Машкевич и Шодиев разошлись по “национальным квартирам”

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

“Форбс” исключил из списка казахстанских миллиардеров Машкевича и Шодиева

Славящийся своей страстью подсчитывать содержимое чужих кошельков и банковских счетов журнал Forbes порадовал своих читателей очередным рейтингом богатейших людей планеты. Количество обладателей впечатляющих состояний вновь бьет рекордные отметки. Если в 2005 году эксперты насчитали 671 миллиардера, то за последние двенадцать месяцев их число достигло уже 793.

Который год подряд возглавляет топ-лист владелец корпорации Microsoft Билл Гейтс, состояние которого стало весомее на $3,5 млрд. и достигло круглой суммы $50 млрд. Серебряная медаль в этом неофициальном первенстве – у американца Уоррена Баффета ($42 млрд.). Бронзу заполучил мексиканец Карлос Слим Элу ($30 млрд.). За ним идет швед Ингвар Кампрад ($28 млрд.).

С прошлогодней третьей на пятую позицию был вытеснен хорошо известный у нас индиец Лакшми Миттал ($23,5 млрд.), потерявший за год полтора миллиарда. Осуществив в последнее время масштабные приобретения, в том числе американской International Steel Group и украинской “Криворожстали”, бизнесмен ныне сталкивается со снижением уровня прибыли. К тому же неблагоприятно для Миттала складывается ситуация вокруг попытки поглотить зарегистрированного в Люксембурге главного конкурента – компании Arcelor. Поэтому вместо ожидаемого многими подъема по лестнице тщеславия, Миттал отступил на два шага назад.

Среди главных факторов роста числа миллиардеров называют позитивную динамику фондовых рынков, особенно в развивающихся странах, включая Россию и Индию. Свои дивиденды принесли многим бизнесменам высокие цены на нефть, руду, металлы и прочее сырье.

В числе 49 стран, которые могут гордиться наличием собственных миллиардеров, не затерялись три государства СНГ: Россия, Украина и Казахстан. Подробнее остановимся на ситуации в той части списка Forbes, которая касается этих стран.

Лучше всего живется олигархам в России, о чем свидетельствует позитивная в целом динамика. Если в минувшем году здесь насчитывалось 27 миллиардеров, совокупное состояние которых оценивалось в $90,6 млрд., то ныне их 33, а общий капитал достиг $172,1 млрд. Лидером вновь оказался Роман Абрамович (11 место, $18,2 млрд.), вплотную приблизившийся к первой десятке. Зато мы не найдем теперь в рейтинге опального олигарха Михаила Ходорковского, еще в позапрошлом году занимавшего 16 место с личным капиталом в $15,2 млрд., а в прошлом году он с 2,2 млрд. скатился на 292 позицию.

С прошлого года Forbes обнаружил несколько миллиардеров на Украине. Для местных олигархов 2005 год не принес больших достижений, скорее наоборот. На сегодня состояние Рината Ахметова оценивается в $1,7 млрд., Виктора Пинчука и Игоря Таруты – в $1,2 млрд. В сравнении с прошлым годом Ахметов потерял $0,7 млрд., опустившись с 258 на 451 строчку. Гораздо меньше – всего $100 млн. – потерял Пинчук, с 507 позиции слетевший на 645. В плюсе только Тарута, сумевший прибавить $0,2 млрд., однако на фоне общего роста и его место оказалось ниже: вместо 620-го лишь 645.

Очевидно, удар по местным олигархам нанесла экономическая политика новой киевской власти. Утешением для украинских богачей можно считать то, что они вообще увидели свои фамилии на страницах Forbes, ведь в прошлом году эксперты издания вполне допускали, что Пинчук и Ахметов могут выпасть из списка в результате реприватизации “Криворожстали”. В целом капитал трех магнатов с берегов Днепра уменьшился за год на $0,6 млрд. и составил $4,1 млрд.

Что касается Казахстана, то многие помнят, что в прошлом году страна впервые из авторитетного международного источника узнала имена первых своих миллиардеров. Причем таковых оказалось сразу трое – это известные представители Евразийской группы Александр Машкевич, Патох Шодиев и Алиджан Ибрагимов. Все они предстали перед общественностью в качестве владельцев состояний в $1 млрд. и дружно разместились на 620 строчке (подробнее о прошлогоднем рейтинге – в обзоре от 14 марта 2005 года).

