Две стороны казахстанской медали: нефть и политические убийства

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Какие акции покупать?

Немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, обращаясь к потенциальным западным инвесторам, так резюмирует ситуацию в нашей стране: “Экономический рост, нефть, относительная политическая стабильность — это одна сторона медали. Коррупция, отсутствие свободы печати, преследование оппозиции, фальсификации на выборах – другая. Казахстан, несомненно, дает большие шансы инвесторам, особенно с учетом того, что международные инвесторы только сейчас открывают его. Однако, страна очень далека от того, чтобы быть процветающей и стабильной демократически. Это должно быть известно инвесторам, которые хотят вкладывать деньги в степную страну Центральной Азии”.

Прежде всего, издание отмечает роль Казахстана как важного поставщика энергетических ресурсов в Европу. Экономический рост и политическая стабильность – редкая на постсоветском пространстве комбинация. Особенно эффектной представляется казахстанская стабильность на фоне горячего Персидского залива, с которым сравнивает каспийский регион Нурлан Рахметов, исполнительный директор “КазМунайГаза”.

Впрочем, после вынесенной в подзаголовок фразы “политическая стабильность” следует вопросительный знак. В очередной раз на страницах западной печати заходит речь об убийстве оппозиционного политика и нарушениях на выборах. Frankfurter Allgemeine Zeitung, ссылаясь на оценки британского аналитического обозрения Economist Intelligence Unit, отмечает, что потенциальная опасность дестабилизации связана с борьбой кланов в среде казахстанской элиты за наследование власти Назарбаева.

Несмотря на определенные политические риски, лучшим напоминанием о которых может служить российский “Юкос”, западные инвесторы вкладывают деньги в казахстанские ценные бумаги, торги которыми ведутся на бирже Бремен-Берлин и на Франкфуртской фондовой бирже. Немецкая газета, опираясь на мнение российской брокерской конторы Aton Capital, дает рекомендации потенциальным держателям акций наших предприятий. Фаворитами названы такие сырьевые предприятия, как Arawak Energy, European Minerals, Celtic Resources, BMB Munai и Urasia Energy. Среди банков российские аналитики на первое место ставят “Казкоммерцбанк”, акции которого за последние месяцы выросли в три раза. Напротив, акции компаний Kazakhmys, Kazakhgold, Transmeridian и Max Petroleum специалисты Aton Capital считают переоцененными.

Примечательно, что в самом Казахстане рынок ценных бумаг до сих пор находится в зачаточном состоянии, а многие крупные фирмы, оцениваемые в миллиарды долларов, предпочитают сразу выходить на западные торговые площадки с проверенными правилами игры. Так что пока превращение Казахстана в финансовый центр региона кажется далекой перспективой. Пока из всего спектра видов финансовой деятельности можно готовить лишь об относительно развитой (на фоне соседей) банковской системе. Фондовый же рынок не идет ни в какое сравнение даже с Россией.

Восточный вектор в экспорте нефти становится все более важным

Выше уже отмечалось, что западная пресса видит в Казахстане две стороны. Первая – нефть, обеспечивающая экономический рост. Именно нефтяную тему затронули на минувшей неделе многие издания.

Китай, который больше ста лет игнорировал Центральную Азию, обратился к Казахстану, крупнейшей стране региона, по одной главной причине: из-за нефти\», — пишет на страницах New York Times журналист Кристофер Пала. Аналитическая статья посвящена последним шагам Пекина на энергетическом рынке соседней страны.

Как напоминает автор, в 2005 году Китайская национальная нефтяная корпорация [CNPC] приобрела за 4,18 миллиарда долларов зарегистрированную в Канаде компанию PetroKazakhstan, являвшуюся крупнейшим независимым производителем нефти на территории бывшего Советского Союза, и вложила еще 700 миллионов долларов в строительство трубопровода, по которому нефть потечет в восточном направлении. Сделка с PetroKazakhstan стала крупнейшим в истории приобретением китайской компании за границей. К тому же фирмам из Китая принадлежат еще четыре меньших по масштабам нефтяных месторождения в Казахстане.

