Системная фальшь радетеля потребительской… демократии

Время течет, меняются эпохи, но сущность “вечно любящих власть” остается неизменной. При этом для них не так уж и важно, какая власть сегодня у руля. Они будут ее любить любую. Потому что они профессионалы такой любви. Они готовы землю грызть, а если потребуется, и любых оппонентов власти. Правда, только на словах. А вдруг как завтра ситуация поменяется?

Но пока власть достаточно сильна, “эти” будут стараться изо всех сил. Но особенно сильно тогда, когда это может быть замечено. Например, в предвыборный период.

Так кто же они, эти вечные апологеты любой власти, находящейся в зените? Сейчас их целый сонм. Но мы бы хотели заострить внимание только на одном из них. Это бывший председатель правления Казпотребсоюза Умирзак Сарсенов. Кстати сказать, последний из славной когорты людей, некогда возглавлявших эту “золотую кормушку” прежних времен.

Этот почтенный господин, из прежних товарищей, достигнув возраста пророка, видимо, постиг некую, недоступную для простых смертных, высшую мудрость, которая подвигла его на феерический каскад откровений. Которые он с завидной плодовитостью обрушивал на читающую публику со страниц одной газеты с характерным транспортным названием.

“Мудризмов” нашего героя настолько много, и они до того закручены, что потребовалось бы немалое время и много усилий, чтобы попытаться их осмыслить. Поэтому мы, бережно относясь к читателю и экономя время, позволим остановиться лишь на некоторых моментах биографии и отдельных перлах поборника потребительской кооперации, по неизвестным нам причинам переквалифицировавшегося в защитника “управляемой демократии”. С потребительским душком.

Итак, руководя Казпотребсоюзом, в самый разгул дикого капитализма середины 90-х годов, господин-товарищ Сарсенов неожиданно озаботился проблемой партийного строительства. Озабоченность эта материализовалась в виде Народно-кооперативной партии Казахстана. Каково звучит! Председателем правления партии стал он сам. Получился такой своеобразный дуализм – дважды председатель правления. В партии и в Казпотребсоюзе. Просто удивительно как человек не запутался. Правда, злые языки поговаривают, что этот в высшей степени странный политический проект, был ничем иным, как политической ширмой, за которой была осуществлена хитро задуманная комбинация по “прихватизации” Казпотребсоюза. Кто помнит и разбирается в советских реалиях, знают, какой это был лакомый кусище.

Потребительская кооперация, о перспективности которой говорил еще товарищ Ленин, подобно гигантскому спруту, раскинула свои щупальца по всей республике и имела свои отделения едва ли не в каждом населенном пункте. Не говоря уже о передвижных пунктах, в просторечье прозванных автолавками.

Скорее всего, посудина Народно-кооперативной партии до сих пор бы бороздила политическую гладь, но тут на горизонте нежданно-негаданно возник айсберг “Отана”. Но наш герой и тут не сплоховал. Как опытный командор он отдал приказ своей команде высадиться на айсберг и слиться с ним. Народно-кооперативной партии не стало, но Казпотребсоюз, а вместе с ним и члены его правления остались на плаву. Это был высший класс политической навигации. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

Правда, сам Сарсенов скромен в оценке своих трудов: “Система Казпотребсоюза тоже переживала определенные трудности. Вот и весь сказ”. А кому тогда было легко?!

Хотя многое кануло в Лету, Сарсенов был и остается ярым защитником потребительской кооперации. Скорее всего, аппетит не прошел, который, как известно, приходит во время поглощения, то есть мы имели в виду процесс приема пищи или чего другого. Он прямо так и задается вопросом: “Почему раньше у колхозников водились деньги? Все оттуда же – от Казпотребсоюза…”. И дальше: “… оборот потребительских союзов, от районного до центрального, был огромным. Средства при этом были общественные, а не скапливались в частных руках! Чем вам не высшая справедливость?!”. В этом месте так и подмывает спросить: “А куда же все это подевалось, уважаемый Умирзак-ага?!”. Не в активы ли печально известного “Игилик”-банка они были аккумулированы, который потом благополучно почил в бозе. Правда, по словам Сарсенова, его вины в том нет. Вся вина на каком-то имяреке из правительства, который положил глаз на его детище. Свежо предание, да верится с трудом.

