Ерлан Карин о борьбе за влияние на силовые структуры

Сегодня вышли: “Время”, “Московский комсомолец в Казахстане”, “Свобода слова”, “Комсомольская правда. Казахстан”, “Известия. Казахстан”, “Курсив”, “Капитал”, “Вечерний Алматы”, “Экспресс К”, “Литер” и “Айна”.

Ерлан Карин в газете “Айна” (известной ранее как “Жума таймс”, а еще раньше “ДАТа недели”, а в еще более ранний период — “СОЛДАТ”) анализирует, на кого, вопреки своим обязанностям, работают спецслужбы различных государств, в том числе России и Кыргызстана, отмечая тенденцию увеличения бюджетных средств силовых ведомств и расширения их штата. При этом оговаривается, что “по Казахстану у нас мало данных, к сожалению, но, думаю, что и тут произошло увеличение”, имея в виду при этом численность сотрудников ссылаясь опять-таки на увеличение бюджетных затрат в период с 2001-2004 годов, почти в два раза. По мнению политолога, что вынесено и в заголовок материала “За убийство политика политическую ответственность несет только президент!”, Карин приходит к выводу, что уже сейчас началась подготовка к смене власти в Казахстане и именно поэтому идет, так сказать, захват силовых ведомств, вернее кто-то пытается взять над ними контроль, что позволит наиболее быстрее в будущем занять главный пост в стране: “Когда в феврале произошло зверское убийство Сарсенбаева и его помощников, мне, честно говоря, было странно слышать заявления из уст многих депутатов, оппозиции, когда они стали требовать отставки председателя Комитета национальной безопасности. В данной ситуации глупо требовать назначения других лиц в эти органы.

Ничего не изменится от того, что ушел Дутбаев, а пришел другой — Амангельды Шабдарбаев. Тем более лицо, которое все эти годы занимало должность руководителя службы охраны президента. Именно это ведомство занималось защитой и безопасностью \»семьи\». Не может эта структура от смены начальника повернуться лицом к обществу и стать более прозрачной.

Также наивно было в этой ситуации и после этих событий требовать специального контроля над силовыми структурами. Когда внутриполитическая жизнь имеет теневой порядок, а решения принимаются в закулисье, в данной ситуации после убийства Алтынбека Сарсенбайулы речь должна идти не об ответственности председателя комитета нацбезопасности, а о политической ответственности самой власти и в том числе самого президента!

КНБ подчиняется непосредственно президенту! Спецподразделение \»Арыстан\» (Альфа) тоже находится в подчинении председателя КНБ и главы государства. Поэтому в данной ситуации речь должна идти о том, что сама политическая система имеет теневой характер, это убийство является продолжением теневой политики. В этих условиях эти структуры превращаются в \»преторианскую гвардию\», больше озабоченную защитой интересов правящей группы, нежели отражением угроз безопасности.

Я не открываю ничего нового. Довольно давно именно эти структуры занимаются и отъемом собственности. Не случайно, что когда речь идет о реформировании органов, борьба идет всегда за комитет по борьбе с антикоррупционными действиями. Это главный инструмент как в борьбе с конкурентами по бизнесу, так и в борьбе со своими политическими конкурентами. И таможня часто подвергается различным изменениям, потому что борьба между разными внутриэлитными группировками происходит за влияние на эти структуры. Это всегда помогало влиять и в политическом плане и в бизнесе…

…Мы производили замеры, Дутбаев и Шабдарбаев находились всегда в первой пятерке приближенных к президенту на равных позициях. После убийства Сарсенбаева развернулась позиционная война за эти ведомства, на первом этапе было важно нейтрализовать отдельные фигуры, а может, даже выбить их из политического поля. Группы влияния пытались решить свои проблемы, но, тем не менее, проявились амбиции, например, у Дариги Назарбаевой. Она пыталась повлиять на вопрос назначения председателя КНБ лоббируя своего супруга.

Нынешнее событие является продолжением ноябрьского кризиса 2001-го года, но ставки здесь уже больше. Как я уже говорил, с 4 декабря 2005 года начался обратный отсчет эпохи Нурсултана Назарбаева. Неважно, сколько он еще раз хочет баллотироваться, как утверждает Ертысбаев, но его время уже пошло назад.

