Борьба НАНайских мальчиков

Источник: газета “Эпоха”

В стенах нашего парламента даже пустяшные дебаты вызывают интерес у прессы и удивление у обывателей. Хотя, казалось бы, чего тут? Всякие словопрения в законодательных собраниях — дело рутинное. То, что у иных серая обыденность, у нас небывалое политическое шоу. Даже когда предметы парламентских прений до неприличия ничтожны. Спросят где-нибудь в европах: о чем были самые бурные споры у ваших народных избранников? И не знаешь, что припомнить, не задев престижа законотворцев.

Буйные прения в мажилисе чем-то напоминают известный в прошлом концертный номер “Борьба нанайских мальчиков”. Суть его заключалась в том, что два неказистых подростка, неистово мутузящих друг друга в финале инсценировки, оказывались одним гуттаперчевым акробатом.

Вот и дискуссия по поводу учреждения Общественной палаты – наглядный случай. Крыли депутаты всех и вся своим безадресным красноречием: и неуполномоченный орган мажилиса – бюро, и сомнительное в правовом отношении постановление бюро, и никому непотребную Общественную палату, и ее ущербный состав. Пошумели и разошлись.

Обиду депутатов понять нетрудно. На фоне разговоров о нелегитимности и досрочном роспуске, прикомандирование к Мажилису полуроты неких “экспертов” – есть демонстрация недееспособности нынешнего депутатского корпуса. Ладно бы члены палаты были людьми широко известными и в обществе почитаемыми. Советы от такого учреждения послушать полезно и не зазорно. Однако оглашенные в списках если чем и прославились, то только беззаветной лояльностью. А на этом поприще и нынешние мажилисмены чай не лаптем щи хлебают. Сами эксперты высшей пробы.

У опасений народных посланников за собственное будущее, в общем-то, есть резон. Но в данном конкретном случае он неуместен. Авторы затеи с Общественной палатой не имели намерения повысить сортность выпускаемой парламентом продукции, тем паче, что производится она совсем в других цехах. На самом деле независимая экспертиза нужна сугубо в пропагандистских целях. Принимаемые законы должны вызывать большее уважение у граждан, если они получат благословение палаты.

Плодотворность этой идеи, мягко говоря, не очевидна. Возражать против несправедливых законопроектов членам Общественной палаты никто не позволит, — это исключительная и неотъемлемая прерогатива президента. Эксперты призваны на государеву службу для профессионального одобрения того, что может вызвать общественное возмущение. Но проблема в том, что антинародные законы, будь они освящены хоть вторичным металлургом Дворецким, хоть папой Римским, почитаться все одно не будут. Такое употребление Общественной палаты совсем скоро задвинет ее в унылый ряд всех прочих проектов типа Ассамблеи народов Казахстана и Гражданского форума.

Давно замечено, что всякое противостояние среди депутатов прекращается в тот момент, когда дело доходит до принятия решения. Количество протестных речей всегда превышает количество протестных голосов. Максимум, на что способен нынешний состав парламента – отложить вопрос до следующего раза. Увы, уже через неделю депутаты теряют остатки темперамента. Несложно догадаться, кто и как удовлетворяет их амбиции.

Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что однажды парламентская борьба НАНайских мальчиков чуть было не закончилась сюрпризом. Предложение обсудить на заседании мажилиса ход следствия по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева было отклонено 35 голосами из 63 присутствующих депутатов. 55% против 45% — абсолютный рекорд парламентского инакомыслия. Для сотворения чуда не хватило только четырех голосов.

Данный феномен объясняется не пробудившимся вдруг самоуважением депутатов, или, не приведи Господи, их оппозиционностью. Подозревать НАНайских мальчиков в дурных наклонностях нет никаких оснований. Суть в том, что системный кризис действующего режима, вызванный политическими убийствами, затронул жизненные интересы нескольких олигархических группировок, имеющих влияние на мажилисменов. Голосование по этому вопросу стало неким условным барометром, показывающим степень внутренней напряженности.

По меркам демократических государств, 55-процентная поддержка в парламенте вполне достаточна для стабильности действующего правительства. Но авторитарные режимы основываются не на простом большинстве, а на единодушном одобрении. У диктаторов идеальный показатель прочности должен составлять 100%. Ну, или хотя бы 91%.

Принято считать, что при нынешних полномочиях наш парламент ничего иного, кроме НАНайской борьбы демонстрировать публике не в состоянии. И это правда. С одной лишь оговоркой. И совсем немощные люди, при известной доле смелости и коллективной солидарности, в силах противостоять угнетению. Даже заключенные, пораженные в правах, могут организовать акцию протеста и, пусть не надолго, ограничить творимый администрацией беспредел.

Нашим парламентариям нет нужды вскрывать себе вены и вспарывать животы. Чтобы отстоять собственное достоинство надо голосовать в соответствии со своими же выступлениями. И для этого не надо дополнительных полномочий.

“Эпоха”, №14 от 14 апреля 2006 г.

Новости партнеров

Загрузка...