Политическая ситуация в стране и стратегия деятельности движения “За справедливый Казахстан”

(Доклад Председателя Движения “За справедливый Казахстан” на общем собрании 26 марта 2006 года)

Құрметті әріптестер!

Қымбатты достар!

Біраздан күткен басқосуымыздың қарсаңында еліміз буырқанған қайғылы оқиғалардың ошағына айналды. Заманның зарын ашық айтқан Заманбек ағамыздан, арыстай азаматымыз Алтынбек бауырымыздан айрылдық.

Қаза болған азаматтар елдегі жағдайды өзгертуге бел буған еді. Яғни, оларды елдегі жағдайдың өзгермей қалуына құштар адамдар өлтірді!

Қайранда кеткен жігіттер халықтың қор болған құқына араша түсуге ұмтылған еді. Яғни, олар өз халқын тізерлетіп, езіп-жаншып билеген саяси жүйенің құрбаны болды. Міне, “кім кінәлі?” деген сауалға біздің жауабымыз осындай!

Саяси террорға ашықтан ашық көшкен билік халықтың төбесіне үрей мен қорқыныш төндірмек ойда!

Алайда биліктің бұл саясатының құрығы біртұтам екендігін мен бүгін осы залда жиналған сіздердің көздеріңізге қарап айқын сезіп отырмын!

***

Енді қалған әңгімені ортақ тілде бастайын.

***

Уважаемое Собрание!

Дорогие соратники!

Друзья!

Я рад приветствовать в этом зале Граждан Казахстана, которых объединило стремление посвятить себя борьбе.

Борьбе с семейно-клановым авторитарным режимом, алчным и лживым. Режимом, который отнял у нашего народа всё его материальное достояние, а сегодня стремится приватизировать главную духовную ценность – его совесть.

Борьбе с коррупционно-репрессивной системой, боящейся собственного народа, а потому – ненавидящей этот народ. Системой, генетически отторгающей демократию, готовой на любые преступления ради собственного самосохранения. Прежде всего, на преступления против своего народа, которому определена участь бессловесных наблюдателей воровства, коррупции и правового беспредела.

Я преклоняюсь перед согражданами, соратниками, объединёнными верой. Верой в свои силы. Верой в свой народ. В вашем лице я преклоняюсь перед многочисленными сторонниками демократических сил, ряды которых день ото дня растут.

Власть боится слова “революция”. Но она уже произошла – в сознании подавляющего большинства казахстанцев. Правители хотят видеть наш народ сломленным, униженным и безропотным. Но История объективно определила ему иную миссию, другую судьбу, и, наперекор сегодняшним реалиям – достойное будущее.

Это свободный, демократический и Справедливый Казахстан!

Дорогие соратники!

Сегодня мы едины. Хотя у каждого из нас был собственный выбор, собственный путь к осознанию необходимости борьбы за Справедливый Казахстан. И каждый из нас, делая этот осознанный выбор, прекрасно представлял себе: будут гонения, провокации, репрессии! Это, с позволения сказать, “специфика” демократии по-назарбаевски. Каждый из нас, особенно сегодня, прекрасно осознаёт, что выбранный путь связан с риском и лишениями. Подобно маньяку, который не может остановиться после первого безнаказанного преступления, система устрашения инакомыслящих, начав с подожжённых редакций, расстрелянных фидерных устройств и отрезанных собачьих голов, сегодня получила властную индульгенцию на физическое уничтожение политических оппонентов.

Что ж, нас можно убить. Но запугать – не удастся!

Уважаемое собрание!

Задумываясь над характеристикой политической ситуации в стране, невольно обращаешь внимание на различные хитрые формулировки, которыми официоз пытается обойти диагноз, который известен всем – как казахстанцам, так и аналитикам зарубежья. Этот диагноз – не просто политический кризис, а общий, системный кризис.

Но власть пытается симулировать слепоту и глухоту при очевидных и громогласных фактах. В обществе активно обсуждается нарастающее межклановое столкновение. Однако я не хочу зацикливаться на субъективных характеристиках положения, при котором власть уже не в состоянии “управлять по-старому”.

Посмотрим на ситуацию с объективных позиций.

* * *

Начнём с экономики, успешным, якобы, развитием которой власть успокаивает себя и убеждает оппонентов в своей неуязвимости.