Теперь борьба будет происходить за влияние на силовые структуры, чтобы иметь контроль в момент передачи власти. Неизвестно, будет это \»бархатная\» революция или дворцовый переворот, но то, что эти органы будут влиять на эти процессы — важно, потому все внимательно следят, на чьей стороне они стоят, кто одержит победу”.

Главный редактор “Свободы слова” Гульжан Ергалиева в материале “Действительно — дежа вю” комментирует недавнее заявление Дариги Назарбаевой, опубликованное в последнем номере газеты “Караван”, “после того, как показался лишь краешек совершенно государственного преступления, в мир хлынул неудержимый поток информации о причастности к этому зверскому убийству людей, которых с малосознательными воинами “Арыстана” или какими-то заурядными исполнителями казни. Алтеке своей смертью как бы выгнал всех тараканов из темных щелей назарбаевского Олимпа. И стали эти тараканы безудержно бегать, суетиться, давить друг друга.

И кричать — саморазоблачаясь. Больше всех кричат те, кто попал в центр внимания прогрессивного человечества…”, – отмечает Гульжан Ергалиева. Затем в материале описывается ситуация по поводу заявления самой Дариги Назарбаевой о том, что Дутбаев, придя с отчетом к президенту страны, назвал тех, кто стоит за этим преступлением “Дутбаев не дурак”, под таким подзаголовком опубликовано мнение главного редактора “Свободы слова”: “Причиной буйного гнева является очень простая история. Д.Назарбаева о ней сама пишет в статье “Дежа вю”. “Председатель Комитета национальной безопасности генерал Дутбаев сразу же излагает главе государства свою версию: за преступлением стоит кто-то из членов семьи президента – либо Рахат Алиев, либо Тимур Кулибаев, либо Кайрат Сатыбалды. Эту бредовую, противоречащую общеизвестным фактам теорию параллельно раздувают истеричные “независимые издания” и анонимные комментаторы в Интернете. Дежа вю!” — восклицает Назарбаева. Она, сама того не ведая, проговорилась о том, о чем говорят в обществе. Значит, Дутбаев все же осмелился сказать президенту об участии в преступлении кого-то из членов его семьи. Правда, по общеизвестной версии, Дутбаев докладывал только о старшем зяте. А теперь давайте проанализируем этот уже известный благодаря Д.Назарбаевой факт. Все прекрасно понимают, что КНБ – это структура, обслуживающая режим Назарбаева. Так было всегда – все 15 лет. Последние несколько лет КНБ усиленно работал против оппозиции – заклятого врага режима. И как показывают факты, за лидерами оппозиции велась круглосуточная слежка, прослушивались все разговоры, отрабатывались маршруты, устанавливались контакты и т.д. В тот вечер убийства Алтеке спецслужбы как обычно “вели” Сарсенбаева на работе и после. Они наверняка видели и, как утверждают источники, записывали на камеру картину происходящего убийства в тот вечер. После отставки руководства КНБ, на которое легло пятно позора за участие в операции подразделения “Арыстан”, эти факты просочились в Интернет. Вот почему “истеричные независимые издания и анонимные комментаторы в Интернете” взяли на вооружение описанную картину убийства Сарсенбаева и опубликовали ее. Потому что все понимают, только у КНБ могут быть достоверные факты этого события. Разумеется, что Дутбаев не дурак, простите, чтобы просто так сунуться к президенту с таким докладом. Он обязан был представить Назарбаеву неопровержимые доказательства, чтобы заявлять такое. Ведь не на пальцах же Дутбаев показывал, как члены семьи президента могли оказаться замешанными. И как обычный вояка прямолинейно доложился президенту, в том числе не скрывая, что прозевал в своем ведомстве “оборотней в погонах”. То есть Д. Назарбаева этой фразой только подтверждает, что Дутбаев знает истину. Но она пытается противопоставить ей “общеизвестный факт”, который породил уже министр Мухамеджанов про “личную неприязнь” Утембаева к Сарсенбаеву, которая якобы стала причиной убийства трех человек. Но в эту историю никто не верит. Однако Назарбаева упорно навязывает ее и подает как неоспоримый факт. Помнится, как семейные СМИ с опережением официальных сообщений пропагандировали версию Утембаев-заказчик. Складывается впечатление, что “парочка” уже заранее знала и распустила сказку про чиновника-безумца. Но госпожа Назарбаева ужасно расстроена, что официальная версия, которая должна как бы снять подозрения с семьи, почему-то не срабатывает. Потому что она слишком слаба рядом с фактами Дутбаева. И никто в этом не виноват – “ни истеричные независимые издания, ни анонимные комментаторы в Интернете”. Просто все хотят знать правду”.