Обеспечение собственной энергетической безопасности вылетает Пекину в копеечку. Как отмечает Кристофер Пала, \»китайцам приходится платить высокую цену\». Так, вскоре после продажи PetroKazakhstan, Казахстан вынудил китайскую компанию перепродать третью часть акций ее нового приобретения государственной нефтяной компании \»КазМунайГаз\», причем последняя будет расплачиваться из будущих доходов. Представитель \»КазМунайГаза\» Михаил Дорофеев сообщил, что оформление сделки ожидается до конца марта.

Казахстанские власти, как полагают, благоприятствуют российскому \»Лукойлу\», который стремится взять под полный контроль фирму Turgai Oil, которая ныне находится в совместном владении с PetroKazakhstan. Кроме того, местный суд недавно вынес решение о взыскании в пользу \»Лукойла\» 200 миллионов долларов по иску, поданному против PetroKazakhstan в рамках тяжбы о разделе нефти находящегося в общей собственности месторождения. По мнению обозревателя, \»эти события ясно сигнализируют о том, что китайской собственности не даны гарантии безоблачного продвижения\».

Остаются вопросы о том, какую долю добываемой на месторождениях PetroKazakhstan нефти Китай сможет транспортировать по новому маршруту Атасу-Алашанькоу. Вызывает сомнение и доходность самого трубопровода, который для выхода на полную мощность должен заполняться дополнительно российской нефтью из Сибири, однако никакие соглашения по этому вопросу еще не достигнуты. Как было заявлено на церемонии открытия, в будущем трубопровод обеспечит поставки 400 тысяч баррелей нефти в день, что покроет около 8 процентов нынешних потребностей Китая в энергетических ресурсах.

В Китае с оптимизмом смотрят на потенциал Казахстана. Вице-президент китайской нефтяной компании CNPC Жу Джипин во время церемонии открытия нефтепровода с воодушевлением назвал его \»новым Шелковым путем\». Он также выразил надежду на то, что Китай и в дальнейшем продолжит приобретение нефтяных активов в Казахстане. Действительно, Китай, как полагают, готовится подать заявку на приобретение еще одной работающей в Казахстане канадской нефтяной компании Nations Energy, объемы добычи которой составляют около трети производства PetroKazakhstan.

Аналитики отмечают, что китайцы готовы платить любую цену за доступ к нефтяным активам, где бы они ни находилась. \»Цена менее важна, чем надежность и обеспечение доброжелательного отношения в правительстве Казахстана\», — считает Тьерри Келлнер, специалист по отношениям Китая с Центральной Азией из Свободного Университета Брюсселя. \»Для китайцев обеспечение дружественных отношений с казахским руководством столь же важно, как и доступ к нефти\», — добавляет Келлнер.

Продолжается и политическое сближение Казахстана с Китаем: \»Когда Назарбаев выступил с программной политической речью 1 марта, он назвал \»углубляющуюся интеграцию с Россией\» первым приоритетом внешней политики Казахстана, а \»крепнущее сотрудничество\» с Китаем — вторым. Поддержание \»долгосрочного, стабильного партнерства\» с Соединенными Штатами оказалось на третьем месте\».

К тому же, отмечается далее, именно Китай обеспечивает Астане возможность уйти от односторонней зависимости при поставках углеводородов на внешние рынки:

Даже несмотря на то, что большинство казахов смотрят на Китай со смешанным чувством страха и подозрительности, Назарбаев одобрил строительства китайского трубопровода, потому что он дал дополнительный нефтяной экспортный маршрут, который позволит уменьшить зависимость его не имеющей выхода к морю страны от России, Азербайджана и Турции. В конечном счете, шестая часть всей добываемой в Казахстане нефти может пойти в Китай.