2005 год канул в Лету, что же случилось с нашими пионерами? Открываем страничку, где журнал обобщил данные по всем представленным странам, и обнаруживаем, что напротив надписи Казахстан значится цифра 2, то есть у нас отныне всего два олигарха-миллиардера. Потери кажутся неожиданными на фоне стабильно высоких цен на цветные металлы и руду. С тревогой за судьбы крупного бизнеса идем дальше – кто же представляет нашу необъятную державу?

Первым делом находим весьма успешного дебютанта – главу “Казахмыса” Владимира Кима, владельца $2,8 млрд., с первого захода взлетевшего на 258 позицию. Впервые о наличии у него многомиллиардного капитала мир узнал прошлой осенью, после успешного размещения акций его компании на Лондонской фондовой бирже (см.: обзор от 10 октября 2005 года). Любопытно, что если в начале октября состояние Кима оценивалось британской прессой в $1,85 млрд., то менее чем за полгода он сумел прибавить почти миллиард. За это стоит благодарить рекордные цены на медь, благотворно влияющие на курс акций “Казахмыса”.

Немного ниже находим еще одного казахстанца. Под номером 382 значится евразиец Алиджан Ибрагимов, сумевший удвоить свое состояние, которое теперь оценивается в $2 млрд. Но где же Машкевич и Шодиев?

Мрачные мысли не покидают нас: какая черная кошка пробежала между старыми друзьями? Неужто Ибрагимов “кинул” своих давних компаньонов, нажившись за их счет? Или двоих из этой троицы постигла незавидная участь Ходорковского?

На поверку все оказалось гораздо проще и даже банальнее. Машкевич и Шодиев присутствуют в заветном списке и по-прежнему шагают в ногу с Ибрагимовым. Состояния каждого из членов знаменитой троицы росли в 2005 году синхронно, составив по $2 млрд. Однако теперь Машкевич и Шодиев представляют уже не небесно-голубой флаг нашей страны. Первый “выступает” за Израиль, второй идентифицирован как гражданин Бельгии. Смена паспортов вызвана, вероятно, тем, что оба бизнесмена учли критику, раздававшуюся в их адрес за двойное (а то и тройное) гражданство. Напомним, в интервью зарубежным изданиям они откровенно признавались в наличии как казахстанского, так и израильского и бельгийского подданства, что прямо противоречит нормам Конституции нашей страны.

Теперь Казахстан в рейтинге Forbes значится для Машкевича и Шодиева лишь как место их проживания, хотя они и не скрывают, что гораздо больше времени проводят в Европе. Однако львиная доля бизнеса Евразийской группы, приносящего им огромные доходы, привязана к Казахстану, и вывезти его отсюда невозможно.

Прогресс в росте благосостояния троицы не вызывает сомнений – из самого хвоста списка (620 место) они поднялись на несколько сотен пунктов в середину рейтинга (382 место). В целом совокупный капитал всех четырех проживающих в нашей стране миллиардеров достиг $8,8 млрд.

Заметим, что больше ни одного миллиардера на территории Казахстана деловое издание не обнаружило. Хотя вполне естественным было бы ожидать появления новых богачей из числа представителей ряда финансово-промышленных групп, в первую очередь работающих в нефтяном или банковском секторах.

Значительная часть нефтедобычи контролируется транснациональными корпорациями, принося дивиденды иностранцам, например, главе “Лукойла” россиянину Вагиту Алекперову (37 место, $11 млрд.), активы компании которого только в Казахстане оцениваются в несколько миллиардов долларов. Но стимулом для появления пары-тройки миллиардеров могли бы стать прошлогодние сделки по продаже компаний PetroKazakhstan и Nelson Resources за $4,2 и $2 млрд. соответственно. Как известно, значительные пакеты акций этих зарубежных акционерных обществ принадлежали неким казахстанским физическим лицам и компаниям. Однако до сих пор впечатляющие суммы нигде не материализовались.

Также не торопятся увидеть свои фамилии на страницах глянцевого журнала наши банкиры. В структуре финансовой системы не хватает прозрачности, соответственно в реестрах акционеров хорошо капитализированных отечественных банков зачастую фигурируют загадочные компании, зарегистрированные либо на Западе, либо в офшорных зонах, а также никому не ведомые физические лица с паспортами разных стран, всячески избегающие контактов с прессой. Реальные игроки выходить из тени не спешат. Может быть, все расставит по местам грядущая легализация капитала.