Что означают “громкие” инициативы президента в области социальной политики? Несущественные подачки при давно накопленных возможностях нашей экономики?! Национальные природные богатства расходовались и расходуются на обогащение единиц, а не всего населения, которому они по праву принадлежат. Речь не идёт об уравниловке, но в стране, состоящей из подавляющего большинства бедных, богатеть имеют право лишь те, кто что-то производит, а не распродаёт природные ресурсы.

О какой рыночной экономике поёт официальная пропаганда страны, в которой Семьёй и дюжиной высших государственных чиновников определено, кому можно делать бизнес, а кому нельзя, или у кого следует его отобрать? Определено, кому сколько зарабатывать и сколько отдавать “наверх”? Между тем, каких бы высот могла достичь наша страна при такой сырьевой базе и вовремя начатых эффективных реформах, если бы не было у нас коррупционной системы круговой поруки государственного масштаба? Но не только в этой бесспорной характеристике коррупционной экономической системы кроется главное определение кризиса. Пора, наконец, признать, что наша рыночная экономика в значительной мере управляется волевыми, командными методами. В первую очередь, громкими поручениями, указаниями, которые, как правило, приурочиваются к предвыборным акциям или ежегодным посланиям. Но система уже противостоит своему основному столпу, сводя на “нет” все его пропагандистские замыслы. Почему это происходит? Здесь, на мой взгляд, дело не в здравом противостоянии волюнтаризму, а в активном противодействии тем программам, которые не приносят чиновничеству желаемую маржу при “распиливании” выделяемых бюджетов.

Сравните громкие заявления посвящённые трёхлетию возрождения аула с реальными результатами. Что изменилось на селе, кроме крупномасштабного разграбления основополагающего вида собственности – Земли?

Во что вылилась президентская жилищная программа? Цены на жильё, при нашем уровне жизни – как в лучших городах Европы, а ипотека стала инструментом лёгкого обогащения банков и “кабалой” для граждан, рискнувших связаться с таким “новшеством”.

А какой “подарок” от президента получили учителя, врачи и работники бюджетной сферы, для которых повышение зарплат в совокупности с инфляцией обернулось снижением жизненного уровня!?

Присмотримся к инструментам и механизмам реализации активно пропагандируемой Стратегии индустриально-инновационного развития. Да не обвинят меня в критиканстве, – скажу, что расписано и спланировано всё верно. Кроме одной детали, причём существенной: то, что во всех странах мира создавалось предпринимателями – технопарки, наукоемкие предприятия и т.д., – у нас будут создаваться правительством, то есть чиновниками. А при таком “раскладе” цена вопроса, как мы все прекрасно понимаем, возрастает на порядок. Из зарубежного опыта известно, что государство само выделяет успешно работающие высокотехнологичные частные предприятия в особые льготные территории – лишь бы налоги платили, – и от этого все выигрывают. У нас же вопросы формирования свободных экономических зон опять же отданы на откуп чиновникам. В этих обстоятельствах президентские призывы бороться с коррупцией приобретают, по меньшей мере, пародийное звучание.

Но при этом есть элементы, в которых страна добилась абсолютной и стабильной системности: это

— планомерная распродажа оставшихся государственных активов в стратегических отраслях, при профиците бюджета;

— постоянные амнистии и легализации капиталов и имущества;

недоосвоение бюджетных средств, выделенных на социально значимые проекты.










* * *










Ещё более яркие, объективные признаки глубокого кризиса мы явно видим в политической системе страны. Здесь главный аргумент режима – сохранение так называемой “политической и социальной стабильности”. На самом деле власть стабильна лишь в одном – в обмане общественности.

В этой сфере ещё сложнее, чем в экономике найти хотя бы одну честно выполненную программу, хотя бы одно исполненное обязательство. Это касается как концептуальных, так и разовых, конъюнктурных проектов и заявлений. Как мы все прекрасно помним, их было немало, и в основном все они были рассчитаны лишь на создание демократического имиджа страны за рубежом. Для внутренней же аудитории вырабатывались специальные имитационные программы. Бутафорскую сущность такого демократического, в кавычках, процесса, как правило, сопровождали неприкрытые атаки на независимую прессу, сфабрикованные судебные процессы, откровенные гонения инакомыслящих. Власть это делала и делает намеренно, демонстративно и педантично. С одной целью: посеять в обществе страх и оцепенение. В какой-то мере режиму это удалось. Но, периодически поливая пропагандистскими снадобьями уродливые всходы, он с ужасом обнаруживает на политическом поле новые и новые здоровые и чистые ростки.

