Если ты не занимаешься ЖКХ, оно все равно занимается тобой

Организации потребителей против поствыборного повышения тарифов

Валерий СУРГАНОВ

В апреле, предприятиями монополистами Алматы вновь планируется повышение тарифов на коммунальные услуги. Соответствующие заявки уже поданы в органы регулирования естественных монополий. И если учесть, что ЖКХ — это тоже политика, причем в самой неприкрытой после выборов президента форме, то вопрос об очередном росте коммунальных платежей, пусть и в коридоре от 10 до 20%, встает ребром для подавляющего большинства наших граждан.

На попытку предприятий ЖКХ отыграться “за выборы” на потребителях, в Национальном пресс-клубе южной столицы, отреагировали: бывший антимонопольщик и член инициативной группы по созданию Ассоциации потребителей Казахстана Петр СВОИК, председатель общества потребителей г.Алматы и Алматинской области Геннадий Джангильдин и его зам, а также экс-заместитель министра ЖКХ Казахской ССР Юрий КЕРДОТ.

Как сразу заметил г-н Своик, в Казахстане сфера взаимодействия между поставщиками коммунальных услуг, их потребителями и уполномоченными органами, которые участвуют в этом процессе, представляет собой очень сложный организм. И чтобы этот комплекс работал сбалансировано, ведь монополистам тоже нужны деньги, иначе городское хозяйство захиреет, необходимо, чтобы все три составляющие (власть, поставщики и потребители) были представлены равноценно и равноправно.

Потребители – это всегда общественные организации, заявил Петр Своик, по-другому не бывает. И если власть и поставщики более или менее сорганизованы, то в области общественного представительства, мягко говоря, есть вопросы…

Первоочередным вопросом, волновавшим участников пресс-конференции, был первоапрельский или первомайский, в зависимости от того, когда он произойдет подъем цен на поставки коммунального “продукта”. В этой связи г-н Своик по-бытовому объяснил суть первых, что называется лежащих на поверхности, претензий общественников к “акулам” коммунального рынка.

Петр Своик

— Когда вы, приходя в магазин, покупаете колбасу, вам ее взвешивают и сразу выбивают цену. Вы платите только за товар, вас не интересует, сколько стоило его сюда привезти. В теплоснабжении же совсем по-другому. По-хорошему, на входе в дом должен стоять коммерческий прибор учета. Сколько этот прибор показал тепла, столько вы и денег платите. На самом же деле приборов нет, хотя постановлением правительства еще в 1995 году было сказано, что в течение двух лет ими должны быть обеспечены все дома. Отдельные люди сами у себя ставят, а фактически общедомового учета не ведется. И платите вы все, получается, за некую абстрактную норму, причем в нее входят все затраты поставщика тепла, обоснованные ли, не обоснованные ли – все равно. Например, есть так называемые технические потери: труба течет, изоляции мало – вы за все это платите, создавая условия, при которых поставщику незачем самому ремонтировать трубы или теплотрассу.

Есть и коммерческие потери, когда непонятно, кто ворует тепло, однако и это вы послушно оплачиваете…

Поэтому, если процесс сделать прозрачным, если активизировать самые явные и очевидные резервы, установив те же приборы учета, если это все вскрыть, то можно жить при нынешних тарифах еще достаточно долго…

Геннадий Джангильдин

По словам другого участника пресс-конференции Геннадия Джангильдина, им с Юрием Кердотом, членами экспертного совета при антимонопольном ведомстве, написано письмо на имя акима города, в котором изложен факт задолженности АО “Алматытеплокоммунэнерго” (“АТКЭ”) перед потребителями в размере 1 миллиарда 200 миллионов тенге. Откуда мог появиться такой впечатляющий долг?!