Не секрет, что в истории многих миллиардных состояний ключевую роль сыграл семейный бизнес. Кому-то достались в наследство счета, кому-то – фабрики, заводы и пароходы. Даже при беглом знакомстве со списком Forbes можно встретить представителей многих знаменитых династий. Но в отношении стран СНГ семейный фактор играет специфическую роль – его позитивное влияние сказывается прежде всего на близких первых лиц политического Олимпа. Причем, кривая материальной состоятельности бизнесменов в этом случае дублирует зигзаги карьерного роста их покровителей.

Так, Виктор Пинчук, зять экс-президента Украины Леонида Кучмы, после отставки последнего оказался в шатком положении, не без труда удержавшись в рейтинге. Напротив, Елена Батурина ($2,3 млрд.), супруга крепко держащего в своих руках российскую столицу Юрия Лужкова, прибавила за год целый миллиард и с 507 места поднялась на 335. Однако в Казахстане никто из прямых родственников высшего руководства страны в число богатейших людей планеты не попал. Воистину, скромность украшает сильных мира сего.

Как построить деловую империю в Казахстане?

Forbes еще немало страниц посвятил жизни и деловой хватке воротил мирового бизнеса. Особого внимания издания удостоилась троица миллиардеров из Евразийской группы, которых мы по привычке считаем казахстанцами. Тому, как они сумели нажить немалое состояние, посвящен специальный репортаж журналиста Татьяны Серафин. Ниже дан перевод этого материала.

Как три старых друга построили деловую империю в Казахстане? Так же, как и в России – скупая по дешевке активы.

После дневного катания на лыжах по склонам французских Альп, трое мужчин средних лет рассаживаются за чашечкой чая в комнате отдыха фешенебельной гостиницы Les Airelles, расположенной среди горных пиков в Куршевеле, Франция. Присаживаясь на отделанный ситцем диван, Александр Машкевич, который на голову выше и значительно стройнее двух своих компаньонов, обменивается приветствиями с группой весьма состоятельных постояльцев гостиницы. Его более низкорослые и тучные приятели подтрунивают над ним за то, что он, будучи красавчиком, привлекает к себе все внимание. “Он – лицо этого трио”, – признает Патох Шодиев. Разместившийся слева от него Алиджан Ибрагимов добродушно смеется, когда Шодиев рассказывает о том, как они настаивали, чтобы Машкевич снова отрастил усы после того, как он сбрил их.

Ежегодно на рождество эта троица собирается в Куршевеле, чтобы обменяться шуточками, покататься на лыжах и, что гораздо важнее, обсудить перспективы зарегистрированной в Швейцарии Евразийской корпорации природных ресурсов (Eurasian Natural Resources Corp.), занимающейся металлургическим и горнорудным производством, в которой им принадлежат равные доли. В прошлом году прибыль ENRC составила $800 млн. при объеме продаж в $2,9 млрд., главным образом в Казахстане. Рыночная стоимость активов, которыми распоряжаются собеседники, достигает 6 миллиардов долларов.

В основном разговоры в Куршевеле в этом году велись вокруг того, как наилучшим образом представить их историю, подготавливая почву для размещения акций на Лондонской фондовой бирже. Казахстан, располагающий богатейшими запасами нефти и драгоценных металлов, – геополитическое звено между Китаем, Россией и Европой. ВВП в течение последних пяти лет рос на 9% в год, привлекая поток иностранных инвестиций. Ценные бумаги двух других казахских горно-металлургических компаний, торговля которыми началась в Лондоне в последние шесть месяцев, в четыре раза превзошли первоначально намеченную цену.

У трио есть и определенный багаж. Они боролись с британскими миллиардерами братьями Рубен за активы, которые принесли им богатство. Региональные эксперты обвинили их в организации закулисной схемы сделки с давно находящимся у власти президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и в получении “специальных комиссионных” от стального магната Лакшми Миттала. В то время раздавались обвинения в отмывании денег, а пресса было наводнена негативными публикациями. Партнеры высмеивают большинство из такого рода утверждений. И действительно, когда их просят прокомментировать слухи о том, что Шодиев некогда был агентом КГБ, они разражаются смехом. “Этим небылицам о нас нет конца”, — говорит Машкевич.