Строя “потёмкинские деревни” демократического процесса, режим обманывал и народ, и, по большому счёту, самого себя. С той лишь разницей, что власть делала вид, что верит в собственные изобретения. Между тем, общественность сразу же находила меткие определения каждому такому действу. И в историю вошли не официальные названия комиссий, а образные, народные – “Бауыржан – шоу” и НКВД.

Наверное, лишь в глазах самого инициатора, а также актива искусственно созданных провластных политических партий не выглядело посмешищем так называемое ПДС. Его можно назвать диалогом лишь в одном измерении: власть разговаривала сама с собой. Она выдумывала для себя некие концептуальные вопросы и сама же отвечала на них.

К сожалению, заложенная традиция социально-политической шизофрении распространилась и на Национальную комиссию по вопросам демократизации и гражданского общества. Многие возлагали на этот орган большие надежды, много было громких заявлений и, казалось бы, смелых проектов, но итог известен: ни одна из разработок НКВД не стала политической реальностью.

Новый поворот и новое название: теперь уже Государственная комиссия по разработке и конкретизации программы демократических реформ.

Сравните три названия и, как говорится, почувствуйте разницу. Мне кажется, у президентских идеологов серьёзный кризис жанра. А если учесть диалектику репрессий от комиссии к комиссии – то нам стоит серьёзно задуматься.

Нам сегодня предстоит выработать свою позицию относительно участия в работе этой комиссии. Это зависит от многих факторов, но, безусловно одно: если мы увидим, что это очередная попытка заболтать назревшие проблемы, подменить заявленные реформы искусно отрежиссированной бесконечной дискуссией, то участие демократических сил в работе очередной комиссии будет попросту дискредитацией наших принципов и предательством по отношению к нашим сторонникам.

Для обозначенного негативного сценария есть все предпосылки. Вот лишь некоторые, вполне очевидные.

Несмотря на клятвенные заверения мирового сообщества и высокопарные обещания собственному народу, режим превратил парламентские выборы 2004 года в самые позорные в истории страны, грубо сфальсифицировав их итоги.

История повторилась и во время президентских выборов: выражение “господин 91 процент” стало ёмкой и в то же время лаконичной аллегорией нашего государства на международной арене. Если говорить о “хромающих” постсоветских демократиях, то замечу, что ни белорусский, ни узбекский режимы не позволили себе таких масштабных “приписок”. В этом плане у нас остался лишь один ориентир – пресловутый Туркменистан. На этом фоне уместно привести и другую цифру: 2,5 тысячи исков по поводу нарушений выборного законодательства, ни один из которых не удовлетворён.

Показательна и судьба многочисленных предвыборных обещаний главы государства. Их перечень был довольно щедрым: от ускоренной либерализации до приведения политической системы страны в соответствие со стандартами ОБСЕ. Нет необходимости в перечислении, важен предварительный итог: ни одно из них не выполнено. Более того, очевидно, что у президента нет чёткого намерения сдержать своё слово. В недавно озвученном Послании народу страны, которое по природе своей является концептуальным планом действий на этот год, тема политической либерализации вообще не упоминалась. Более того, президент вновь недвусмысленно погрозил пальцем демократическим силам, дав им привычную уничижительную характеристику.

Последние события обнажили и другие составляющие кризиса политической системы страны.

Это полное отсутствие единства внутри правящей элиты, которая вступила в беспрецедентную в истории страны междоусобицу.

Это осознание большей частью представителей законодательной и исполнительной власти, рядовых государственных служащих тупикового характера дальнейшего развития государства по существующим политическим схемам.

Чем не показателен недавний пример голосования по предложению депутата Мажилиса Тшанова о проведении закрытых парламентских слушаний? 30 депутатов самого послушного в истории Мажилиса проголосовали “За”. Есть над чем задуматься власти?!

Это пропагандистская истерика подконтрольных власти средств массовой информации с одной стороны, и окончательное осознание режимом тщетности любых попыток сокрытия информации и удушения свободной прессы. Власть достигла того предела, за которым общество уже невозможно заставить продолжать жить по принципам двойной морали. Насаждаемая правящим режимом, идеология, опирающаяся на закостенелые методы информационного оболванивания, в конечном счёте выработала у нашего народа стойкий иммунитет. Сегодня даже, казалось бы, самые позитивные характеристики режима, пройдя через призму официальной пропаганды, воспринимаются населением со знаком “минус”.

