Галымжан Жакиянов: Назарбаев во власти мифов

Источник: “Новая газета”

14 января на железнодорожном вокзале Алма-Аты было не протолкнуться. Встречали самого известного политзаключенного страны Галымжана Жакиянова, вернувшегося после четырех лет, проведенных в тюрьме. Лидер самого авторитетного четыре года назад оппозиционного движения \»Демократический выбор Казахстана\», лишенного регистрации за время его отсутствия, он не только сохранил своих сторонников, но и легко вошел в новые политические реалии и процессы, происходящие в стране.

— Как вам это удалось, Галымжан?

— А я из этих процессов все четыре года и не выключался. Связь с внешним миром не прерывал, поддерживал — официальным и неофициальным путем — отношения с друзьями и соратниками. Давал заочные интервью, выступал со статьями. Словом, был в гуще жизни. Другое дело, что я не имел возможности полноценного участия в решении организационных вопросов, связанных с оппозицией. Но внимательно отслеживал все происходящее.

Ведь после того как в 2001 году было создано движение \»Демократический выбор Казахстана\», власть поставила перед собой задачу: полностью зачистить это политическое поле от любого — в их понимании — политического сорняка. С тем чтобы оппозицию имитировали максимум две-три политические партии, максимально приглаженные, \»свои\». Не получилось. Поэтому одним из главных достижений последнего четырехлетия считаю то, что власть поняла: оппозиция нужна и должна быть.

— С чего это вдруг власть вдруг стала такой понятливой?

— Скорее, с этим фактом смирилась. Осознала, что хочешь не хочешь, а оппозиция уже есть и будет всегда. Ее, власти, задачей стало максимально затруднить существование этой оппозиции. Ужесточили законодательство: теперь для регистрации новой партии требуется собрать не менее 50 тысяч членов. Задача трудная, но выполнимая. Однако и эти партии не регистрируют, находя те или иные причины.

Что еще бросилось в глаза после четырехлетнего отсутствия — общество начало меняться. Все больше людей понимают общественно-политическую ситуацию в стране, задумываются не только о том, как жить сегодня, но и о том, что будет завтра. И осознают, что власть занимается не столько делами насущными, сколько мифотворчеством.

— И что же это за мифы?

— Первый — миф о политической стабильности. О какой стабильности можно говорить, если за считанные недели в стране убивают двух крупнейших оппозиционных политиков — Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева? И при этом не могут найти истинных заказчиков этих убийств. Это же политический кризис. В любой другой демократической стране такой кризис признали бы и приняли какие-то неординарные меры — вплоть до отправки в отставку правительства, не говоря уж об отдельных министрах. И глава государства должен был бы выступить на чрезвычайном заседании парламента с обсуждением сложившейся ситуации.

Второй миф — о так называемом экономическом чуде. На самом деле экономика страны развивается абсолютно экстенсивными методами, за счет недр. Основных запасов хватит лет на тридцать, если говорить об углеводородном сырье. В 1997 году была разработана и с большой помпой презентована государственная программа — \»Стратегия-2030\». По замыслу документ является ни много ни мало стратегическим планом развития всего государства. По сути же вся государственная стратегия сводится исключительно к теме добычи и транспортировки природных ресурсов страны. Обратите внимание на цифру 2030 — год, когда цель будет достигнута, а общество будет \»благоденствовать\». На самом деле это то время, к которому наши недра будут исчерпаны и вопрос, как жить дальше, встанет во весь рост. Рекламируемая нынешними властями \»Стратегия…\» не дает ответа и на другие вопросы: как жить сегодня, как развивать конкурентную экономику, как разумнее использовать наши богатства, как обеспечить занятость населения. Ничего не говорится о развитии других, несырьевых секторов экономики, к примеру, перерабатывающей промышленности, машиностроения, наукоемких производств. Это, по сути, программа деиндустриализации страны, в которой все дружно кинулись добывать нефть.

Реальный уровень жизни населения, особенно вдали от центра, очень далек от того, что пропагандируется казахстанской властью. Особенно осознаешь этот контраст, находясь в тюрьме, когда видишь, что колонии наши забиты в основном молодыми людьми, попавшими туда не в силу своего криминального происхождения, а из-за социальных и экономических проблем государства. Поэтому говорить об экономическом чуде, о процветании Казахстана на фоне таких проблем, на фоне отсутствия свободной конкурентной среды для предпринимательства и повальной коррупции в масштабах всего государства будет по меньшей мере ошибочно.