Их история начинается в Кыргызстане, стране к югу от Казахстана, где росли Машкевич и Ибрагимов. Они познакомились на свадьбе в 1971 году (Шодиев, уроженец соседнего Узбекистана, в то время учился в Москве). В течение следующих 16 лет, каждый из них самостоятельно строил свою карьеру. Шодиев работал в министерстве внешней торговли и жил несколько лет в Японии; Машкевич стал одним из самых молодых университетских деканов в Кыргызстане; Ибрагимов здесь же руководил различными промышленными предприятиями.

Привлеченные экономическими реформами Горбачева, Машкевич и Ибрагимов в 1987 году перебрались в Москву, чтобы торговать “всем и вся”, что могло бы принести наличные, будь то металлолом, железная руда, алюминий или нефть. Шодиев примкнул к ним двумя годами позже. “Вы покупали по смешной цене, продавали по сумасшедшей цене и делали большие деньги”, — вспоминает Шодиев. Значительная часть их торговли велась с компаниями из Казахстана, страны, которую они хорошо знали, поскольку их становление прошло в соседнем Кыргызстане и Узбекистане. В Казахстане они пользовались неразберихой в нормативных актах по торговле Советского Союза и отсутствием контроля на границах, продавая товары на Запад и импортируя компьютеры, телевизоры и промышленное оборудование – все, что пользовалось высоким спросом. Они также учредили совместное предприятие по переработке нефти с компанией “Пермьойл” (ныне входящей в состав “Лукойла”, крупнейшей российской нефтяной компании).

Хотя большие лазейки в законах способствовали бизнесу, криминальная вакханалия представляла угрозу для безопасности членов их семей. Сегодня они проживают в Великобритании и Швейцарии.

К 1994 году троица создала 25 различных фирм. Но гиперинфляция, бушевавшая тогда в России и Казахстане, привела к хаосу. Экспортный бизнес Казахстана едва не остановился, а внутреннее производство упало на 39%. Промышленные предприятия, несколькими годами ранее работавшие на полную мощность, оказались на грани банкротства.

Партнеры почуяли, что у них есть шанс. Хотя они знали, что могут скупить за бесценок кризисные активы, им не доставало капитала для финансирования сделок. Они обратились к другому крупному игроку на рынках металлов Советского Союза, зарегистрированной в Великобритании компании Transworld, управляемой братьями-миллиардерами Дэвидом и Саймоном Рубенами и торговцем Львом Черным. Сразу после обмена рукопожатиями оба лагеря через множество офшорных фирм учредили совместное предприятие для приобретения четырех крупнейших горнорудных предприятий Казахстана за первоначальные инвестиции в сумме $300 млн. По словам представителей трио, они обеспечили опытный менеджмент на местах, а Transworld осуществляла торговлю за границей.

Но отношения испортились, когда в 1997 году Transworld была оштрафована правительством Казахстана на $250 млн., по словам представителей Transworld, за неуплату налогов или, по заявлениям трио, за нарушение правил формирования трансфертных цен. Transworld отказалась платить штраф и отклонила обвинения, затем предъявила иск трио после того, как они учредили собственную торговую компанию. После трех лет судебных сражений в Казахстане, на Британских Виргинских островах и в Лондоне, Transworld согласилась продать трио свой пакет акций (ни одна из сторон не комментирует условия сделки); все обвинения в неуплате налогов и долгов с Transworld были сняты.

Еще до заключения сделки с Transworld, партнеры работали вместе над заключением контракта по передаче под их управление производящей глинозем государственной компании “Алюминий Казахстана”, сотрудники которой в течение года не получали зарплату. Трио пересмотрело порядок вещей, предпочтя оплату наличными традиционным бартерным сделкам. Уже через несколько месяцев сотрудники начали получать зарплату, не пострадали и кредиторы. Когда правительство Казахстана во главе с президентом Назарбаевым вскоре акционировало компанию в рамках программы приватизации, трио выиграло конкурс.

В 1995 году они добились успеха на торгах по продаже железорудного предприятия ССГПО и производителя ферросплавов “Казхрома”. Еще через год в их собственность перешли угольная шахта и электростанция. Именно эта серия сделок бросает покров по трио – шепот посвященных в контракты лиц и необычно тесные связи с Назарбаевым. “У людей есть вопросы о том, как им удалось стать такими богатыми, – говорит Зейно Баран, директор аналитического Никсоновского центра. – Их бизнес не прошел путь конкурентной борьбы или транспарентности. Он главным образом покоится на связях”. Хотя детали, окружающие первые шаги приватизации в Казахстане, кажутся туманными, трио отрицает наличие покровительства со стороны правительства, особенно президента Назарбаева, который, как известно, держит в крепкой узде иностранных инвесторов.