И, наконец, самый чудовищный признак политического кризиса – это прямые репрессии, ответственность за которые несёт режим.

* * *

Прежде чем обратиться к характеристике состояния правовой системы, прошу поприветствовать Галымжана Жакиянова, Человека и Гражданина, ставшего для всех казахстанцев символом несгибаемости воли, огромной силы духа, верности демократическим идеалам вопреки суровым испытаниям, ковАрству и жестокости режима!

Я рад приветствовать наших честных и принципиальных соратников, достойно принявших вызов репрессивной машины, запущенной системой против всех, кто не боится открыто выступать против произвола и насилия, кто посвятил свою жизнь защите человеческих достоинств и гражданских прав.

Это:

Булат Абилов,

Маржан Аспандиярова,

Гульжан Ергалиева,

Марат Жанузаков,

Алибек Жумабаев,

Асылбек Кожахметов,

Жанибек Кожык,

Амиржан Косанов,

Жасарал Куанышалин,

Пётр Своик,

Толен Тохтасынов и многие другие.

Это не соратникам нашим власть вынесла циничный приговор. Она вынесла приговор себе самой!

* * *

Правовая система страны, пожалуй, наиболее рельефно отражает пороки политической системы. А когда она является целиком и полностью служанкой режима, как, к сожалению, у нас в Казахстане, – то обречена обнажать все уродливые формы, стыдливо прикрываемые властью. Правовая система – это своего рода призма, через которую народ получает отражение установившегося политического порядка.

Если коррупцией заражены сами ветви государственной власти, то чего следует ожидать от судей, постовых и участковых, сотрудников дорожной полиции?

Если борьба с инакомыслием и политическими противниками, провокации и интриги стали нормой жизни для высших эшелонов власти, то какой справедливости мы ищем в следственных органах и исправительной системе?

Если власть отгородилась от народа полицейскими кордонами и оцеплениями, армиями охранников, то стоит ли удивляться повседневному произволу мелких чиновников по отношению к простым людям, которым они должны служить?

Словосочетание “Казахстан – правовое государство” звучит также карикатурно, как и “Казахстан – демократическое государство”.

Но кризис правовой системы гораздо глубже, чем в экономике или политике. Помимо всем известных её характеристик, таких как полное отсутствие независимости, коррумпированность, бездушность по отношению к простым людям, её уязвимость предопределена обязанностью быть всегда “на подхвате” у власти.

В концептуальном плане это готовность по заказу правящего режима выработать и исполнить любой закон, даже противоречащий элементарному здравому смыслу. Наше общество неоднократно становилось свидетелем таких уникальных перипетий. Накануне выборов власть в “пожарном” порядке бросилась на ужесточение выборного законодательства, правовых актов, регламентирующих деятельность неправительственных организаций, доведя дело до вопиющего противоречия всем международным актам, до полного абсурда.

В практическом же плане участь правовой системы ещё менее завидна: она обязана выполнить любой приказ политической власти. Но режим напрасно меряет всех людей по собственным лекалам: наверное, все присутствующие в этом зале видели судей, прячущих глаза при оглашении неправосудного, политически мотивированного решения. Всем нам запомнятся глаза мальчиков, которым приказывают стоять в оцеплении, разгонять участников мирных акций.

Согласитесь, наиболее яркая иллюстрация кризиса казахстанской правовой системы – это расследования зверских убийств наших политических соратников. Наспех списанное дело Асхата Шарипжанова при вопиющих процессуальных нарушениях. Вердикт – несчастный случай. Ещё более нелепое заключение по делу об убийстве Заманбека Нуркадилова: самоубийство тремя выстрелами! По этому же пути пошли, когда расследовали убийство Оксаны Никитиной. А расследование наглого убийства Алтынбека Сарсенбаева показало, что социальное безумие правящей системы уже достигло настолько запущенной формы, что власть норовит трагедию представить обществу комедией. По крайней мере, именно такое впечатление складывается при наличии единственной версии: заказное убийство на почве личной неприязни.

Знаете, я поражён не просто как юрист или политик. Я не уверен, что не только в Казахстане, а вообще на Земле можно найти человека разумного, который бы поверил совокупности таких официальных версий.

* * *

Уважаемые друзья !

Какие же выводы мы должны сделать, чтобы сформировать свою позицию в условиях этого системного кризиса? Я думаю, это должно стать предметом нашей общей серьёзной работы.