Затем Гульжан Ергалиева говорит в связи с заявлением г-жи Назарбаевой о том, что Нуртай Абыкаев должен уйти в отставку и кому это выгодно: “Еще один примечательный подтекст выполз в статье Назарбаевой “Дежа вю”. Читаем: “Если придерживаться этой же версии, спикер сената Нуртай Абыкаев не знал, какие “горячие головы” работают его ближайшими помощниками. Даже если так, даже если он не ведал, что в соседнем кабинете его многолетний соратник планирует устранение известного политика, — он обязан уйти в отставку. Как у руководителя, как у порядочного человека, как у мужчины, наконец, у него нет другого выбора”. Во-первых, почему Назарбаева так уверена, что соратник спикера сената планировал устранение известного политика? Следствие еще не закончено, суда не было. Неизвестно еще, как все закончится. Вероятнее всего, Утембаев ничего не планировал и поэтому Абыкаев ничего не мог знать. Во-вторых, я бы лично от души не советовала Нуртаю Абыкаевичу уходить в отставку, именно как порядочному человеку, как мужчине, наконец. Потому что его уход в отставку и будет доказательством виновности его зама.

Чего добивается Назарбаева? И почему она с бухты-барахты решила, что у спикера нет другого выбора кроме отставки? На что она намекает? Что спикер причастен к преступлению? Или уверена, что президент вынудит своего преданного друга взять на душу чей-то грех? Не является ли это привычной практикой семьи президента выезжать за счет других и загребать жар чужими руками? Ведь отставка Абыкаева означает освобождение должности второго лица в государстве, а тому, кто ее займет, может автоматически перейти власть в стране. То есть версия убийства Сарсенбаева с целью дискредитации Абыкаева и получения его места обретает в словах дочери президента вполне реальный смысл

Не думаю, что матерые агашки дадут себя уничтожить так просто. Не позволит честь, чтобы стать “козлами” за чьи-то грехи, не позволит ответственность за страну, которая, если они уйдут, определенно достанется на растерзание преемникам-беспредельщикам”.

Корреспондент “Свободы слова” Гульжан Тама в материале “Застреленная должность министра Мухамеджанова” также анализирует ряд гибелей еще до последнего тройного убийства, она убеждена, что если бы следствие не выдвигало версии по ранее погибшим Оксане Никитиной и Заманбеку Нуркадилову, то последнего бы могло и не случиться. Журналист задает главные три вопроса: “Кто убил Оксану?”, “Кто убил Нуркадилова?” и “Кто убил Сарсенбаева?”. Кстати при этом в материале опять-таки идет ссылка на некие “определенные силы”, однако следы которых уходят в высокие кабинеты “с самого начала мотивы этих преступлений, преподнесенные обществу министром Мухамеджановым, выглядят не только малоубедительными, а расценены откровенно издевательскими. И везде одна и та же схема увода от истины…”.

У нас есть твердая уверенность в том, что если бы убийство Оксаны и тем более – Заке полицейские под управлением министра Мухамеджанова расследовали объективно и без вмешательства политического руководства, то и не было бы следующего, зверского тройного убийства – Сарсенбаева, Журавлева, Байбосына. В Казахстане, наверное, политическими убийствами занимаются определенные силы, а не все подряд. За время до убийства Сарсенбаева и его людей вполне можно было выйти на след настоящих убийц Оксаны и Заке и главное — заказчиков. А след этот, как показывает последнее преступление, ведет во власть. Выходит, что министр и его сотрудники взяли на себя грех своими ложными версиями и спровоцировали последующее убийство трех человек, потому что дали “зеленый свет” не пойманным убийцам.

Сегодня министр Мухамеджанов пытается раскидать эту серию политических убийств по разным концам и сделать каждое из них независимым друг от друга, т.е. представить как стечение случайностей. Но это, очевидно, не так. Есть общий мотив у всех преступлений – это политика, есть одни и те же жертвы – люди из оппозиции, есть один и тот же почерк – не оставлять свидетелей, везде одна и та же уверенность убийц, что не будут пойманными. Как правило, следствие по всем убийствам отличается грубой доказательной базой, явно вымышленными (даже глупыми) мотивами и нескрываемым желанием министра МВД навести тень на плетень.