“Эти парни — не казахи, однако так или иначе они смогли заполучить доверие президента и активно пользуются своими связями с президентом”, — говорит казахстанский аналитик из Астаны Лейла Абдимомунова. Другие региональные эксперты соглашаются, что тройка пользуется особым покровительством; по крайней мере, было проведено два отдельных частных расследования связей трио с Назарбаевым, в материалах одного их них приведены гостиничные документы, свидетельствующие о том, что они вместе путешествовали в 1998 году. Александр Игнатов, компания которого занимается консалтинговой деятельностью в государствах бывшего Советского Союза, говорит, что широко распространены слухи о том, что трое партнеров активно финансировали кампанию Назарбаева в ходе последних президентских выборов. Но они отрицают какое-либо политическое лоббирование и признают лишь, что встречаются с Назарбаевым от пяти до десяти раз в год в качестве членов Совета иностранных инвесторов при президенте, куда они вошли в 1998 году. “Вы не знаете Назарбаева, – говорит Машкевич. – К нему так трудно приблизиться”.

Судебная тяжба случилась и в Бельгии, где они подверглись расследованию на предмет отмывания денег и были вызваны в качестве свидетелей в ходе правительственной ревизии компании Tractabel, бельгийского филиала французского предприятия по оказанию коммунальных услуг Suez. Трио отрицает какие-либо правонарушения и заявляет о готовности прийти в суд для того, чтобы воспользоваться шансом и реабилитировать свое имя. Но бельгийский чиновник, участвующий в продолжающемся около десятилетия расследовании, которое никак не приближается к судебному процессу, говорит, что, скорее всего, обвинения будут отклонены.

Потрясения вроде этого в большинстве случаев разрушили бы партнерские отношения. Но эти трое связаны несокрушимыми узами. Они заканчивают фразы друг друга, постоянно взаимно подтрунивают и пристально следят за делами компаньонов. В начале они разделили управленческие обязанности: Ибрагимов вел операции, Шодиев стал стратегом, а Машкевич – общественным лицом. В 2001 году они наняли Йоханнеса Ситтарда, менеджера, который работал на Лакшми Миттала, управляя его компанией. Благодаря Ситтарду ENRC занялась разработкой новых полезных ископаемых, включая никель на Балканах и кобальт в Замбии. Он также руководит крупнейшим на данный момент проектом компании — строительством завода по производству алюминия стоимостью 800 миллионов долларов в Казахстане. Они также привлекли голландского специалиста по налогам Питера Хамелинка, чтобы привести в порядок бухгалтерскую документацию. Он полагает, что фирма будет готова к публичному размещению акций в 2007 году. Чтобы поднять авторитет компании среди международных инвесторов, ENRC планирует до конца 2006 года выпустить облигации.

Все же, несмотря на старания трио отполировать их имидж, слухи за их спинами не утихают. В 2002 году “Би-Би-Си” сообщила, что Миттал заплатил им $100 млн. во время приобретения металлургического завода в Казахстане в 1995 году, экстраординарная плата с учетом того, что цена покупки составила $400 млн. Трио подтверждает оплату, хотя и заявляет, что она была выплачена за “услуги и участие”. Сегодня оно поставляет на завод Миттала железорудные окатыши. Пресс-секретарь Mittal Steel утверждает, что трио не получало специальных комиссионных за помощь при заключении сделки.

Объединение с такими магнатами, как Лакшми Миттал, также дало трио новые возможности в условиях нехватки наличных: продажа или слияние. Тимоти МакКатчеон, аналитик по горнодобывающей промышленности компании Aton Capital, говорит: “Они просто хотят навлечь на себя неприятности для того, чтобы пришли большие мальчики и помогли им, — говорит МакКатчеон. — Это стандартный бизнес-план для этой части мира”.

Пока же трое проводят дружеские встречи в Куршевеле с другими миллиардерами и делятся планами о том, кого привлечь в их компанию. “Одна голова хорошо, три – лучше”, — говорит Ибрагимов.

Новости партнеров

Загрузка...