— В качестве эксперта, я недавно изучал опыт столичного “Энергосервиса” в Астане, — заявил Джангильдин, — и меня очень заинтересовал один момент, специфику которого необходимо перенимать и у нас, в Алматы. Астанчане помесячно оплачивают услуги тепло- и электроэнергии. Причем каждый месяц, исходя из его температуры, идет корректировка уровня тарифов, коммунальных платежей. Мы же, алматинцы, это все растягиваем на целый год. Ежемесячно мы платим по тарифу, теоретически рассчитанному на год, без учета, разумеется, погодных условий, которые все время меняются. Таким образом, очень часто получается, что мы попросту авансируем наших монополистов, переплачивая им за те якобы холодные месяцы, которые постоянно, с учетом нашего климата, оказываются теплыми.

Юрий Кердот

— Мы с вами считаем тепло по СНиПу, — включился в разговор Юрий Кердот, — а согласно ему средняя расчетная температура в холодные месяцы для Алматы равна -23 градусам Цельсия. А у нас же -23 градуса всего пять дней в году бывает. Вот и получается превышение оплаты…

Да, монополист не Аллах, он не может предугадать изменение погоды и в своих установках вынужден исходить из худшего – мало ли что, а вдруг грянут холода и город окажется под угрозой заморожения. Если же никаких аномальных явлений не произошло, тогда обязательно должен включаться механизм возврата, прописанный в индивидуальном договоре с потребителем. На практике же, знаете, скольких трудов стоит заставить монополиста вернуть наши деньги. Их же каленым железом вытащить невозможно!

Как отметил Петр Своик, есть еще один существенный нюанс деятельности критикуемых монополистов. Дело в том, что простые алматинцы, сами того не подозревая, поддерживают не только основные изношенные фонды ЖКХ, но и содержат, платя из собственного кармана, огромную армию присосавшихся к кормушке монопольщиков. Это, похоже, уже на сказку РАО ЕЭС, которое умудряется иметь свои самолеты, при катастрофическом износе давно не знавшего ремонт оборудования.

— Есть рыночная цена, когда сам продавец предлагает вам услуги: хочешь – бери, хочешь – не бери. Естественная монополия это там, где цену устанавливает не поставщик, а уполномоченный государственный орган. И правило это обязательно везде: и в Англии, и в Америке, и в Казахстане тоже. И уполномоченный орган, прежде всего, подбивает состав затрат: за топливо заплати и вообще начальнику машина нужна с водителем, секретарша и мобильный телефон. И если уполномоченный орган скажет, что это нужно, то оно будет включено в тариф и вы за все эти удобства поставщиков будете платить…, и правильно будете делать! Потому что в противном случае начальник плохо нас будет обеспечивать теплом. Все это взаимосвязанные и необходимые составляющие.

Так по-хорошему должно быть. А что же происходит на самом деле?! Существуют некие фактические затраты монополистов, которые, не знаю, включают ли в себя посещение улицы Саина, однако как-то уж они все там есть. Все заложены в наш тариф. И разрешенные и неразрешенные…

Почему так происходит?! Почему мы безропотно платим за то, за что по идее не должны платить?! — подводя итоги, заметил Петр Владимирович. – Естественная монополия, на самом деле, очень сложное хозяйство и там работают не злодеи и не жулики. У них своих проблем много, но они реальные специалисты. Однако, всегда должна быть какая-то другая сторона, которая отслеживает этот труд, объективно его оценивает и не дает прятать то, что не полагается.

Но вы посмотрите, из кого состоит экспертный совет?! Да, из уважаемых людей, из специалистов, но они себя представляют, свои знания, свои мозги, а не вас, потребителей. Это хорошо, что в совете есть Юрий Михайлович (Кердот – авт.) и Геннадий Алибиевич (Джангильдин – авт.), которые помимо инженерного опыта, как истые общественники волнуются и все вам рассказывают. А в основном же экспертный совет – посмотрел и согласился.

Так вот чего не хватает этой схеме: прозрачности, общественного участия. Если бы они были, тогда правительство выполнило бы свое постановление о счетчиках. Если бы общественные организации были мощнее, их было бы больше и они громче говорили свое веское слово в процессе утверждения тарифов, тогда бы и правительство вынуждено было исполнять свои решения.

Новости партнеров

Загрузка...