответственным чрезвычайно. Какая кандидатура объективно нужна? Это зависит от задач, с которыми надлежит справиться.

Краткосрочная, точнее, неотложная задача — восстановить престиж органов национальной безопасности. Она складывается из двух составляющих. Во-первых, принять действенные меры для усиления дисциплины. Да, \»оборотни в погонах\» есть во всех правоохранительных органах, никто от этого не застрахован. Но подобные объяснения мало что значат для общества. Пока не появится ответа на вполне законный вопрос: а как попали эти, мягко говоря, случайные люди в систему спецназа? Остались ли там еще такие кадры? Как поставить для них \»фильтр\»?”

“Свобода слова” гвоздем номера делает сегодня беспрецедентный судебный процесс с Адонисом Дербасом. Весь эмоциональный запал, если не сказать гневный смех сквозь горькие слезы, журналист Алма Шарипова выдает уже в аннотации к статье “Как судят газету “Свобода слова”.

“Судебный процесс над газетой “Свобода Слова”, начатый 3 марта в Медеуском районном суде г.Алматы по иску канадского гражданина, палестинца по происхождению, Адониса Дербаса, по идее, должен войти в историю мирового правосудия как аномалия, нонсенс, вывих. Его можно сравнить с патологией, когда великовозрастный сын подает в суд на свою мать за то, что она его произвела на свет. А наше казахстанское, так называемое, правосудие на полном серьезе делает из этой патологии вполне нормальное явление”.

И далее краткое содержание предыдущих серий:

Летом прошлого года к нам в редакцию поступило обращение Адониса Дербаса к президенту Назарбаеву, в котором он писал, что он, как иностранный инвестор, поверивший словам президента о благополучном климате в Казахстане для инвесторов, вложил свой капитал в нашу страну. Согласился вести совместный бизнес с членами семьи президента. Но старший зять президента Рахат Алиев и его зарубежные родственники, используя имя Адониса Дербаса и статус инвестора, зарегистрировали без его ведома целый ряд компаний и долгие годы самовольно от имени Дербаса перекачивали большие финансы в офшорные зоны. А потом, как писал Дербас, они вышвырнули его из совместного бизнеса. Он пытался найти защиту во всех высоких инстанциях власти, но от него отделывались отписками, хотя он предоставил все документы о преступной деятельности по отношению к нему. Потом его начали преследовать и, наконец, осудили на 15 суток”.

Затем “Свобода слова” цитирует Булата Абилова, который более подробно и обстоятельно рассказывает о злоключениях канадского гражданина. О том, что до своего знакомства с Абиловым, Дербас 7 лет жил в Казахстане, о том, что вложил 700 тысяч долларов в гостиницу “Карачаганак” в Западном Казахстане и о том, что этот бизнес он вел с семьей Хорани, к которой принадлежит Гульшат Хорани (Алиева), сестра Рахата Алиева.

Рассказывает Абилов и о пленке с записью разговора Дербаса с Альнуром Мусаевым, бывшим председателем КНБ и доверенным лицом Рахата Алиева, в ходе которого последний якобы уговаривает канадского бизнесмена не качать права, раздражая Рахата, а смириться и уехать из страны. Говорит о бесполезности обращений Адониса в различные правоохранительные инстанции с жалобой на притеснения. Повествует о методах устрашения, применявшихся к Дербасу: от разбитой топором квартиры бизнесмена, до угроз слить европейцам и американцам информацию о якобы исламском террористе палестинского происхождения. И т.д. и т.п. Одним словом, лучшим средством от семейства Хорани-Алиевых Булат Абилов назвал канадцу – огласку, то есть обращения в те СМИ, которые не любят “молчать”.

