Слуховые галлюцинации Дариги Назарбаевой

“Сложившиеся обстоятельства”, как теперь конфузливо называют разразившийся политический кризис, вынуждают Даригу Назарбаеву и аффилированные с ней структуры заняться жанром политических заявлений, ранее больше свойственным оппозиции. Политические убийства, потрясшие общество, волнуют авторов этих обращений лишь постольку-поскольку. Большая часть их негодований направлена на неведомые силы, распространяющие порочащие президента и его семью слухи.

Обещание Дариги Назарбаевой и ее супруга привлечь к международному суду неназванных лиц, ведущих “срежессированную клеветническую кампанию”, вызывает недоумение. Озадачивает вовсе не то, что в подконтрольных оным лицам средствах массовой информации, кампания по шельмованию демократической оппозиции и отдельных неугодных чиновников не прекращалась никогда. Дело не в этике, а в целесообразности.

Практическая польза публичных воззваний, по меньшей мере, сомнительна. В самом деле, наивно полагать, что угрозы Назарбаевой испугают западных журналистов и интернет-авторов. Трудно представить, что “определенные круги” недоброжелателей высокопоставленной четы одумаются и прекратят покушаться на “стабильность” и “конституционный порядок”. Вместе с тем, официальные заявления, признающие тот факт, что мировая пресса подозревает родственников президента в причастности к политическим убийствам, будучи оглашенными по всем казахстанским телеканалам, слухов в обществе вряд ли, убавят. Скорее наоборот – распространят их с невероятной быстротой.

Казалось бы, грянувший кризис должен подвигнуть правящее семейство, прежде всего, на серьезный анализ ситуации, а не на скоропалительные прокламации в адрес виртуальных клеветников. Следовало бы поразмыслить над тем, почему глава государства и его окружение так уязвимы для чудовищных (без кавычек) домыслов? Отчего при декларируемом росте народного благосостояния, успехах в экономическом развитии, мире и согласии в стране etc., ее руководители имеют в высшей степени сомнительную репутацию? В силу каких причин, многолетняя ежедневная пропаганда светлого образа президента и его одаренных, во всех отношениях, родственников не принесла никакого результата? Почему убийство оппозиционного политика вызывает у большинства наших сограждан неколебимую уверенность в том, что нити преступления ведут, если не в самый верх, то ближайший его круг? Каким образом публикации в малодоступном для большинства граждан интернете и малочитаемых западных и российских газетах имеют феноменальную реакцию на умонастроения казахстанцев? Да и в них ли дело?

Утверждать, что во всем виноваты некие силы, ведущие целенаправленную кампанию, столь же примитивно, как и обвинять “вражеские голоса” в развале СССР. А может все-таки ветер дует отнюдь не оттого, что кто-то ритмично раскачивает деревья?

Некритичный взгляд на собственную информационную политику и гипертрофированная оценка потенциала медийных ресурсов не впервые играет с казахстанскими телемагнатами злую шутку. О том, что пропагандистские возможности политических игроков ограничены не только доступом к СМИ и рекламным бюджетом, Дарига Назарбаева могла убедиться еще в 2005 году, когда ее партия “Асар”, несмотря на тотальную поддержку в СМИ, получила более чем скромные результаты.

Фантазии придворных имиджмейкеров, не есть единственное и достаточное приворотное средство, возбуждающее народную любовь к партийным лидерам. Вряд ли можно рассчитывать на симпатии граждан, если и вырубку яблоневых садов и акцию в защиту алма-атинского апорта осуществляют родные сестры. Если дочь нещадно разоблачает вороватых чиновников, а ее отец награждает оных орденами и вотчинами.

Можно восторгаться тем, что “пипл хавает” байку про “нашего комиссара Каттани”, вернувшего из конголезского плена летающий металлолом. Но тогда и не надо возмущаться, когда вскормленный на такой диете обыватель с удовольствием смакует столь же “реальную” историю про то, как означенного героя стошнило при виде убиенных оппозиционеров.

Аншлаги на концертах отнюдь не свидетельствуют о певческом таланте дочери действующего правителя. Любому гражданину позволительно иметь человеческие слабости, и оперное пение не худшее среди таковых. Однако зачем же ежедневно насиловать все население гламурными клипами? Благоприятную среду для распространения “гнусной лжи” порождает ни что иное, как неумеренная назойливость. Это асимметричный ответ телезрителей, утомленных чужой звездной болезнью.

Волна слухов и подозрений вокруг “сложившихся обстоятельств” — есть логическое продолжение политики нагнетания страха, которую насаждали обществу все официозные СМИ в предвыборный период. В результате страх населения перед своими правителями зашкалил за 91 процент. Поправить такой имидж посредством тяжбы в международных судах представляется затруднительным. У Гааги несколько иная специализация.

Новости партнеров

Загрузка...