В свою очередь, поделюсь лишь некоторыми своими соображениями, не претендующими на истину в последней инстанции.

Первое и главное. О возможности участия демократических сил в работе государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ.

Я ни в коем случае не обольщаюсь относительно намерений власти сдержать прозвучавшие в пятницу из уст президента обещания. Здесь принципиально другое, объективное обстоятельство. Поскольку страна приближается к пику системного кризиса, в основе которого лежит чудовищный разрыв между экономическими и политическими реалиями, перспектива политической либерализации неизбежна. Она неизбежна независимо от того, хочет этого власть или нет. Я не хочу вступать в заочную полемику с Нурсултаном Назарбаевым, но не могу согласиться с подменой понятий. Поделюсь одним наблюдением. Он утверждает, что “процесс демократических преобразований не должен быть свёрнут из-за конфликтов в обществе и внутренних угроз”. Но ведь совершенно очевидно, что природа этих “общественных конфликтов и внутренних угроз” как раз и заключается в отсутствии назревших демократических преобразований!

Хочу ещё раз заявить о нашей позиции относительно революций и бунтов. Чтобы предупредить власть, постоянно прибегающую к пропагандистским спекуляциям на эту тему. Мы – против революции как насильственной смены существующего строя. Мы никогда не позволим себе рисковать жизнями своих сторонников. Это не значит, что мы занимаем позицию сторонних наблюдателей. Напротив, осознавая, что правящий режим приближается к пропасти, мы своими активными политическими действиями вынудим его реформироваться. В противном случае он сам прекратит своё существование. Прошли те времена, когда диалог с властью был в большей степени насущной необходимостью демократических сил, нежели власти. Сегодня мы нужны власти! И мы вправе диктовать власти свою волю!

* * *

На каких принципах должно строиться наше участие в Госкомиссии?

А. Более чёткое и вразумительное определение её перспектив, памятуя о горьком опыте ПДС и НКВД. Сумеет ли комиссия, имеющая статус государственного института, подотчетного президенту, наладить конструктивное взаимодействие между политическими силами страны?

Б. Учитывая насущную необходимость власти скорректировать свою репутацию в глазах демократического мирового сообщества, мы должны привлечь соответствующие демократические институты – такие как ОБСЕ, ПАСЕ, правозащитные структуры ООН и ЕвроСоюза, – в качестве посредников и арбитров нашего возможного диалога с властью.

В. По большому счету диалог может иметь место между властью и оппонирующей ей объединенной демократической оппозицией. Готова ли власть к этому? Пока чёткого ответа мы не получили.

Если власть серьезно относится к возможному диалогу, то должна пересмотреть свое отношение к формированию состава комиссии, объективному освещению ее работы, прекращению политических репрессий.

Второе. О позиции демократических сил в условиях системного кризиса. На мой взгляд, она должна заключаться в следующем. С какими силами и субъектами общества мы должны сотрудничать на пути реализации общей цели – создания Справедливого Казахстана?

Я, например, убеждён, что системный кризис способствовал тому, чтобы многие определяющие общественные институты и группы окончательно разделились на приспособленцев и тех, кто не желает жить по навязанным режимом правилам. Первая группа целиком и полностью зависит от существующего режима и растворится, как только он падет. А мы же, несмотря на произвол и репрессии, уже сегодня должны знать, с кем будем строить Новый Справедливый Казахстан.

Мы должны опираться на честных бизнесменов и предпринимателей, желающих платить не взятки, а налоги, создавать рабочие места для своих соотечественников. Это, прежде всего, представители зарождающегося национального капитала, для которых Казахстан – не дойная корова, а Родина, которую необходимо обустроить на новой основе.

Политический кризис выделил значительную группу “молчаливого протеста” из среды государственных служащих, уставших жить по законам двойной морали и быть “винтиками” повсеместно установившегося механизма круговой поруки высокопоставленного чиновничества. Именно среди здоровых сил управленческой системы мы должны черпать своих сторонников в деле построения Справедливого Казахстана.

