“Феномен Назарбаева”. Часть 1

Уроки президентских выборов 2005 г.

В декабре 2005 г. в Казахстане состоялись очередные президентские выборы. На них с большим отрывом от конкурентов победу одержал Назарбаев Н.А., бессменный Президент Казахстана, бывший до этого Первым секретарем ЦК Компартии Казахстана. Фактически, несмотря на наличие среди кандидатов в Президенты нескольких претендентов от оппозиции, Назарбаеву, как представителю партии власти, противостоял кандидат от объединенной оппозиции, обладавший, судя по всему, немалыми средствами и определенной поддержкой в казахстанской элите. И тем не менее, главный претендент — не диссидентствующий оппозиционер, а сам по себе видный представитель этой элиты — проиграл выборы с таким треском, что впору задаться вопросом: а есть ли, собственно говоря, в Казахстане реальная оппозиция действующему Президенту?

И вообще, что произошло на выборах на самом деле: имитация борьбы по заранее подготовленному сценарию, или это объективный результат, отражающий истинное положение дел в стране и в обществе?

И еще вопрос: почему оппозиция пошла на выборы Президента с участием Назарбаева, отработавшего на этом посту не два, а, как минимум, четыре срока подряд, признав их тем самым легитимными, или она действительно верила в то, что сможет победить на выборах, проводимых и контролируемых его администрацией? Ведь у оппозиции был реальный “выбор” — идти на выборы и проиграть их (так же, как она проиграла накануне парламентские выборы) или оспаривать право действующего Президента выставлять свою кандидатуру на выборах 2005 г.

Новая объединенная оппозиция решила идти на выборы и не просто проиграла их — она потеряла легитимное поле деятельности и лишила себя возможности серьезно оппонировать действующему Президенту, де-факто и де-юре обладающему абсолютной полнотой власти в стране.

Таким образом, два вывода прошедших выборов очевидны:

1. Объединенная оппозиция, бросившая вызов действующему Президенту, покончила жизнь политическим самоубийством и теперь ее больше нет.

2. В стране единственной реальной политической силой остается Президент Назарбаев Н.А., закрепивший в сознании людей свой имидж незаменимого, долгосрочного лидера.

Однако, на самом деле, главный урок прошедших выборов заключается в другом. Накануне президентских выборов в оппозицию перешла группа ключевых фигур из команды Президента, всегда игравшая в ней заглавные роли. Эти люди “на-ура” были приняты в ослабленной предыдущими событиями оппозиции и спустя короткое время возглавили ее. Дальнейшее было нетрудно предвидеть: активное участие оппозиции в предвыборной кампании, придание легитимности выборам и победа на них действующего Президента. Такое развитие событий и их конечный результат удовлетворили обе стороны: и власть, и новую оппозицию, несмотря на то, что они преследовали при этом разные цели.

Дело в том, что новоявленные оппозиционеры либо выполняли “социальный заказ” президентской стороны, либо они действительно разошлись с Президентом во взглядах на преемственность власти в стране и в этом случае решали собственные задачи. Если верно второе, значит, внутри президентской команды произошел глубокий раскол, отделивший безоговорочных сторонников Президента от тех, кто не согласен с ним и готов открыто добиваться своих целей.

Любая хорошо организованная власть опирается на определенные, опробованные временем и традициями принципы, и не терпит диссидентов, откуда бы они ни происходили. Появление “людей из власти” во главе оппозиции — серьезный знак, говорящий о кризисе всей системы власти и о начале борьбы за назарбаевское наследие. Те силы, которые в свое время способствовали приходу к власти Назарбаева, сейчас, похоже, разуверились в нем и готовы предъявлять свои аргументы.

Раскол власти и начало “боевых действий” между сторонами переносит центр тяжести политической борьбы из сферы идейного противостояния в сферу рядовой разборки внутри самой власти. Именно эти события отразились в “зеркале” прошедших выборов и придают им особое значение.