Хотели, как лучше, а получили беспрецедентный судебный процесс. Тот, кому газетчики пытались оказать помощь, формируя вокруг его беды определенное общественное мнение, через некоторое время подал на них в суд. Дескать, с Рахатом Алиевым и его близкими все было хорошо, прекрасная Маркиза, а если кто и обращался к кому-то за помощью, то это был, скорее всего, не я, а кто-то другой:

“Свидетель Геннадий Бендицкий на суде подтвердил рассказ Абилова и добавил, что 22 февраля Дербас позвонил к нему и попросил прощения (газета “Время” и Бендицкий тоже получили иск от Дербаса и проиграли процесс – суд присудил каждому по 500 тыс. тенге штрафа), сказал, что это “не его игра”…

Судья Медеуского районного суда Алматы Марат Максудов вел процесс весьма оригинально. Он практически оставил без внимания выступление на первом заседании суда эксперта Рахили Карымсаковой, доцента филфака КазНУ им. Аль-Фараби, которая сделала вывод, что рассматриваемый фрагмент интервью Булата Абилова не носит порочащий честь истца характер.

Затем судья Максудов отказал в ходатайстве вызвать Адониса Дербаса на заседание суда, сославшись на присланное по факсу послание Дербаса. Канадский бизнесмен, в частности, написал, что “боится находиться в РК, где всегда под угрозой”, но не уточнил – под чьей угрозой. После этого судья отказался провести почерковедческую экспертизу подписей Дербаса под исковыми заявлениями, которые очевидным образом отличаются от подписей в других документах “дела” (в том числе в оригиналах), отказался вызвать ряд свидетелей и т.д. В зале суда стоял сдавленный ропот возмущения зрителей. Но судья и дальше продолжал отказывать и отказывать. Отвод судьи ответчиками ничего не дал. После долгих раздумий председатель Медеуского суда вновь поручил Максудову вести процесс. Все – как о стенку горох. На третьем заседании присутствовавшая в зале суда публика не могла уже смотреть на эту откровенную дискриминацию прав ответчиков. Народ не выдержал и взорвался возгласами протеста. “Позор! Позор!” – кричали аксакалы, бабушки, мужчины и женщины, покидавшие зал суда”.

Суд над “Свободой слова” продолжается и, увы, не многие казахстанские СМИ спешат освещать это событие, хотя бы из чувства корпоративной солидарности. К ним можно отнести и газету “Литер-неделя”, ну совсем по непонятным причинам 8 марта решившее выдать обстоятельное интервью с известным российским политологом, директором Института гуманитарно-политических исследований Вячеславом Игруновым. И ладно, если бы темой было, например, видение российским экспертом последних событий у ближайшего политического союзника России – Казахстана. Но нет, разговор почему-то идет о возможном преемнике ВВП. Можно, конечно, согласиться, что кремлевские интриги не менее интересны нашему читателю, чем тайны Ак – Орды. Но все же, когда в разгар намечающегося политического кризиса в нашей стране, претендующее на имя “серьезное”, казахстанское издание берется публиковать материалы на несколько отвлеченную тему, это больше напоминает плохо скрываемое содержимое той информационной политики, которая главенствует в наших широтах. А именно увод потребителя информации от острых и злободневных проблем, размышления на нейтральные темы о трудностях, которые если и существуют где, то только не в Астане.

В самой же статье “Литер-недели” “Путин может возглавить Газпром” Вячеслав Игрунов сообщает, что ВВП вряд ли пойдет на изменение Конституции и выдвижение своей кандидатуры на очередной президентский срок. Что в качестве его преемника наиболее часто экспертами отмечаются три кандидатуры: министр обороны Сергей Иванов, первый зам председателя правительства Дмитрий Медведев и глава российских железных дорог (РЖД) Владимир Якунин.

Ближе к концу интервью вспоминается про Казахстан и то, через призму российского опыта передачи власти:

“Возможностей для российского сценария ни у одной другой республики постсоветского пространства сегодня нет. Везде уникальная ситуация. Может быть, ближе всех к осуществлению смены главы страны по российскому варианту стоит Казахстан, но и в этой стране есть масса других обстоятельств, которые помешают это осуществить по кремлевскому сценарию 2008 года. А уж в других республиках, стоящих на пороге смены президентов (например, в Армении, Беларуси), таких возможностей просто нет”.

Новости партнеров

Загрузка...