Так это или нет, но в итоге получилось, что Казпотребсоюз, по выражению самого экс-председателя, превратился в скелет, с которого срезали мясо. Чуть ли не фильм ужасов получается. Кто же этот живодер, что так сделал? По этому поводу Сарсенов ничего внятного не сказал. Но он не теряет оптимизма. Потому что уверен, что это не самое страшное – “мясо всегда можно нарастить”. Чтобы потом опять срезать? Нет-нет. Не о себе радеет Умирзак-ага. О сельчанах горемычных, о повышении их благосостояния. Которое упало не без помощи отдельных радетелей от потребкооперации. Прямо-таки казус какой-то получается.

Однако, чтобы никто ничего такого не подумал, дважды экс-председатель поясняет: “…я уже от этих дел отошел”. У сельчан, едва сводящих концы с концами, должно отлечь от сердца.

Вполне резонно, что было бы интересно узнать, чем же все-таки занимается бывший потребкооператор Сарсенов. Ответ прост и незатейлив: “Занимаюсь лишь общественной деятельностью”. И заключается она, если судить по его многочисленным интервью, в защите президента РК от всякого рода оппозиционеров. Которых он не любит не меньше, чем любит потребительскую кооперацию. Не любит он их за то, что эти самые оппозиционеры крутятся, крутятся и крутятся… под ногами. Нет, чтобы делом заняться, как некоторые, которые всегда при делах. Что при белых, что при красных.

Вот, например, господин Сарсенов еще в советские времена понял, что “…коррупция существовала всегда и везде”. А мы-то, наивные, думали в те годы, что она главным образом сосредоточена в торговле. Но, будучи деловым человеком и практиком, как определяет ее наш герой, “низовой коррупции”, он не считает себя коррупционером. А относит себя к тем, кого легко и изящно называет – “деловая цепочка предприимчивых людей”. И если послушать Сарсенова, эти самые из “цепочки”, просто агнцы божьи в сравнении с сегодняшними коррупционерами. Хотелось бы поверить, только возникает резонный вопрос — куда девался Казпотребсоюз. Не мог же он исчезнуть совсем без следа? Точнее, деньги, которые в нем крутились. А это совсем не мелочь.

Ответить на выше поставленные вопросы в принципе возможно. Точнее понять, в каком направлении стоит поискать ответ. Если проследить за логикой господина Сарсенова. Попытаемся сделать это. Для начала цитата: “…частная собственность предполагает обязательное наличие определенного слоя очень (!) богатых людей… Самый короткий и эффективный путь к созданию класса собственников – приватизация былого народнохозяйственного комплекса” (заметим между прочим, что составной частью этого комплекса являлся и Казпотребсоюз, но это так к слову – Авт.). Продолжаем цитировать: “… Печально звучит, но в данном случае эволюционный путь пролегает именно так: сначала – это (имеется в виду приватизация – Авт.), а уж потом права человека. Потому что денационализация средств производства, сами понимаете, не предполагает (?!) абстрактной справедливости для всех” (очень извиняемся, но не понимаем – Авт.). Вон оно значит как?! Цинично, нет, даже сверхцинично, но зато без утайки.

Не говоря прямо, господин Сарсенов почти признается, что и в прежние времена он был небедным человеком. По преподносимой им градации, в советские времена, как он выражается, “мы, система потребкооперации, заготконторы”, входили во второй слой богатеев советской поры. Всего же их было три – промышленные угольщики, потребкооперация и овощебахчевая мафия.