О действительной политической подоплеке последних президентских выборов говорит и тот факт, что выборы проводились значительно раньше предусмотренного срока. Действующему Президенту было важно опередить своих конкурентов, не дать им возможности освоиться в оппозиции, укрепить свои ряды и составить опасную конкуренцию на выборах. Проведя досрочные выборы и одержав на них убедительную победу, Президент получил необходимую передышку и возможность спокойно в привычной для себя обстановке “разрулить” возникшие проблемы.

Однако, сделать это будет непросто, так как в данном случае Президенту противостоят не столько конкретные люди (с каждым из которых в другой ситуации он мог бы без труда разобраться), сколько вся система власти, созданная им “под себя”.

Такова горькая правда, с которой столкнулся Президент, защищая свою (личную!) власть — он сам и созданная им самим система власти: Президент Назарбаев и “феномен Назарбаева”.

Кто сегодня “диссидент от власти” — сам Назарбаев или его оппоненты?

“Три источника и три составных части…”

“Диссидентом от власти” сегодня является тот, кто упорно держится за старую систему власти, возводя ее принципы в абсолют. “Феномен Назарбаева” — так назовем созданную Назарбаевым систему личной власти — показал на деле свои возможности и, при всех издержках, просуществовал 15 лет. Сейчас он становится тормозом в развитии страны и нуждается в адекватной новым условиям модернизации.

Что же такое “феномен Назарбаева”, в чем его истоки и сила? Прежде всего, в том, что он опирается на национальные традиции и отражает особенности национального характера казахов.

Во-вторых, он вышел из советской идеологической школы, усвоив ее практические методы управления людьми.

И, наконец, он вдохновляется идеями рыночного капитализма, беря на вооружение вседозволенность и могущество капитала.

Традиции предков, советский опыт, возможности “денежного мешка” — все это намешано в “феномене Назарбаева” как в хорошем (на любителя) и крепком коктейле.

“Феномен Назарбаева” позволяет разглядеть за безликими словами “режим личной власти” подводную часть огромного айсберга, уходящего корнями в далекое прошлое, когда формировался казахский кочевой этнос. У казахов, как и у некоторых других народов, изначально существует и продолжает сохраняться клановая или родовая система этнического устройства. Со временем она обрела форму трех самостоятельных жузов, имевших свои независимые друг от друга органы власти. Известно, в частности, что казахи в XVIII веке входили в состав Российской империи в разные годы отдельными жузами. Национальное самосознание казахов выделяет жузы как самобытные этнические структуры, и это никак не нарушает национальной идентичности казахов как единого народа. Наоборот, наличие внутренней непротиворечивой структуры (деление на жузы) укрепляет систему (т.е. этнос) как единое целое в результате действия многочисленных внутренних связей. Однако, в силу политической целесообразности отношения между жузами могут быть разными: от союзнических до конфронтационных. В наше время, если исходить из интересов режима личной власти Президента, выражающего взгляды Старшего жуза, просматриваются явные признаки политического союза Старшего и Младшего жузов во главе со Старшим.

Почему-то в Казахстане существует негласное табу на любые публичные разговоры о жузах и родах, если это не ученый трактат на отвлеченные исторические темы, или не осуждение очередного проявления трайбализма в текущей жизни. Идет это, видимо, от кондовой советской пропаганды, которая энергично боролась с “пережитками прошлого”, формируя единую советскую нацию, состоящую, в лучшем случае, из отдельных народов и народностей, а не каких-то там племен и родов, из которых составлены сами эти народы. Однако, даже в суровых условиях коммунистической идеологии, лучшие представители Старшего жуза не забывали о своем “природном праве” руководить казахами. Поэтому первые секретари ЦК Казахстана, как правило, избирались из их числа. И Назарбаев, последний первый секретарь коммунистического ЦК — не исключение.

Но почему теперь, когда все должно и может быть открыто, когда нет ЦК и советской пропаганды, мы не введем жузы и рода в политический обиход? Если рано, то — когда можно, если никогда — то почему? Вопросы, на которые пока нет ответа. Однако, если снять “политическое проклятие” с жузов и родов, многие тайны казахстанской политики начнут проясняться — например, станет ясно, что политический союз Старшего и Младшего жузов — не какая-то страшилка, а имеющая логическое объяснение объективная реальность, или дискриминация Среднего жуза — не просто политическая несправедливость, а жизненная потребность, вызванная интересами существующей системы власти.

