Вчера вечером из специального приемника для административно-осужденных ДВД г. Алматы был освобожден сопредседатель партии “Настоящий “Ак жол” Булат Абилов

Вчера вечером из специального приемника для административно-осужденных ДВД г. Алматы был освобожден сопредседатель партии “Настоящий “Ак жол” Булат Абилов. Встретить его собрались родные, товарищи по партии, с ними Ораз Жандосов и Тулеген Жукеев, активисты движения ЗСК и журналисты.

Булат Абилов сразу после освобождения поделился своими впечатлениями и ответил на вопросы журналистов:

— Садился в феврале, выхожу в апреле, такое впечатление, что просидел три месяца. Самое главное сохранять свои честь и достоинство, оставаться человеком. Какие здесь условия об этом, я думаю, Петр Своик очень хорошо сказал, поэтому ни секунды не думал о том, что было сделано неправильно или не так. Наоборот считаю, что можно было сделать намного больше и лучше.

Планов на будущее очень много. Здесь есть время подумать, появляется философский взгляд на жизнь. Когда на свободе, то бегаешь, суетишься, иногда не замечаешь какие-то вещи, нет времени остановиться подумать, что-то осмыслить. Здесь как раз-таки время появляется, и, наверное, еще раз хочется сказать: то, что мы все делаем — это, наверное, самое главное и самое правильное! Давайте будем продолжать то, что мы все вместе начали, за что боролся Алтынбек, которого с нами нет, за то, что боролся Заманбек Нуркадилов и все наши друзья и соратники! Самое главное и самое важное — это то, чтоб мы не забывали то, за что они боролись и что они хотели сделать! Мы должны это реализовать!

— Как на счет возвращения? — поинтересовались журналисты.

— Вопросов много, конечно, к нашей судебной системе. Много вопросов к прокуратуре, такое ощущение, что ее сотрудникам больше нечего делать, кроме того, как считать каждую минуту и секунду, того, сколько отсидела оппозиция. Наверное их основная задача в этом. То, что был два дня конвой около больницы они не считают. Прокурор пишет, что конвой около спецприемника прокуратурой не выставлялся — он должен, я полагаю, знать законы и то, что конвоя около спецприемника нет. Это функции ДВД выставлять конвой и ДВД выставлял его два дня в больнице. И если правильно подсчитать, то я пересидел полтора дня. Но, ничего страшного.

Булат, а бороду отпустили из-за условий содержания или из других соображений? — продолжали журналисты.

— На самом деле — это не по каким-то соображениям, а из-за того, что на самом деле нет условий. Потом борода, когда ее отпускаешь, она позволяет еще раз как-то философски смотреть на жизнь. Я, думаю, завтра ее уже не будет.

Вы получили весть о регистрации “Настоящего “Ак жола” уже здесь. Расскажите, какие были мысли по поводу этого? Какие задачи ставятся на первое место? — спросила Гульжан Ергалиева.

— Сейчас, 29 апреля будет год, как мы провели съезд и объявили о создании партии “Настоящий “Ак жол”. Мы в короткие сроки собрали почти 70 000 подписей и потребовалось почти 9 месяцев, вы только представьте, для того, чтобы зарегистрировать партию. Очень печально, что произошли такие трагические события с Алтынбеком и другими нашими соратниками. То есть власть, наверное, понимает, но и то не до конца, какие большие потрясения мы испытываем, когда теряем лучших сынов нашего народа и страны, и тогда она только что-то делает. И то, если разобраться, Минюст, получается, сам себя высек. То есть, полгода он в суде доказывал, что у нас с документами что-то не так, а до 21 марта, когда должен был состояться Верховный суд — рассмотрение нашего протеста (17 марта) за 4 дня до процесса – они регистрируют партию. То есть, получается, что они полгода сами нарушали закон. Получается, что они до этого давили на судебную систему и на власть, чтобы нас не регистрировать. Я, думаю, под общественным давлением и под давлением того, что произошло в стране они решили зарегистрировать нашу партию. Тем более – надо же создать фон демократических партий, чтобы не только приглашать несколько человек на комиссию по демократизации, а должны быть и представители зарегистрированных партий. Нам пришло приглашение на 21 апреля, в котором представителя от партии приглашают на госкомиссию. Им нужно показать, что идет диалог. Президент сам все сказал на госкомиссии, он ясно дал понять, что участвовать оппозиции на госкомиссии не нужно. Он дал задание правительству, дал задание администрации президента, дал задание парламенту. И тогда вообще, зачем эта комиссия, зачем в ней мы? Поэтому речи о каком-то диалоге или каком-то столкновении мнений, или предложений там – будет не нужно. Очень много вопросов по госкомиссии, и 21 апреля мы идти туда не намеренны.

Какие условия содержания были? — также поинтересовались журналисты.

— Здесь нужен капитальный ремонт. У нас каждый год ремонтируют Фурманова, ул. Ленина, а остальные люди — простые, которые попадают на Лобачевского никого не интересуют. Мы год назад приезжали сюда к Маржан Аспандияровой, приезжали поддерживать Дербаса Адониса, и с тех пор дорога стала еще хуже.

Гульжан Ергалиева предложила поставить вопрос об открытии платной тюрьмы для оппозиции, аналогичной тем, что функционируют в Европе.

— Мы знаем, что и в наших тюрьмах уже есть коммерческие камеры с телевизорами и холодильниками, туда же входят масса других новшеств и услуг. Здесь же здание постройки 45-го года. Самое ужасное, что в камерах по 20-30 человек, и что там находится открытый туалет в середине комнаты. Санитарные условия ужасные. Речи о том, чтобы нормально человек себя почувствовал – нет. Все делается для того, чтобы реально унизить человека, здесь реально показано отношение власти к обществу — так наша власть относится к людям. Если раньше сюда попадали дебоширы и хулиганы, то сегодня люди из оппозиции — политические, как мы здесь шутили. Сегодня здесь находятся почти 90% — это нелегальные рабочие из Турции, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Каракалпакии. Сейчас здесь 50 турецких рабочих, они получили 10 суток. И за что их наказывают?! Во-первых, когда они приезжают, то у них должна быть трудовая лицензия, если ее нет, то работодатель не должен привозить такого человека. А крупнейшие турецкие компании, которые здесь работают, вот так завозят людей – без лицензии и оставляют. Обещают, как они мне здесь рассказали, одну зарплату, а платят другую. И везде постоянный обман. Сейчас они, наверное, “разводят” с министерством труда, с авиром — ищут лицензии. Это кормушка для чиновников, сначала сажать, потом выпускать, и может быть, получать “благодарность” за свои услуги.

Новости партнеров

Загрузка...