Кризис правовой системы обнажил истинное лицо власти большинству сотрудников правоохранительных органов. Постоянные пертрубации многие полицейские, сотрудники органов национальной безопасности воспринимают не только как личную трагедию, – они открыто говорят о предательстве власти. Мы должны серьёзно задуматься: стоит ли всю правоохранительную систему сегодня воспринимать как антидемократическую силу? Во время недавнего митинга памяти павших соратников я обратил внимание на то, что даже полицейские, стоящие в оцеплении, с интересом изучают нашу литературу, прислушиваются к нашим мыслям. Ведь по сути дела, каждый из них ежедневно сталкивается с несправедливостью и надеется на то, что ситуация когда-нибудь изменится. Одним словом, мы должны работать с честными и порядочными сотрудниками силовых структур, которые являются частью нашего народа и не будут выполнять преступные приказы режима.

Мы должны опираться на нашу замечательную молодёжь. Я имею в виду не только молодёжные организации демократической направленности. Готовясь к выборам, власть активизировала процесс политизации студенчества. Увлекла, организовала молодёжь, и затем, добившись “успешного” результата бросила все эти структуры как отработанный материал. По всей стране юноши и девушки, готовящие себя к самостоятельной жизни, столкнулись с несправедливостью и обманом со стороны правящего режима и его организационной машины. Стоит подумать об этих судьбах, ведь предательство в сочетании с юношеским максимализмом порождает социальный нигилизм.

И, последнее. Давайте, наконец, честно признаем, что наше движение воспринимается как “алматинское”. У нас катастрофически слаба работа в сельской местности. Выход я вижу в усилении поиска на местах и в вовлечении в нашу работу новых людей, в объединении в этом направлении усилий всех политических партий, входящих в Движение “За Справедливый Казахстан”, несмотря на возможные идеологические разногласия.

* * *

Прежде чем предложить вам свое видение – о стратегии и тактике нашего Движения в новых политических условиях, позволю себе напомнить вам об отдельных недостатках и откровенных просчётах. “ЗСК” – сравнительно молодая политическая сила, но, тем не менее, у нас уже есть богатейший опыт – президентские выборы.

Перейду к делу. Конечно, многие со мной могут не согласиться, но, проанализировав нашу работу в период самой ответственной политической кампании, я нахожу наши просчёты в следующем.

1. Мы не везде смогли донести до основной массы казахстанцев основное содержание нашей предвыборной программы.

2. Хотя в этом направлении соревноваться с режимом было трудно, мы должны признать, что недостаточно эффективно использовали свои информационные возможности.

3. Агитация не всегда велась c учётом специфики населения

4. Кое-где организационная и методическая работа с агитаторами велась слабо.

5. Мы оказались организационно не готовы противодействовать административному ресурсу. Не смогли охватить эффективным наблюдением все избирательные участки.

6. Имело место несогласованность действий представителей различных политических партий в составе выборных штабов.

Но эти организационно-тактические просчеты ничто по сравнению с тем беспределом, который учиняла власть против нас. Тем не менее, если мы действительно хотим не давать возможности властям использовать наши ошибки, мы должны делать из них соответствующие выводы. Если мы действительно хотим выглядеть в глазах народа достойным оппонентом власти, Движение должно реформироваться.

* * *

Возможно, моё заявление покажется резким. Но, если мы посвятили себя борьбе с режимом, необходимо искоренить все рецидивы этого режима, прежде всего, в собственных рядах.

Да, мы соратники. Но в среде соратников не должно быть места вождизму, саморекламе и нетерпимости. В этом плане хочу заявить следующее. Я благодарен вам за доверие и честь возглавить Движение “За справедливый Казахстан”. Тем не менее, никто из нас не должен рассматривать “За Справедливый Казахстан” как некую “вотчину” или политический клуб по интересам. Нашему Движению необходимо обновление. Нам нужны свежие молодые и здоровые силы, новые люди, новые идеи.

Давайте договоримся, что, начиная с Председателя, будем относиться к “ЗСК” как к своему призванию. Как к нашей общей политической “лодке”, которая вознамерилась пересечь океан в условиях суровой политической бури. И если нужен новый, более молодой и энергичный капитан, рулевой, лоцман, – каждый из нас должен быть готов уступить своё место. Потому что “мы все в одной лодке”. Потому что речь идёт о судьбе страны, о судьбах наших детей и внуков, для которых мы обязаны построить Справедливый Казахстан!

* * *

На каких принципах я предлагаю реформировать наше Движение?

Мы черпаем свою силу в политическом многообразии партий, входящих в ЗСК.

Позвольте от имени демократических сил Казахстана поздравить партию “Настоящий Ак Жол” с государственной регистрацией!