Основой идеологии “феномена Назарбаева” является союз двух жузов, согласованно выступающих против третьего жуза. Однако, практическое воплощение этой идеологии приводит к парадоксальной ситуации: несмотря на подчиненное и зависимое положение Среднего жуза наиболее слабым звеном в этнической структуре казахов оказывается Старший жуз. В настоящий момент представители элиты именно этого жуза возглавили политическую оппозицию против действующей власти, раскалывая тем самым единство жуза. На самом деле, новая оппозиция не ставит целью борьбу за демократические ценности, она борется за сохранение власти Старшего жуза после Назарбаева. Участием в президентских выборах 2005 года новоявленная “оппозиция” стремилась не к победе над Назарбаевым (которая была в тот момент невозможна), она стремилась “застолбить” новых лидеров, которые смогут сохранить и продолжить главенство Старшего жуза в стране.

Другой важнейшей особенностью “феномена Назарбаева” является его четкая ориентированность на достижение финансового преимущества перед конкурентами. Отсюда — монополия на приватизацию государственной собственности. Говоря обиходным, доступным для обывателя языком: без денег в политике делать нечего. Это значит — не только самому быть богатым, но и не позволять никому рядом быть богаче тебя. Этот принцип, наряду с жузовым, является краеугольным в “феномене Назарбаева”.

Трагедия многих постсоветских политиков, начинавших государственную карьеру на волне демократизации и разгосударствления, как раз и состоит в забвении этой простой, но циничной истины. “Цветные революции” и “народные волнения” происходят только там, где одним не очень богатым людям, стоящим у власти, противостоят другие, очень богатые люди, стремящиеся эту власть заполучить. И они ее получают, и удерживают до тех пор, пока не появляются еще более богатые претенденты, которые, в конечном счете, тоже добиваются поставленных целей. “Феномен Назарбаева” невозможен в стране, где есть не только свои, доморощенные “олигархи”, где вообще есть богатые независимые люди с иными, чем у власти, взглядами. Он невозможен также в стране с устоявшимися демократическими традициями, гражданскими институтами, сознательным населением, исповедующим право и закон.

Казахстан, как известно, был одной из самых “продвинутых” советских республик. Это была большая строительная площадка, на которой царили неподдельный пафос созидания, истинная дружба народов, настоящая (не показная) вовлеченность местного населения (казахов) в общий процесс. Здесь практически не было места алчности, люди состязались в честности и благородстве. Видимо, партийные, советские и комсомольские работники той эпохи тоже оставались “на уровне”, стараясь не уронить себя перед рабочими и “красными директорами”. С полным правом можно сказать, что в Казахстане в советские годы был лучший по своим профессиональным и моральным качествам корпус “красных директоров”. Директора заводов (комбинатов), совхозов и колхозов, без преувеличения, были гордостью всей большой страны, не только Казахстана. Для большинства этих людей быть богатым не только не имело никакого смысла, но и было чем-то зазорным, неприличным. Можно сказать наверняка, что в Казахстане, в отличие от многих других республик, на момент начала строительства “новой жизни” у людей не было ни явных, ни теневых капиталов, поэтому приватизация начиналась и проводилась “с чистого листа”. В этих условиях преимущество получила власть — только от нее зависело, кто и что получит при дележе государственной собственности. Приватизация всякой разной “мелочевки” взбодрила элиту, сделала ее жизнь комфортной и возбудила новые аппетиты. Однако, до дележа главного богатства страны — ее недр и заводов — местную элиту не допустили. Для приватизации крупной госсобственности власть применила свое оригинальное изобретение — так называемую, “офшорную приватизацию”. В России, как мы знаем, местные олигархи возникли в результате скандальных впоследствии залоговых аукционов. Казахстанское “ноу-хау” позволило все дивиденды от приватизации, как говорится, “без пыли и шума”, получить главным правительственным и государственным чиновникам (в виде пресловутых “откатов” или доли в проданных активах), а сами предприятия вместе с месторождениями и добываемым в них сырьем “ушли” в офшоры. Участниками и проводниками таких сделок были, как правило, безвестные до этого авантюристы и мошенники, со временем ставшие настоящими “казахскими олигархами” при полном отсутствии таковых среди самих казахов.