Риски, связанные с выходом казахстанской нефти на ее главный рынок, в Западную Европу, оказались в центре внимания в 2005 году, когда Россия блокировала расширение принадлежащего западным компаниям трубопровода от северного побережья Каспия до Черного моря в России [КТК]. Предполагалось, что по этому маршруту будут осуществляться поставки основной доли казахстанской нефти. В результате второе по величине казахстанское месторождение Тенгиз, разрабатываемое компанией ChevronTexaco, вынуждено было запланировать более дорогостоящую транспортировку по железной дороге\».

Растущую роль Поднебесной в нефтяном экспорте Казахстана отмечают и другие масс-медиа. Так, американское агентство деловой информации Bloomberg констатирует, что поставки на восток позволят Астане \»ослабить зависимость от России\». Агентство UPI обращает внимание на то, что Пекин использует для продвижения своих энергетических интересов новые политические альянсы, в частности Шанхайскую организацию сотрудничества, объединяющую Китай с Россией и государствами Центральной Азии.

Китайские газеты также следят за развитием экономики Казахстана. В поле зрения официального издания People\’s Daily — планы нашей страны удвоить добычу нефти в течение 10 лет. Ссылаясь на слова вице-министра энергетики и минеральных ресурсов Болата Акчулакова, газета отмечает, что к 2015 году страна намерена довести производство нефти до 150 млн. тонн. В прошлом году добыча составила 61,4 млн. тонн, а в 2009 году она увеличится до 72 млн. тонн.

В свою очередь вице-министр экономики и бюджетного планирования Марат Кусаинов заявил о том, что в ближайшие три года рост валового внутреннего продукта в среднем ожидается на уровне 8,8 %. За три года ВВП должен превзойти нынешний уровень на 29 процентов, что, по утверждению Кусаинова, \»позволит нам достичь стратегической цели удвоения нашего ВВП в 2008 году по сравнению с 2000 годом\». В 2005 г. рост ВВП достиг 9,4 %, причем главным фактором подъема экономики является нефтяное богатство, по общим запасам которого республика в СНГ уступает лишь России.

Держит руку на пульсе событий и Вашингтон, наращивающий дипломатические усилия в каспийском регионе. Очередной эмиссар Белого дома на минувшей неделе лоббировал присоединение Казахстана к любимому детищу американцев — экспортному проекту Баку-Тбилиси-Джейхан. За океаном не скрывают, что хотели бы скорейшего завершения переговоров между Казахстаном и Азербайджаном и подписания контракта о присоединении Астаны к трубопроводу.

Онлайновое издание Oil & Gas Journal сообщает о том, что министр энергетики США Самюэл Бодман призвал Казахстан ускорить переговоры по присоединению к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. На прошлой неделе американский чиновник в Астане довел до казахстанских официальных лиц \»желание Соединенных Штатов стать свидетелями переговоров между Казахстаном и Азербайджаном по заключению соглашению о транспортировке казахской нефти по трубопроводу БТД\».

Тему визита в Астану высокопоставленного чиновника продолжает издающаяся в столице нефтяной индустрии США газета Houston Chronicle. В публикации подчеркивается, что \»открытый в мае прошлого года трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан дает Западу доступ к богатым каспийским месторождениям, содержащим, согласно оценкам, третьи в мире объемы резервов нефти, в обход России и Ирана\». Казахстану принадлежат крупнейшие месторождения на Каспии, страна заявляет о возможности поставлять по маршруту БТД до 30 миллионов тонн нефти ежегодно, однако официальное соглашение по этому вопросу до сих пор не было подписано.

Казахстан может сыграть критическую роль в формировании глобальной энергетической безопасности, — заявил Бодман в ходе своего визита. — Я призываю Казахстан взять на себя ведущую роль в регионе по развитию широкой энергетической инфраструктуры и созданию дополнительных маршрутов транзита энергетических ресурсов\». Он отметил, что сумма американских инвестиций в экономику Казахстана на данный момент составляет около 10 млрд. долларов и может удвоиться в течение ближайших пяти лет.

