Справедливы ли коммунальные тарифы в Алматы и Казахстане?

Источник: газета “Эпоха”

Петр СВОИК

В прошлый раз мы с вами поговорили о тарифах на коммунальные услуги, вспомнили 1995 год, когда правительство, разом взметнув цены, само спровоцировало грандиозный несанкционированный митинг на Старой площади в Алма-Ате.

И хотя История учит, что она ничему не учит, определенный полезный урок из тех событий власти усвоили.

А именно: что поднимать надо не резко, а – постепенно.

Тем не менее, вопрос повышения цен на свои услуги поставщики ставят вполне определенно, и определенные основания для этого у них имеются. Поэтому если не с мая, то с июля, не с июля, так с сентября, или с нового года, — тема тарифов в разных городах и регионах, где-то чуть раньше или чуть позже, чуть мягче или чуть острее, но все равно будет возникать, и возникать…

И, следовательно, есть смысл предварить всю конкретику некоей общей теорией о том, что это такое: естественные монополии вообще, и коммунальные – в частности.

Слова эти: “естественный монополист”, слышали наверняка все. Но вот что тоже наверняка – далеко не все представляют себе, что это за монополизм такой. И вообще: это ругательное определение, или просто констатация природного факта, или, может быть, в слове “естественный” заключен даже некий позитивный посыл…

Так вот: естественный монополизм возникает тогда, когда в силу конкретных технических и экономических факторов для данного места и времени производство какого-то товара или услуги оказывается в конечном счете для потребителя дешевле, если этот товар или услугу ему предлагает только один монопольный производитель, а не, скажем, пять или шесть соревнующихся между собой конкурентов.

Да, да – монополизм такого рода является естественным именно с позиции Потребителя, — ему так выгоднее! В том смысле, что если бы в борьбе за покупателя в городе начали бы строиться, скажем, два или три предприятия водоснабжения и канализации, и по каждой улице были бы проложены по три параллельные нитки всех труб, и столбы с электропроводами тоже пустили бы в три нитки, — подключайся к каким хочешь, на выбор, — то сколько бы конкуренты не сбивали цены друг-другу, самая низкая цена все равно оказалась бы выше, чем если бы горводоканал и горэлектросеть существовали бы по одному.

Хрестоматийный пример: пару сотен лет назад, в начальную пору технического прогресса и расцвета капитализма, когда в США шло бурное освоение Запада, с атлантического побережья к тихоокеанскому было построено сразу несколько параллельных частных железных дорог, с одними и теми же пунктами отправки и назначения. Но потом именно рыночная конкуренция убрала “избыточные” линии.

И, более того, с течением времени выяснилось, что естественный монополизм, будь то железная дорога или ТЭЦ с теплосетями, или тот же горводоканал, — при всем том, что они действуют в рыночной среде и по рыночным законам, требуют к себе как бы “обратно-симметричного” отношения, нежели, скажем, производители колбасы ли, мебели или таксисты.

А именно: если в конкурентном секторе частно-предпринимательская инициатива, и частный капитал заведомо эффективнее, чем пытающийся решать вопросы снабжения населения госчиновник или госпредприятие, — причем эффективнее именно для потребителя, — у частника и дешевле, и качественнее, то естественной монополии лучше всего быть в государственной собственности и под государственным (муниципальным) управлением (те же железные дороги: практика доказала, что государственная собственность здесь все же лучше частной).

Точно также: если в конкурентном секторе именно для Покупателя выгоднее, чтобы частник сам назначал стоимость своего товара, а государство даже и не пыталось вводить какие-то пределы для рыночных цен, то определение отпускной стоимости товаров-услуг естественного монополиста ни в коем случае нельзя отдавать на откуп ему самому.

При все том, повторим, что кругом – рынок, и все определяет спрос-предложение, тарифы естественной монополии должны именно назначаться, и торг в этом деле, как говорится, неуместен.

Впрочем, и здесь торг обязательно должен быть, но только – особый. В области рыночного регулирования естественного монополизма своеобразное “разделение властей” и “сдержки-противовесы” нужны не меньше, чем независимость законодательной, исполнительной и судебной властей в демократическом и правовом государстве.

И, между прочим, то и другое, — политическая демократия и приемлемые коммунальные тарифы, неразрывно связаны.

Что мы сейчас и попробуем проиллюстрировать на примере деятельности государственного Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции (АРЕМ).

Ведь как оно должно было бы, по-хорошему, быть?

Коль скоро цены на услуги того же горводоканала или теплокоммунэнерго должны утверждать не они сами, а уполномоченный на то госорган, то должна существовать ясная всем и прозрачная цепочка распределения прав и обязанностей среди всех тех, кого эти самые цены касаются.

Так, сам АРЕМ (его соответствующее городское или областное управление) силами своих работников, если даже допустить, что никто из них не коррумпирован и все обладают высочайшей квалификацией, все равно не может высчитать “правильную” цену. Более-менее приблизиться к действительно равновесной цене, — достаточной для Продавца и приемлемой для Покупателя, могут лишь, — в публичном споре между собой, эти самые Продавец и Покупатель. Для чего они и должны быть представлены в тарифной комиссии в равных правах и в полной мере.

Государство же может и должно выступать в тарифном споре, во-первых, как организатор этого равноправного, прозрачного и открытого для “болельщиков” диспута между Поставщиком и Потребителем и, во-вторых, как арбитр, уполномоченный объявлять и утверждать результаты такого “соревнования”.

А что же мы имеем на самом деле?

Возьмем ту же Южную столицу с ее знаменитым “Алматы Пауэр…”, успевшим побывать в руках бельгийцев, еще кого-то, и теперь вернувшегося в собственность города. По сути – это государственное предприятие. А АРЕМ – это государственный орган. Ведомства как бы разные, а суть и интерес – один. Хотя бы потому, что и коммунальные монополисты и госуправление, призванное их контролировать, — все “ходят” под одним и тем же акимом.

Которого, между прочим, жители города, — потребители коммунальных услуг, не избирали, и от воли которых аким не зависит…

Тоже можно сказать и про Экспертный Совет при АРЕМ:

Конечно, в его составе хорошие специалисты и уважаемые люди, но и они все, по сути – служащие: кто в проектном институте, кто на производстве, кто еще в какой-то конторе. Они тоже — сами по себе, а масса горожан-потребителей — сама по себе…

Да, есть в Экспертном Совете пара-тройка представителей НПО, того же Общества защиты прав потребителей по городу Алматы и Алматинской области. Но это – капля в море.

И не столько даже в количественном смысле, сколько в системно-организационном.

Системного участия организованных потребителей коммунальных услуг в определении стоимости этих самых коммунальных услуг в городе Алматы – НЕТ!

И в Астане – НЕТ!

И вообще в стране – НЕТ!

Впрочем, капля, как известно, камень точит…

“Эпоха” 7.04.06г

Новости партнеров

Загрузка...