“Офшорная приватизация”, независимо от того, к каким последствиям она приведет страну, способствовала дальнейшему становлению и укреплению “феномена Назарбаева”, так как она позволила власти неимоверно (за счет больших и очень больших денег) укрепить свои позиции и одновременно устранить угрозу “олигархического” переворота (и без того чисто гипотетическую).

Еще одну, важнейшую сторону “феномена Назарбаева” можно определить как умелую манипуляцию массовым (общественным) сознанием своих граждан. Несмотря на некоторую неблагозвучность слова “манипуляция”, ничего обидного и зазорного (так же как и в словах “жуз” и “деньги”) в нем нет. Разбирая “феномен Назарбаева” как общественно-политическое явление (а не проявление личных качеств конкретного человека), мы используем те слова — понятия, которые наиболее адекватно раскрывают сущность этого явления.

Итак, манипуляция массовым сознанием — это уже из арсенала современных средств управления поведением людей путем воздействия на их психику, эмоции и чувства. С одной стороны, манипуляция используется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей человека в нужном для манипулятора (например, власти) направлении. С другой стороны, манипуляция общественным сознанием может достигнуть уровня технологии управления обществом и быть настолько совершенной, что в некоторых странах с развитой демократией, например, в США, уже официально используется как эффективное средство социального контроля, позволяющее государству избегать применения насилия или грубого (силового) принуждения.

Конечно, в Казахстане манипуляции общественным сознанием еще не выросли до уровня цивилизованной технологии управления обществом, однако, первые успешные шаги уже сделаны. Такой вывод позволяют сделать опять же прошедшие президентские выборы. Любому мало-мальски знакомому с настроениями в казахстанском обществе человеку ясно, что Назарбаева, как президента страны, будучи в здравом уме, 91% избирателей поддержать никак не могут. Простое большинство — да, но 91% — не реально, нет такого расклада в обществе. Скорее всего, и грубого подлога или подтасовки результатов тоже нет. Да и на предыдущих президентских выборах, кажется, результат был пониже. Тогда спрашивается, откуда такой запредельный процент в 2005 году? После почти 15 лет президентского правления, когда, как говорится, разное бывало — и хорошее, и плохое. Ответ: от умелых манипуляций, при которых люди уже голосуют вопреки собственным интересам. К слову сказать, в этой ситуации сами выборы как способ свободного волеизъявления людей начинают терять смысл.

Еще раньше жертвой манипуляции стали “жузы”. Вначале благодаря жесткой советской пропаганде, а потом умелой манипуляции людей убедили, что жузы мешают объединению народа, что афишировать принадлежность к тому или иному жузу нехорошо, что это “проявления трайбализма” и т.д., и т.п. Такое “замутнение” сознания очень помогало, да и сейчас помогает манипуляторам решать свои насущные политические задачи, используя извечное “свои — чужие”.

“Офшорная приватизация” — еще один пример манипуляции массовым сознанием, когда “белое” делается “черным”, и наоборот. Можно сказать, страну продали, а народ и не заметил. Конечно, против “впечатляющего роста” экономики не попрешь, но все же: неужели все средства хороши?

Итак, составные части “феномена Назарбаева” — это жузы, деньги и манипуляции. “Феномен Назарбаева” — это мозаика составляющих его элементов, от взаимного расположения и приоритетов которых зависят характер и уровень его воздействия. В своем нынешнем виде “феномен Назарбаева” является эффективным средством осуществления власти господствующего класса и подавления инакомыслия в массе. Другими словами, “феномен Назарбаева” — это инструмент очень жесткой политической власти, средство проведения силовой политики против инакомыслия и инакомыслящих.

Сильная политическая власть (через союз Старшего и Младшего жузов), опирающаяся на подавляющее экономическое превосходство правящей элиты (благодаря “офшорной приватизации”), использующая изощренные методы управления поведением людей (с помощью технологий манипуляции общественным сознанием) — такова, в конечном счете, формула “феномена Назарбаева”.

(Окончание следует)

Новости партнеров

Загрузка...