Свои виды на каспийскую нефть имеет и богатый собственными углеводородами Иран. По сообщению газеты Tehran Times, эта страна намерена провести переговоры с государствами Центральной Азии по проблеме поставок нефти. Полученное из Казахстана и Азербайджана сырье предполагается использовать для увеличения производства на нефтеперерабатывающем заводе в Тебризе. Благодаря заключению контрактов, объемы переработки на предприятии могут вырасти с нынешних 110 тыс. баррелей в день до 250-260 тыс. баррелей.

Война кланов. Эпизод далеко не первый

О бурных политических событиях в Казахстане за рубежом пишут все меньше, по сравнению с первыми неделями после убийства Алтынбека Сарсенбаева. Однако говорить о полном игнорировании этой темы, забвении западными журналистами было бы преждевременно. Вот о чем пишет, например, влиятельный американский журнал Time:

Исподволь тлевшая война кланов внутри ближнего круга правителя Казахстана президента Нурсултана Назарбаева вырвалась наружу. В прошлом месяце лидер оппозиции 43-летний Алтынбек Сарсенбаев и два его помощника были убиты офицерами службы государственной безопасностью (КНБ). Убийство обнажило соперничество среди тех, кого считают преемниками 65-летнего Назарбаева, руководителя Казахстана с 1989 года. Хотя Назарбаев только что завоевал третий семилетний срок, московский правозащитник и эксперт по Центральной Азии Олег Панфилов говорит, что многие считали Сарсенбаева одним из нескольких потенциальных претендентов на президентский пост.

По данным многих казахстанских и российских газет и веб-сайтов, еще двое из претендентов — из семьи самого президента. Клан его дочери Дариги включает ее влиятельного мужа, первого заместителя министра иностранных дел Рахата Алиева. Ее сестра Динара замужем за Тимуром Кулибаевым, бывшим заместителем главы \»КазТрансОйла\», нефтепроводной монополии страны. Третий амбициозный клан сложился за пределами собственно семьи и сконцентрировался вокруг спикера Сената Нуртая Абыкаева, давно уже ставшего правой рукой старшего Назарбаева.

После убийства Сарсенбаева, некоторые казахстанские средства массовой информации заподозрили в этом Алиева, в прошлом заместителя руководителя КНБ, как человека, который стоит за убийством. Алиев публично отверг такого рода обвинения и пригрозил прессе судебными исками. Министерство внутренних дел выступило с заявлением, в котором говорится о его непричастности. Министр внутренних дел Бауржан Мухамеджанов заявил, что настоящим организатором преступления был Ержан Утембаев, руководитель аппарата Сената, который якобы признавался в оплате 60 тысяч долларов за устранение Сарсенбаева \»по причине личной неприязни\». Правозащитник Панфилов считает эту версию попыткой дискредитировать Абыкаева, босса Утембаева. Но в конце прошлой недели президент заступился за своего старого соратника Абыкаева.

Пытаясь снять напряженность, Назарбаев выступил с обращением к нации, пообещав, что правосудие свершится, и призвав к порядку. Однако не так много сделано, чтобы убедить граждан в том, что обещания реформ и демократизации будут исполнены. \»Они скорее представят убийство Сарсенбаева как единичное преступление, совершенное проходимцами из числа офицеров спецслужб, нежели признают, что соперничество за власть в этой стране ведется с помощь таких зверских методов\», — говорит алматинский политолог Нурлан Нуримбетов.

Тему продолжает корреспондент Los Angeles Times Дэвид Холли, посвятивший расследованию убийства Алтынбека Сарсенбаева большую статью, в которой последние события сравниваются с сюжетами детективных романов Агаты Кристи: \»Известный политик застрелен вместе со своими водителем и телохранителем. Высокопоставленный государственный чиновник якобы признается в том, что он заказал нападение, желая отомстить за обвинение в алкоголизме. Но никто, кажется, не верит в такой мотив, и каждый из тех, кто собрался за столом, указывает пальцем на других. Пока, однако, время для мисс Марпл в Казахстане не пришло\».