У.Сарсенов блестяще обрисовал механизм формирования масштабной системообразующей коррупции. В итоге: “…Бюджетные средства материализовались в личные сбережения, а пока еще общественное производство – в личное. А когда Союз распался, все это оформилось в более устойчивые легитимные формы собственности, и кое у кого (?!) уже были средства стартовать по-крупному”. Говоря словами персонажа одного “бородатого” анекдота: “Все для человека, все ради человека. И я видел этого человека!”. У Сарсенова так и получается. Правда, несколько стыдливо: “…Поверьте, многие состояния имеют еще советские корни”. Ничего не скажешь, занимательные вещи рассказывает дважды экс-председатель.

Но, сказав “А”, он решил не останавливаться и довести дело до конца. Одним словом, Сарсенов предлагает легализовать собственность, которая была нажита теми, у кого хватательный рефлекс оказался развит лучше, чем у остальных. И был бы полный ажур. “Человек спокойно платил бы налоги за свое имущество. Тогда бы могли спокойно ввести налоги на крупные состояния, и обществу от этого была бы только громадная польза. Вот вам и равновесие между классом имущих и теми, кто находится у подножия социальной лестницы. В нормальное, более цивилизованное русло вошла бы и политическая жизнь, отношения внутри элит”. Прямо-таки программа Социнтерна. Вот уж действительно, нет пророков в своем Отечестве.

Не хотелось бы огорчать новоявленного мессию, но едва ли из вашего предложения что получится, господин хороший. Хотите убедиться, посмотритесь в зеркало. Оно вам все скажет без слов. Или почитайте священные писания. Там все объяснено и расставлено по местам. Ибо нет предела человеческой жадности. Так уж устроен мир.

Если же господин Сарсенов не согласится, то адресуем ему предложение, которое он вносит лидерам оппозиции, предлагая верхушке оппозиции сдать все нажитое в Национальный фонд, пожертвовать на благотворительность и прочее. И тут же сомневается, что оппозиционеры способны на это. Господин Сарсенов, а что если начать с самого себя? По заслуживающим доверия источникам, ваши банковские счета отягощены восьми-девятизначными цифрами и далеко не в отечественной валюте. Ведь крупной собственностью владеют не только булаты и александры, нурланы и мараты, а еще и некоторые умурзаки.

Ратуя за легализацию, вы пытаетесь уверить, что от этого выиграют все – и богатые, и бедные. Насчет первых, кто бы сомневался!

Вы уверенно предрекаете, что масса средств выйдет из тени. Хотелось бы уточнить, это с учетом ваших тоже?! Или все же без них?! Если да, то мы разделяем вашу уверенность.

Особенно потрясает ваш вывод: “Легализация имущества, собственности – вот настоящая революция для Казахстана!”. Да вы, батенька, никак социалист! Вот бы никогда не подумали.

Вы настаиваете: “Богатый слой собственников должен осознать себя таковым и получить уверенность в завтрашнем дне”. Так вы что, до сих пор еще не осознаете себя таковым? Или все-таки не хватает уверенности? А может, вы просто боитесь чего-нибудь? Мы слышали, что те самые из упоминаемой вами “цепочки” в те времена тоже плохо спали. Все им казенный дом снился.

Кстати, о ваших интервью. Читаешь их и просто физически ощущаешь, как вы входите во вкус. Причем до такой степени, что в последних из них вы, видимо уже ощущая себя этаким мэтром жанра, сбиваетесь на менторский тон. Как говорится “… и тут Остапа понесло”. В итоге занесло вас в самые дебри казахского менталитета. И взялись вы поучать нашего современника, блестящего казахского интеллектуала и просто интеллигентного человека – Галыма Абильсиитова. Но тема, судя по некоторым косвенным признакам, для вас что ни на есть самая благодатная. Какой казах не считает себя, по меньшей мере, подкованным по проблеме казахского трайбализма. Это наше, родное, впитанное с кровью матери. Наверное, в этом нет ничего зазорного. Если бы не одно “но”. Плохо, когда человек зацикливается только на этом. Или если это является основой его мироощущения. Что с вами и случилось.