Третий миф — о состоявшейся государственности Казахстана. Конечно, есть внешние атрибуты независимости, есть гимн, герб, флаг, резиденция президента, парламент, правительство… Но если смотреть в корень, государственность начинается с устойчивой политической системы, а ее у нас нет. Поскольку отсутствует реальная демократия, а институты гражданского общества находятся в зачаточном состоянии. Авторитаризм только усиливает уязвимость молодого государства, так как все ветви власти сосредоточены в руках одного человека, который, в свою очередь, подвержен влияниям непрозрачных внутренних и внешних сил. Отсюда непредсказуемость власти и неопределенность в перспективе.

Слабость гражданского общества показали последние президентские выборы, в которых победил страх. Властью определена кнопочка, на которую так легко периодически нажимать. Людей не столько агитировали за Назарбаева, сколько доходчиво объясняли: не проголосуешь правильно — уволим с работы или эта участь постигнет твоих детей и близких. Руководителям бюджетных организаций доводили нормы, сколько людей должно было проголосовать \»правильно\». Что самое страшное и неприятное, в это дело оказались вовлечены учителя, другие работники просвещения. Ведь именно они обычно являются членами участковых комиссий. Можно только представить, какие уроки они смогут давать детям в периоды от выборов до выборов. Это уже преступление перед будущим.

— Вы говорили о двух громких политических убийствах. Но правоохранительные органы вроде бы бодро рапортовали, что успешно ведут расследование…

— Если это можно назвать расследованием. Убийство Заманбека Нуркадилова власть, например, пытается представить самоубийством. Представьте себе, человек, по их мнению, три раза в себя стрелял. Два раза в область груди (через подушечку!!!) и контрольный — в голову. Какой здравый человек в это поверит? Тем более что сам Нуркадилов не раз заявлял, что с ним нечто подобное может случиться, поскольку он неоднократно выступал с разоблачением коррупции в высших эшелонах власти. Он открыто обвинял президента Назарбаева, в том числе в связи с так называемым \»Казахгейтом\».

— Здесь уместно напомнить, что в рамках этого дела три года назад в США был арестован советник президента Назарбаева американский гражданин Джеймс Гиффен. Ему предъявлено обвинение в даче взяток высшему руководству Казахстана для продвижения интересов нефтяных компаний. Защита Гиффена не отрицает, что взятки их подзащитный давал, но утверждает, что он действовал в интересах США, являясь резидентом ЦРУ, и обо всех своих действиях докладывал руководству этой организации. Так что вопрос сегодня стоит так: давал ли он взятки как частное лицо или по заданию ЦРУ? А Нуркадилов приложил руку к этому расследованию, к тому, что о \»Казахгейте\» узнали в стране.

— Совершенно верно. С убийством Алтынбека Сарсенбаева и его двух товарищей все так же шито белыми нитками. Официально было объявлено, что задержаны их похитители. Ими оказались сотрудники спецслужб, которые сделали это якобы из чисто материального интереса. Было названо имя предполагаемого заказчика, Ержана Утембаева, бывшего руководителя аппарата сената. Причина заказа — \»глубокая личная неприязнь\». А откуда ей взяться? Даже в то время, когда Алтынбек сам работал в правительстве, их пути с Утембаевым не пересекались. Тем более после того, как он ушел в оппозицию. Я лично знаю Утембаева и могу утверждать: он никоим образом не похож на кровожадного мстителя. А тут, по версии следствия, он взял в банке кредит на 60 тысяч долларов и все потратил, чтобы организовать убийство человека, к которому испытывал \»личную неприязнь\», и двух его товарищей, с которыми даже не был знаком. Судите сами, является ли это мотивом преступления, в котором были загублены жизни трех неповинных людей? На мой взгляд, здесь явно политическое убийство хотят перевести в разряд обычной бытовухи, за которую власть ответственности не несет.

Алтынбек Сарсенбаев был не только моим близким соратником и другом. Мы с ним ровесники, и наши судьбы во многом схожи. Он также закончил московский вуз (МГУ) в годы \»оттепели\», так же рано (в 31 год) занял ответственный государственный пост. Был министром информации, секретарем Совета безопасности республики, затем послом здесь, в России. Два года назад ушел в оппозицию. Требуя демократизации страны, ставил острые вопросы перед Назарбаевым, в том числе о моем освобождении. Как личность, как талант он очень много значил для своего народа. В нем органично сочетались качества истинного государственника и убежденного сторонника идей демократии и открытого свободного общества. Для нации это невосполнимая утрата.

— А вообще возможен сегодня в Казахстане диалог власти и оппозиции?

— Диалог возможен всегда. Но ответственность за начало такого диалога, мне кажется, всегда лежит больше на власти. У нее есть для этого все ресурсы, нужно только желание. Пока мы видим только имитацию готовности к такому диалогу.

“Новая газета”, 13.03.2006г.

Новости партнеров

Загрузка...