Казнь Алтынбека Сарсенбаева и сопровождавших его людей никак не могла по очевидной картине убийства сойти за неполитическое убийство. Нет, и здесь министр Мухамеджанов находит в себе невесть откуда берущиеся силы преподносить очередную глупость. Просто шоу какое-то, вернее – “Бауыржан-шоу”! Надо же, в конце концов, иметь предел и считаться с людским достоинством и умом. Как же быть с горем 90-летнего отца Алтынбека, его живой матери, братьев и сестер? А что делать родственникам остальных казненных людей, что думать миллионам казахстанцам, которые не верят издевательским версиям министра Мухамеджанова? Это не фальсифицирование выборов, это не прикрытие поголовной коррупции и казнокрадства в государстве, которые творятся в узком кругу власти. Политические убийства – это вызов обществу, это опасность еще для сотен и тысяч людей, занимающих другую политическую позицию”, — так же говорится в материале.

О сообщениях международных агентств о ситуации в Казахстане рассказал сегодня в “Капитале” Анвар Мамедов, где также упоминается гибель Алтынбека Сарсенбаева и его помощников: “Неопределенная политическая ситуация в Казахстане препятствует повышению суверенного рейтинга страны, несмотря на бурно развивающуюся экономику, сообщило агентство \»Рейтер\» во вторник со ссылкой на аналитика рейтингового агентства Standard & Poor\’s Люка Маршана.

В интервью \»Рейтер\» он не исключил повышение рейтингов в ближайшие месяцы, но отметил, что убийство оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева в феврале лишь усилило политическую неопределенность в Казахстане. \»Смерть Сарсенбаева и демонстрации… означают наличие некоторой политической неопределенности, — сказал Маршан. — Мы полагаем, что политический климат не способствует быстрому повышению рейтинга Казахстана, либо прогноза\».

\»Все это будет рассмотрено на встречах с (казахстанской) оппозицией и правительством. Повышение не исключено в ближайшие месяцы, но нужно проверить ряд факторов\», — добавил он.

Между тем, как нам пояснил г-н Маршан, демонстрации не имеют широкого характера, и они не такие масштабные, как в свое время на Украине и в Грузии, следовательно, вряд ли это как-то серьезно скажется на устойчивости нынешней власти.

Аналитик напомнил о том, что все политические игроки в Казахстане придерживаются курса на дальнейшее проведение рыночных реформ. Кроме того, основные оппозиционные политики находились в правительстве в период приватизации, что является существенным фактором.

Он подчеркнул, что при пересмотре суверенного рейтинга в сторону повышения одним из важных моментов будет то, как власти справятся с имеющимися вызовами — социальными и политическими.

Касательно политических моментов, по его мнению, агентство положительно бы оценило большую представленность оппозиционных партий в парламенте.

В то же время Люк Маршан указал, что S&P будет также сравнивать позиции властей и оппозиции по отношению к внешним инвестициям. Так, если оппозиционные партии будут выступать за ужесточение инвестиционного режима, то это будет рассматриваться как повышение политических рисков.

В части экономических аспектов аналитик отметил улучшение балансовых показателей республики, а также рост активов страны за рубежом.

Однако он обратил внимание на снижение производства \»КазМунайГаза\» в прошлом году, а это в условиях высоких цен на нефть не совсем нормально…”.

В “Капитале” не прошло не замеченным и отсутствие ключевых фигур республики на Инвестиционном саммите Казахстана в Лондоне, об этом рассказывает в материале “Без министров” Маргарита Мамошкина. В частности, не прибыли на это мероприятие министр индустрии и торговли Владимир Школьник, министр экономики и бюджетного планирования Кайрат Келимбетов, министр финансов Наталья Коржова и Аскар Мамин — министр транспорта и коммуникации, журналистом отмечено, что казахстанские чиновники “Лондон поменяли на Ташкент”: “В дискуссии о проблемах иностранных инвесторов, с точки зрения иностранцев на казахстанские проблемы, которая прошла в рамках второй сессии саммита, Алэн Ланглуа, генеральный менеджер Total в Казахстане, обозначил три главные проблемы, с которыми казахстанским властям нужно бороться в настоящее время.