В пространном и глубоком интервью Галеке вы усмотрели только этот аспект. А жаль, ведь господин Абильсиитов попытался через специфику казахских родоплеменных отношений осмыслить происходящие в наших элитах непростые процессы. Это особенно важно сделать с учетом последних трагических событий. Можно по-разному относиться и к Заманбеку Нуркадилову, и к Алтынбеку Сарсенбаеву, но не вызывает сомнений, что их трагический исход в иной мир – это большая потеря для казахстанского общества вообще, и для казахского, в особенности.

Конечно, трайбализм невозможно изжить в одномоментном порядке. Это данность, которая незримо, но ощутимо присутствует во многих сферах нашей сегодняшней жизни. В политике тоже, и никуда от этого не деться. Но, если мы хотим считать себя единой нацией, называться единым народом, мы должны, а еще лучше обязаны прийти в этом очень сложном вопросе к консенсусу. Наша политическая история свидетельствует, что это непременная гарантия нашего будущего. Другого не дано.

Как нам представляется, именно об этом и хотел сказать в своем интервью Г.Абильсиитов. Вы же, уважаемый, почему-то узрели нечто иное. Доступное только вашему сознанию, а может воображению. При этом некоторые ваши приемы, мягко говоря, не достойны уважения. Особенно в том моменте, когда вы с чисто казахским черным юмором, а вернее по-казакпайски, позволили себе намекнуть на неказахское происхождение супруги уважаемого человека. В вашем ли возрасте выдавать антисемитские эскапады?! Не смешно и не глупо. Жалко.

Вы фактически обвиняете Г.Абильсиитова в недобрых намерениях, так и не приведя ни одного сколь нибудь веского аргумента в пользу своих доводов. Ведете вы дискуссию на уровне дастарханных препирательств, кому и где положено сидеть. В этом, сразу заметно, вы непревзойденный мастеровой. Чувствуется школа потребительской кооперации, в ее советской вариации. Да, мастерство не скроешь. Особенно такое.

Отказывая Галеке в праве на поиск истины, вы, видимо, оставляете его за собой. Но какова же она, ваша истина? Не в том ли, что право вершить суд и выносить окончательный вердикт вы оставляете за собой. Прикрывая это стремление плохо маскируемым трайбализмом. И чтобы не быть уличенным в этом, призываете в третейские судьи одного из самых уважаемых аксакалов. Который, между прочим, по вашей градации не из “ваших”. Чего здесь больше – коварства или иезуитства?

Есть ощущение, что гложет вас некое тайное желание, которое вы пока еще не можете озвучить. Может быть, это стремление к вершине Олимпа?

Все, кто достаточно близко знаюет вас, говорят, что вы всегда позиционируете себя как представитель касты кожа, которая, как известно, не входит в казахскую родоплеменную структуру. Не указывает ли это на то, что вы хотите извлечь политические дивиденды, подбрасывая дровишки в тлеющий костер трайбализма. Вы, наверное, мечтаете, что три казахских жуза погрязнут во взаимных дрязгах и наступит момент, когда будут востребованы услуги таких мнимых кожа как вы?

Все ваши потуги указывают, что вы не исключаете возможности при экстраординарных обстоятельствах стать “отцом нации”. Все тайное рано или поздно становится явным. Если уже не стало.

“Хороший дом, хорошая жена, что еще нужно для спокойной старости!”. Так кажется, говорил киногерой. Если немного переиначить на современный лад, получится: “Хороший счет, хорошая вилла, что еще нужно для уважаемой старости!”. Уважаемой. Мы, казахи, придаем большое значение чувству меры. Похоже, оно несколько изменило господину Сарсенову в последнее время. Когда молодость демонстрирует свою глупость, это воспринимается с пониманием. Когда же такое случается с более чем зрелым человеком, это вызывает смешливую жалость.

Говорят что Вселенная и человеческая глупость безграничны, хотя в отношении первой есть серьезные сомнения. Жаль, что не наоборот. Может, жизнь стала бы на капельку чище и лучше?!

Новости партнеров

Загрузка...