Дежа вю по-таразски: наступали на оппозицию, наступили — на грабли

Ну что же делать, уважаемые читатели, если приходится нам с вами, по ходу дела, превращаться в судебных правоведов, да еще со специфическим уклоном в национальную безопасность…

Так, если прошлый наш sinoptikus мы посвятили немало удивившему нас поступку гражданина Рахата Алиева, инициировавшего частное обвинение против “бывшего” полковника КНБ А. Нарманбетова, то на этот раз остается только удивленно разводить руками в недоумении того, зачем правоохранительные органы Жамбылской области так упорно держатся за продолжение столь разоблачительного для них же судебного процесса над местным активистом ЗСК Алибеком Жумабаевым.

Ну, насчет того, что на открытое (как никак!) судебное разбирательство полиция вместе с надзирающей прокуратурой вытащили (извините, но другое слово из литературного лексикона здесь не подбирается) явно не соответствующее элементарным процессуальным требованиям дело – все это как бы даже мелочи. Ну, не переведены более 70% всех документов на язык судопроизводства, ну, “забыли” ознакомить с материалами дела защиту, ну, сам суд не готов даже элементарно вести протокол заседания – все это то французское дежа вю, оно же русское наступить на те же грабли, которого мы немало насмотрелись не только в древнем (и очень симпатичном) городе Таразе.

То, что казахстанское правосудие подстраивается под что угодно: под отсутствие достаточной вместимости помещений, переводчиков, стенографистов, простейшей записывающей техники, под распорядок работы конвоя, в конце концов, но только не под нормы Уголовно-процессуального Кодекса – это не местная южная специфика. Так – и на Севере, и на Западе, и на Востоке, и по середине нашего необъятного Отана.

Удивительно другое: зачем надо было отдавать на растерзание заведомо сильной защите (а Алибека Жумабаева защищают два опытных адвоката и два не менее “зубастых” общественных защитника от ЗСК) не просто плохо сшитое (в буквальном смысле – тоже: оглавление дела не соответствует содержанию документов) уголовное дело, но – такое, из которого буквально “торчат уши” спецслужб.

То есть, формально уголовное дело и возбуждено и расследовано как бы только полицией. Официально присутствие КНБ в нем отражено лишь материалами “явки с повинной” некоего Рахметова, на устных “признаниях” которого, собственно говоря, и выстроено главное обвинение. Однако простодушные полицейские (хотя и в чинах до полковника) зачем-то понаоставляли в деле (уж не специально ли?) массу следов присутствия этих самых спецслужб, документально никак не оформленных.

Нет, мы, конечно, понимаем, что КНБ имеет свою специфику работы, большая часть из которой – секретна. И даже то, что казахстанская оппозиция “разрабатывается” не просто Комитетом нацбезопасности, но именно по ведомству борьбы с терроризмом – это тоже уже привычный факт. Но, уважаемые генералы и офицеры, сержанты и прапорщики: все-таки в нашей стране приняты законы о той же нацбезопасности, о прокуратуре, есть Конституция, все это никто не отменял, и ими надо бы руководствоваться.

Хотя бы – при оформлении официальных бумаг.

К примеру: если уж в деле указано, что “повинного” Рахметова в КНБ снабдили спецоборудованием, с коим он и отправился на встречу с Алибеком, то ведь это все должно было быть должным образом оформлено: санкция прокуратуры, рапорты оперативных работников, распечатки с этой самой “прослушки” и все такое прочее….

(В самом деле: не нам же, — журналистам, вас учить…)

Или, скажем, обвинительное заключение начинается с утверждения, что Алибек Жумабаев “осуществил преступные действия в период с сентября по ноябрь”, тогда как все ему вмененное датировано, начиная с конца октября. Ну, да, — в “разработку” активист ЗСК попал, конечно, задолго даже до сентября, но ведь этого в деле как бы и нет…

И что же теперь: прикажите простым полицейским дополнять дело сведениями, что они, оказывается, начинают слежку за будущими учинителями разных нехороших надписей на билбордах президента где-то месяца за полтора до того, как те вообще начинают замышлять “пойти на дело”?

Да, кстати: о билбордах президента, которые свидетели по данному уголовному делу попортили крашенными яйцами, якобы – по указанию А. Жумабаева.

(Да, да, — не удивляйтесь: все “признавшиеся” проходят по данному делу всего лишь как свидетели, причем только их “признания” и есть единственная “доказательная база” вины местного оппозиционера!)

Так вот, о билбордах: (опять незатейливое местное простодушие!) в уголовном деле, посвященном порче билбордов с изображением Нурсултана Назарбаева именно в то время, когда в стране шла президентская избирательная кампания, и означенный гражданин являлся одним из зарегистрированных кандидатов, официальным потерпевшим по делу был оформлен … местный акимат!?

И только когда изумленная защита еще на стадии определения состава участников суда заинтересовалась: так кто же проводил избирательную кампанию в Жамбылской области: кандидат Н. Назарбаев, или президент Н. Назарбаев, кто изготовлял и оплачивал его агитационную продукцию: штаб кандидата или сам аким, из бюджетных средств, до местных правоведов начало доходить, что они, кажется, … того, … наступили на какие-то грабли…

Да не чужие, а свои собственные.

И знаете, как поступили после вопросов защиты представители отделов архитектуры и градостроительства при акиматах, присланные на процесс представлять интересы официального Потерпевшего?

Они поступили как школьники, прогуливающие не выученный урок: ну нет их, и все…

После чего уже самой прокуратуре пришлось ходатайствовать об исключении из процесса Потерпевшего от акимата.

Вот так: потерпевший – исчез, а вина – осталась, причем человека держат за решеткой уже пятый месяц, и статья ему грозит до восьми лет.

С одной стороны, — натуральный детский сад, с другой – все более чем серьезно…

Вот мы и удивляемся: зачем Дарига Нурсултановна поведала всей стране, что председатель КНБ сразу изложил Президенту свое мнение о причастности ее супруга к убийству Алтынбека Сарсенбаева, зачем Рахат Алиев сам инициировал суд, на котором ему придется доказывать обратное, и зачем в Таразе продолжается процесс, “подставляющий” всех, кого только можно: и полицию, и прокуратуру, и КНБ, и акимат, и избирательную кампанию президента?

Для чего это нужно, и кому это выгодно?

Не спрашивайте у автора ответов на эти вопросы.

Честно сказать, мы и сами в них слегка запутались.

Новости партнеров

Загрузка...