Одной из этих проблем является демография, так как огромная территория Казахстана не соответствует пятнадцатимиллионному населению. По мнению г-на Ланглуа с такими человеческими ресурсами невозможно развить все отрасли промышленности Казахстана.

Вторая проблема, по словам генерального менеджера Total в Казахстане, это так называемый \»психологический\» фактор: \»Казахстан долгое время был вне рыночной экономики, то есть под коммунизмом в Советском Союзе, что сыграло значительную роль. И несмотря на то, что Казахстан в 1991 году пошел в сторону, обратную коммунизму, остались психологические моменты, тормозящие привлечение иностранных инвесторов в эту страну .

Третья проблема, со слов г-на Ланглуа, — это география. \»Казахстан расположен очень далеко от мировых рынков, что играет не последнюю роль для выбора потенциальных инвесторов\».

В то же время Ахмет Бекче, глава долговых рынков капитала City group, отмечает, что после того, как Moody\’s, а затем и другие агентства присвоили Казахстану инвестиционный индекс, это повлекло за собой развитие конкуренции между инвесторами, Казахстан стал более привлекательным для иностранных инвестиций.

В целом г-н Бекче характеризует экономику Казахстана как управляемую, то есть базирующуюся на природных ресурсах. Что, по его мнению, способствует развитию банковской сферы страны. \»Банки растут быстро и динамично. Но не стоит забывать, что основным топливом для банков и Центрального банка являются углеводороды\».

Что касается казахстанского законодательства, то, по мнению представителей ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), казахстанская судебная система не защищает инвесторов…”.

Ну, и на последок, хотелось бы сказать о материале, опубликованном сегодня в “Экспресс К”, о том как развлекаются наши чиновники, и последствиях их посиделок. В материале “VIPрил, закусил…” Светлана Коханова описывает, как депутат Карагандинского городского маслихата со своим товарищем из столицы сотрудником налогового комитета устроил в Караганде самый настоящий дебош в одном из магазинов: “Ближе к полуночи представительные персоны заглянули в продовольственный магазинчик \»Бегемот\», что на привокзальной площади. Купив водки, лимонада, бананов и хот-догов, посетители уселись за столиком и стали нарушать общественный порядок — пить спиртное, курить и употреблять нецензурные словечки. Продавец сделала мужчинам замечание. И началось!

По словам работницы прилавка Светланы Биденко, на нее обрушился град оскорблений.

— Я была настолько ошарашена такой реакцией, что просто растерялась, — рассказала она журналистам. — А мужчины продолжали курить, стряхивая пепел прямо на пол, пить и материться.

Биденко опять сделала замечание бесцеремонным клиентам: разве можно так сквернословить? Мол, всех покупателей распугаете. По словам продавца, после этого посыпались настоящие угрозы:

— Мы ребята лихие, майкудукские, если что, ноги оторвем, домой живой не доедешь, — эти слова были сказаны без иронии.

Мать троих детей, Светлана хотела доехать домой живой и здоровой. Поэтому она прикусила язык, села на ящик с пивом и стала тихо дожидаться, когда представительные клиенты уберутся. А они, судя по всему, впали в куражное настроение.

— Что это ты нам подсунула? Есть невозможно, — показывая на хот-доги, заявил один из посетителей. А второй добавил:

— А ну давай документы, сертификат, лицензию. Мы сейчас ревизию сделаем!”, — после этого на место прибыли сотрудники полиции, вызванные хозяйкой магазина, при задержании одного из “клиентов”, по словам одного из полицейских Архата Садвокасова, “Пришлось применить прием, скрутить ему руки за спиной и надеть наручники”. Сейчас вся эта история приняла оборот совершенно не в пользу пострадавшей стороны: “Но дело выглядит совсем по-другому с точки зрения задержанных. В своих объяснениях они пояснили, что стали жертвой: нападения полицейских. Мол, зашли в магазин продукты купить, решили попить чайку за столиками. Мирно сидели и беседовали. Неожиданно налетели полицейские, стали избивать и, самое главное, ограбили: у одного из них якобы пропало 40 тысяч тенге, у другого — 20 тысяч.

Дальнейшее развитие событий выглядит очень скучно. Продавец магазина от претензий отказалась. Так, ночное происшествие, отраженное в полицейской сводке, превратилось в заурядный анекдот, в котором имена и тем паче фамилии главных героев называть просто неуместно”.

Новости партнеров

Загрузка...