Что рейтинг? Яркая заплата…

По следам Послания-2006

“Как причудливо тасуется колода…” – эти слова булгаковского Воланда пришли на память года два назад, в комнате свиданий кушмурунской колонии, когда я услышал от Галымжана Жакиянова кое-какие неизвестные общественности подробности возникновения идеи и создания текста Программы “Казахстан-2030”. Оказывается, генеральным продюсером этого проекта явился некто Дж. Гиффен, гражданин США и Казахстана, иностранный бизнесмен и советник нашего президента одновременно. Именно он, в частности, возил специально отобранную группу молодых перспективных казахстанских чиновников в Гарвард, организовывал там курс лекций по стратегии и сам к ним подключался…

Вспомнил же я это именно сейчас по двум причинам:

Во-первых, в связи с “раскрытием” Ержана Утембаева в качестве “заказчика” убийства Алтынбека Сарсенбаева.

Согласитесь, какой-то совершенно потрясающий своей символической двусмысленностью коктейль получается: американец Гиффен, не афишируемый идеолог казахстанской “Стратегии-2030”, сумел-таки “прославить” Казахстан на весь мир, хотя и по другому поводу. Утембаев же, которому молва приписывает конкретное авторство канонического текста, также неожиданно “прославился”, и – тоже по другому поводу. Уже как идеолог политических убийств из “чувства личной неприязни”…

(Впрочем, чем больше во все эти мистические параллели-совпадения вникаешь, тем более начинает казаться, что поводы здесь как раз не разные).

Ну, а во-вторых я это вспомнил в связи с тем, что все последние месяцы с уст нашего президента не сходит новая стратегическая идея: о вхождении Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Например, Послание президента народу на 2006 год прямо так и озаглавлено.

Идея отнюдь не фантастическая, и уж, тем более, не инфернальная, а самая что ни на есть прагматическая и благая. Как в старое доброе время – руководящим и направляющим лозунгом опять становится: “Все во имя человека, все на благо человека!”. Только с заменой экономического базиса в виде общенародной собственности и планового хозяйства на частную собственность и рынок. (Зато мы с вами по-прежнему знаем имя этого Человека!)

Впрочем, некий мистический элемент изначально просматривается и в этой новой стратегии. Я имею в виду то, что хотя глава государства нам всем очень понятно объяснил, как это хорошо – войти в первую полусотню наиболее конкурентоспособных стран мира, и даже поставил, по пунктам, соответствующие задачи правительству, за пределами рационального понимания осталась такая малость, как уточнение: что это за понятие такое – “страновая конкурентоспособность”, и с какой нынешней ступеньки государство Казахстан должно войти-запрыгнуть в эту самую “пятидесятку”?

С какими государствами соседствует сейчас Казахстан по этой самой конкурентоспособности, кто в списке чуть выше нас, кто – чуть пониже, как далеко мы “от хвоста”, сколько и каких государств мы начнем обгонять благодаря новой стратегии, и кто окажется нашими соседями, когда мы ворвемся в число пятидесяти?

Наконец, крайне интригует и такой вопрос: сам ли Нурсултан Абишевич нашел такую новую стратегическую идею, или у него завелся новый иностранный Советник?

Сколь ни читай текст президентского Послания, от начала к концу или в обратном порядке, или даже на просвет, – ответы на эти вопросы в нем не находятся.

Поэтому пришлось прибегнуть к собственным исследованиям.

И вот что удалось извлечь из “всемирной паутины”:

Оказывается, рейтинг конкурентоспособности государств составляется специалистами Всемирного экономического форума (WEF) (тот самый Давос, который наше руководство последние годы почему-то перестало посещать).

Как в фигурном катании судьи субъективно-объективно со всех сторон оценивают технику и артистичность претендентов на медали, так и эксперты выставляют свои баллы за огромный “букет” самых разных показателей. Аналитики пытаются дать ответ на вопрос, каковы и насколько сильны в той или иной стране препятствия для экономического роста и продвижения – как индивидуумов, так и разного размера организаций. Вдобавок, свои оценки по условиям ведения бизнеса в той или иной стране выставляют более восьми с половиной тысячи промышленников, руководителей и бизнесменов из ста четырех стран планеты.

Впервые Индекс конкуренции в сфере роста (Growth Competitiveness Index) был представлен в “Докладе о глобальной конкуренции 2001-2002”. Собственно индекс состоит из трех больших подразделов, каждый из которых делится на более мелкие составные части, учитывающие положение дел в разных сферах экономико-политической деятельности. Основные подразделы это: качество макроэкономического окружения; состояние государственных и общественных институтов страны и уровень технологического прогресса в государстве и готовности к новациям. По всем этим подразделам составляются отдельные индексы – Индекс макроэкономического окружения, Индекс государственных и общественных институтов и Технологический индекс. А уже на базе этих трех индексов высчитывается финальный показатель, по которому и выстраивается рейтинг стран.

На первом месте рейтинга оказалась Финляндия, причем эта североевропейская страна оказывается в лидерах по рассматриваемому показателю уже третий раз за последние четыре года. Невозмутимые и преисполненные нордического спокойствия финны считаются, по признанию экспертов, теми людьми, которым в своей стране удалось создать оптимальные условия и вывести государство в лидеры по совокупному показателю конкурентоспособности.

Соединенные Штаты Америки два года подряд оставались на втором месте. Экономические успехи правительства Джорджа Буша, как и его же неудачи на этом поприще, не сказались в итоге на позициях Америки, и США остаются почти что самой конкурентоспособной страной мира.