Я думаю, в документах нашего Собрания должно быть отражено требование незамедлительной регистрации Народной партии “Алга!”. Это, кстати, может быть одним из условий нашего участия в работе Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ… Прямое и конкретное условие…

У нас, может быть, разные политические взгляды. Но общая цель, и путь к ней на данном этапе лишь один. Заставить власть провести демократические политические реформы или вынудить её уступить место другим. Поэтому я считаю, что Движение “За Справедливый Казахстан” в обозримом будущем должно оставаться ядром демократических сил.

Из этого следует первый вывод. ЗСК, как предвыборное объединение должно трансформироваться в постоянно действующую консолидированную структуру демократических сил страны.

Следовательно, во-вторых, необходимо выработать политическую Программу действий Движения “За Справедливый Казахстан”, провозглашающую наши общие цели и учитывающую специфические интересы политических партий, которые намерены продолжать двигаться сообща, по общему пути, к общей цели. Программа ЗСК должна стать основной базой для дальнейшей консолидации и прогресса демократических сил страны. В противном случае мы собственными руками исполним мечту властей – расколоть наше единство.

Ещё раз подчеркну эту мысль: наша сила – в многообразии; наша перспектива – в сплочении. Я убеждён, что демократические партии, имеющие общую стратегическую цель и объединённые осознанием необходимости борьбы с существующим политическим режимом, могут и должны выработать единые и консолидированные подходы в различных сферах, особенно – в тех, где власть стремится установить свою монополию.

На мой взгляд, в первую очередь это информационная политика и издательская деятельность. Я думаю о необходимости создания в перспективе общего печатного издания ЗСК, которое бы стало трибуной всех политических партий, входящих в наше Движение. Оно должно издаваться таким тиражом, что обеспечивало бы его распространение в каждом ауле и селе.

Необходима координация усилий и в организации региональной деятельности.

Безусловно, мы должны вести скоординированную правовую работу, направленную на защиту наших политических партий, активистов и просто граждан страны, уставших от произвола и обращающихся к нам в поисках справедливости.

Я убеждён, что при желании сегодня мы найдём и другие точки соприкосновения.

* * *

Дорогие соратники!

Позвольте ещё раз поблагодарить вас, а в вашем лице – всех казахстанцев, сочувствующих нашему Движению, за то доверие, которое вы мне оказали в ходе прошедшей предвыборной кампании.

Это была тяжёлая и изнурительная гонка, а не просто политическая борьба. Это было наше общее испытание. Нас обливали грязью. Нас запугивали.

Но эта борьба нас закалила. Испытание на прочность прошли не только наши плечи, но и наши убеждения. И если сегодня мы вместе, если сегодня наших сторонников гораздо больше, чем буквально пять–шесть месяцев назад, – значит вера в Справедливый Казахстан – не утопия! Это реальность, которая наступит очень скоро!

Құрметті достар!

Біз қапыда кеткен азаматтардың қазасына қамығып, қайғырып, қорлықтан қан жұтып жүргенде, өзіміз бірлесіп құрған “Әділетті Қазақстан” Қозғалысына бір жыл толғанын аңғармай қалыппыз.

Әрине, елдегі мынадай қанды оқиғалар жағдайында, қозғалыстың бір жылдығын тойлаудың реті жоқ. Оны сіздер жан-жүректеріңізбен түсінеді деп ойлаймын.

Бірақ, сіздер мен біздердің осы бір жыл ішінде атқарған ерен істерімізді атап өтпеуге болмайды.

Біз жұрттың жігерін жанып, өз тағдырына халықтың өзін араша түсіруге үйреттік.

* * *

Ең бастысы, біз қиындықтан қаймықпадық! Құбыжық биліктің дүлей машинасынан қорықпадық! Қиянатқа қасқайып қарсы тұра білдік! Біз бәріміз бірге болсақ, елді соңымыздан ерте білсек, алынбайтын қамал жоқтығына көзіміз жетті. Бұл – біздің ұлы жеңісіміз!

* * *

Бірақ, халықтың ұлы жеңісі әлі алда. Ол жеңіс – Әділетті Қазақстанның салтанат құруы.

Ол – еркін тірлік пен үрейсіз қоғамның жеңісі.

Ол жеңіс – біздің ұрпақтарымыздың мұрасына мәңгілік қалатын тәуелсіз тұрмыстың жеңісі!

Біз ол жеңіске жетеміз!

Новости партнеров

Загрузка...