Далее в статье речь идет об официальной версии и предположениях, которые высказывают самые разные люди — от Алима Салибаева, организатора театрализованной постановки, воспроизводящей преступление, до политолога Сабита Жусупова. Все они сомневаются в правдивости озвученной представителями правоохранительных органов версии, согласно которой главным организатором убийства был Ержан Утембаев. В пользу сомнений говорит и ряд несуразиц в деле, о которых пишет корреспондент. Это и получение Утембаевым банковского кредита для оплаты заказа, и необъяснимое с точки зрения здравого смысла присвоение офицерами спецслужб сотовых телефонов жертв.

И в этой публикации речь заходит об обвинениях в адрес Рахата Алиева. Los Angeles Times упоминает не только заявление зятя президента с угрозами подать иски против средств массовой информации, тиражирующих обвинения в его адрес. Внимание газеты заслужила и нашумевшая статья Дариги Назарбаевой в еженедельнике \»Караван\». Супруга Рахата Алиева обвиняет спецслужбы и оппозицию в том, что они совместно начали \»четко срежиссированную информационную войну против семьи главы государства\». Она написала, что бывший руководитель службы государственной безопасности в разговоре с ее отцом вскоре после того, как были найдены убийцы, попытался возложить вину на членов семьи. Назарбаева назвала \»бредовой теорией\» предположение экс-главы спецслужб о том, что за убийством стоит либо Алиев, либо другой зять, либо племянник президента.

В свою очередь брат погибшего политика Рысбек Сарсенбаев от имени родственников и общественности требует тщательного расследования преступления, заявляя о необходимости рассмотрения в первую очередь версии о политическом убийстве, следы которого могут вести к окружению президента и членам его семьи.

И на страницах Los Angeles Times, и в эфире \»Немецкой волны\» высказывается по поводу последних событий Жармахан Туякбай. Поводом для радиоинтервью стали состоявшиеся слушания в Парламентской Ассамблее Совета Европы по проекту доклада о Казахстане. В частности, Туякбай заявил:

— Как убийство Заманбека Нуркадилова, так и убийство господина Сарсенбаева являются чистейшим политическим убийством, нити этого заказного убийства идут во властные коридоры, поэтому мы требовали и требуем, чтобы все причастные к этому преступлению люди были выявлены и привлечены к строгой ответственности по закону.

Жармахан Туякбай ждет от Европы большего внимания к ситуации в Казахстане:

— Считаю, что Европа могла бы помочь правильной оценкой складывающейся ситуации с развитием демократии в нашей стране. Потому что без демократии, без проведения глубоких реформ в политической системе в этой стране может сложиться ситуация, когда власть не сможет управлять государством. Поэтому мы от европейских парламентариев, политиков требуем одного: чтобы они увязывали определенное потепление или, скажем, дальнейшее сотрудничество с нашей страной с необходимостью проведения этих реформ.

Между тем в четверг, 16 марта, стало известно, что Европейский Союз отверг жесткий проект резолюции по Казахстану. Как сообщает сайт RFE/RL, в ходе дебатов фракция Европейской Народной партии, крупнейшая в Европарламенте, отклонила проект решения с резкой критикой в адрес Казахстана. Члены фракции аргументировали свою позицию тем, что энергетические запасы страны и стратегическое географическое положение делают ее важным партнером ЕС. Из этого можно сделать вывод, что недавние убийства двух ведущих оппозиционных политиков не затронут отношения ЕС с правительством Казахстана. Против принятия жестких мер выступила и специальный комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер, которая тем не менее выразила “крайнюю обеспокоенность” в связи с убийствами и подвергла критике попытки президента Нурсултана Назарбаева построить “управляемую демократию”.

Таким образом, из двух сторон казахстанской медали более привлекательной европейским парламентариям показалась та, на которой прорисовываются контуры нефтяных вышек и трубопроводов. А за неприглядные стороны политической действительности депутаты слегка пожурили официальную Астану, предпочтя не портить отношения со стратегическим партнером.

Новости партнеров

Загрузка...