Третье место было у Швеции, четвертое у Тайваня и пятое – у Дании. В первую десятку наиболее конкурентоспособных государств вошли также Норвегия, Сингапур, Швейцария и Япония – 6, 7, 8 и 9-е места соответственно. Замыкала первую десятку “самых-самых” по конкурентоспособности – Исландия.

Авторы доклада WEF особо отмечали серьезное влияние на позиции тех или иных государств показателей степени решенности в них проблемы бюджетного дефицита. Так, профицит бюджета позволил закрепиться в верхних частях списка Норвегии, Эстонии и Новой Зеландии… в то же время крупный бюджетный дефицит сказался на низких показателях Турции и Индии. Только Японии удалось, несмотря на значительный бюджетный дефицит, не только не ухудшить, но даже улучшить свое положение благодаря усилению позиций в других областях.

Основными проблемами, как считают эксперты, в странах нижней части списка являются высокая степень коррупции в государственных учреждениях, нарушения свободы прессы и других гражданских свобод, что в свою очередь приводит к оттокам капитала, политическая нестабильность, порой доходящая до открытых конфликтов, и слабая роль законодательной власти.

В то же время справедливым оказывается и обратное – страны имеют хорошие шансы улучшить свои позиции в списке, демонстрируя улучшения не только в области экономики. Так произошло с Аргентиной в 2003 году, которая показала сильный взлет в первую очередь благодаря стабилизации именно политической обстановки в стране. Значительные улучшения конкурентоспособности продемонстрировали, например, Румыния и Болгария, и тоже в первую очередь благодаря стабилизации внутренней ситуации именно на политико-социальном фронте.

Что касается России, то она в списке-2003 оказалась только на 70-й позиции. Эксперты посчитали, что по совокупности условий ведения бизнеса и показателям справедливой конкуренции она набирает не более 3,68 балла по 6-балльной шкале. Примечательно, что несмотря на устойчивый рост нефтяных цен и, соответственно, положительную экономическую динамику, макроэкономическую стабильность и профицит государственного бюджета, РФ на следующий, 2004-й год, осталась на том же месте, а в 2005 году она пошла даже вниз: 74-е место по рейтингу экономического роста и 75-е по рейтингу конкурентоспособности бизнеса.

Вы спросите: почему я говорю о России, а не о Казахстане?

Да потому что пока наш президент еще ездил в Давос, Казахстана в Докладах WEF не было!

И не было ни за 2002-2003 годы, ни за 2004-й.

Хотя, может быть, не стоит и особо расстраиваться, поскольку нам как-то не приходилось слышать, чтобы в мире очень уж широко использовалось такое понятие, как конкурентоспособность целых государств. И чтобы серьезные страны на самом деле жестко конкурировали бы между собой за места в рейтинге этой самой конкурентоспособности.

Все-таки Давос – это не только собрание лидеров мировой политики и бизнеса, но еще и приятная обстановка, солнце, горные лыжи, – не грех между делом побаловаться и оригинальными научными теориями…

Впрочем, за 2004 год рейтинг Казахстану “любезно подсчитали”, в пробном порядке и для неофициального зачета, так сказать. И оказал нам эту любезность уже не Дж. Гиффен, а новая восходящая (у нас) американская звезда: профессор М. Портер, возглавляющий в Гарвардском университете “Институт по стратегии и конкурентоспособности”.

Да, да, это тот самый зачастивший в Казахстан Майкл Портер, – автор замечательного словечка “кластер”, которое третий год подряд произносит премьер Ахметов, его министры и наиболее продвинутые акимы.

Так, вот, оказывается, именно профессор Портер, помимо казахстанской кластерной инициативы, имеет и такую международную заслугу, как методика расчета той самой конкурентоспособности страны, достижение которой стало стратегической мечтой нашего руководства.

И, кстати сказать, к этой мечте мы уже идем, причем – семимильными шагами: с неофициально подсчитанного для нас 71-го места в 2004 году, Казахстан (по выверенной методике профессора Портера) в прошлом, 2005-м году, прорвался сразу на 62-е место по конкурентоспособности бизнеса, и 61-е – по рейтингу роста. Попав, тем самым, сразу из новичков в чемпионы СНГ.

А теперь внимание!

Знаете, в какое именно научное учреждение США возил Дж. Гиффен будущих авторов “Стратегии Казахстан-2030”?

Да, именно в тот самый “свой” (тогда) Институт стратегии и конкурентоспособности, в котором ныне подвизается г-н М. Портер. Был Гиффен, стал Портер, все течет и все… не меняется!

Согласитесь, с учетом наследственности по линии Джеймс-Майкл какой-то тем более двусмысленный коктейль получается! Не приведи Аллах, и профессор Портер тоже чего-нибудь такого отчебучит, что про нас опять во всем мире заговорят, и отнюдь не в плане конкурентоспособности. А если и конкурентоспособности, то весьма специфической…

Но, авось пронесет, и тогда мы вполне можем рассчитывать, что на 50-е место в заветном рейтинге (где нас поджидает Коста-Рика) мы прыгнем очень быстро.

Поскольку, может быть, для этого всей стране и напрягаться-то особо не придется.

Может быть, для этого достаточно будет нашему министру экономики Кайрату Келимбетову хорошо посидеть с уважаемым гарвардским коллегой, еще раз уточнить методику, и – Алга!

“Эпоха” 24.03.06г

Новости партнеров

Загрузка...