“Принципиальность” и “объективность” казахстанского аналитического сообщества

Теперь для всех стала очевидной аффилированность тех или иных политических аналитиков…

“…И в процессе представленья

создается впечатленье,

что куклы тоже могут говорить…”

Андрей Макаревич

Перспективы развития любого общественного организма в значительной степени зависят от его способности адекватно оценивать собственное внутреннее состояние. Образно выражаясь, врач не сможет вылечить больного до тех пор, пока не определит его болезнь, не поставит диагноз. Как правило, в социуме подобную функцию берут на себя специально подготовленные люди – политические аналитики. В их моральные, если не сказать прямые обязанности входит своевременная диагностика общества и государства и выработка предложений по профилактике и лечению возможных социальных болезней. Насколько эффективно справляются казахстанские политологи с этой важной функцией?

Убийство Алтынбека Сарсенбаева показало степень принципиальности тех людей, которые освещают политические процессы в Казахстане. Оно стало своеобразным тестом на их объективность. И необходимо признать, что никто из отечественных политологов этот тест не прошел. Они – люди, которые любят рассуждать на абстрактные темы, предпочли просто отмолчаться во время трагедии. Хотя, по своему статусу, кому как не им следовало бы дать объективную оценку ситуации в стране. В журнале “Континент”, например, практически нет ни одного материала, посвященного убийству Сарсенбаева. Хотя подробно описывается ситуация в Европе и Иране.

Теперь для всех стала очевидной аффилированность тех или иных политических аналитиков. Так, например, Сабит Жусупов, директор Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования, оказывал прямую поддержку информационной кампании, развернутой партией “Асар”.

Демократ-политолог Бурихан Нурмухамедов всегда был известен своими требованиями демонополизации СМИ, критикой власти из-за отказа проводить демократические реформы. Однако и он воздержался от комментариев по поводу убийства Алтынбека Сарсенбаева. Поскольку прекрасно понимает, что власть спокойно переносит критику, касающуюся отвлеченных тем, но жестко реагирует на конкретные обвинения, а потому предпочитает не рисковать. В тоже время он как демократ и идеолог одной из умеренно-оппозиционных партий должен был высказаться в жесткой форме.

А некоторые политологи предпочли вообще отделаться общими фразами, как не старались журналисты добиться от них конкретного ответа. Например, Ерлан Карин, который, несмотря на относительно давний уход из лагеря красных, все никак не наберется смелости критиковать бывших товарищей по партии. Видно, его там сильно запугали. На последнем заседании дискуссионного клуба “Политон” журналисты трижды просили его назвать виновников убийства Сарсенбаева. На что дважды был получен ответ, что вина лежит на всем обществе, и один раз было упомянуто о вине некоей абстрактной власти. Неужто у этой власти нет конкретного имени? Пять раз был задан вопрос – кому из членов семьи президента была выгодна отставка руководства КНБ? И на этот, по сути, риторический вопрос не было получено от господина Карина внятного ответа. Потому и материал, вышедший недавно в газете “Айна”, во многом не соответствует изначальной стенограмме.

Досым Сатпаев, регулярно появляющийся в электронных и печатных СМИ по всем мыслимым и немыслимым поводам, в ситуации с убийством Сарсенбаева также предпочел не распространяться на столь щекотливую тему и ограничился только несколькими образными сравнениями.

У любого нормального политически активного гражданина появляется стойкое ощущение, что все вышеуказанные господа просто отрабатывают вполне определенный информационно-политический заказ. Как сейчас стало принято говорить – формируют общественное мнение. Только проблема заключается в том, что в их социальные обязанности эта задача не входит. Если человек желает влиять на ход политических процессов в стране в пользу той или иной политической группировки, с нравственной точки зрения он должен об этом прямо сказать: “Я, такой-то, поддерживаю действия власти по сокрытию истинных результатов расследования по фактам убийства Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева”.

Еще совсем недавно – в конце 2004 года все эти “политические аналитики” на каждом углу твердили, что Казахстан получил “карманный” парламент. Мы все удивлялись их смелости и независимости в суждениях. Но как оказалось “карманными” бывают не только парламенты и маслихаты. Кукловоды из президентской администрации придумали себе новую забаву – вместо пантеона лидеров пропрезидентских партий зомбированием еще что-то понимающей части нашего общества занялись новые властители дум. Еще бы, ведь они – люди образованные, и прекрасно знают, что музыку заказывает наиболее платежеспособная часть населения страны.

Как представляется, обществу не стоит рассчитывать на получение от этих политических аналитиков сколько-нибудь объективной информации. Все чаще так называемое экспертное сообщество стремится убедить нас в том, что черное на самом деле белое, а белое, в сущности, является черным. Не стоит стремиться насильно делать из отечественных политологов оппозиционеров. Убийство Сарсенбаева продемонстрировало, кто есть кто в нашей отечественной политологической среде.

Все политологи находятся на стороне власти, и выступают коллективной заменой погрязшего в культуре, спорте, и бесконечных потоках информации Ермухамета Ертысбаева. Словно они забыли, что сила – в правде. Подчас журналисты делают гораздо более смелые выводы, нежели эти люди, которые претендуют на высокую степень объективности. Прямо указать на виновников трагедии смогли только отдельные оппозиционные СМИ.

Новости партнеров

Загрузка...