Политический кризис в Казахстане: поиски выхода

Убийство Алтынбека САРСЕНБАЙУЛЫ и последующие за этим события вызвали острый кризис в политической жизни Казахстана, чреватый для республики серьезными угрозами стабильности и безопасности. Осознает это, видимо, и действующая власть, которая предпринимает всевозможные меры для обеспечения выхода из этого кризиса.

Одной из первых попыток в этом направлении стало озвучивание президентом РК Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ 1 марта этого года своего ежегодного Послания народу Казахстана “Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии”.

В то же время содержание данного послания и особенно его политической части дает основание утверждать о том, что при сложившейся в стране ситуации адекватного пути выхода из кризиса глава государства пока еще предложить не смог. В пользу этого обстоятельства говорят следующие моменты.

Во-первых, между содержанием последнего президентского послания, особенно его политической части, и при сложившейся в политической жизни республики критической ситуации какой-либо четкой связи не прослеживается. Единственно, что их объединяет, это довольно жесткий, хотя и завуалированный тон высказываний главы государства в адрес оппозиции, а также правоохранительных органов.

Во-вторых, обращает на себя внимание то, что президент впервые, в отличие от всех своих предыдущих посланий, не стал конкретизировать в этот раз, какие именно в течение 2006 года будут проведены политические реформы из тех, которые были неоднократно обозначены им в предыдущем послании и других его выступлениях в 2005 году.

По всей вероятности, те меры по либерализации политической системы республики и совершенствованию механизмов обеспечения прав и свобод граждан, которые будут приняты в текущем году, будут носить ограниченный по численности и декларативный по содержанию характер.

Нельзя не отметить, что в озвученной 15 февраля Программе правительства РК на 2006-2008 годы также нет положений, отражающих аналогичные меры. Это говорит о том, что соответствующие направления деятельности государства фактически не вошли в план законопроектных работ правительства на указанный период.

Таким образом, президент страны в своем послании фактически дал понять, что он не склонен драматизировать сложившуюся в республике ситуацию, считать ее серьезным кризисом и, как следствие, принимать меры по выходу из этого кризиса. Поэтому, видимо, власти не считают выгодным и приемлемым для себя выходом из сложившейся ситуации проведение реальных и масштабных политических реформ и предшествующего либо проводимого параллельно им политического диалога с демократическими силами страны, особенно с оппозицией.

Вместе с тем президент отметил в послании, что основные вопросы дальнейшего развития демократии и модернизации политической системы будут рассмотрены во время работы Государственной комиссии по разработке и конкретизации Программы демократических реформ.

Данный орган был образован указом президента 20 марта этого года. Согласно этому указу и утвержденным им документам основными целями деятельности Госкомиссии являются –развитие общенационального диалога по вопросам модернизации политической системы и углубления демократических преобразований в республике. Ее председателем является сам глава государства. В состав этого органа также входят государственный секретарь, вице-спикеры палат парламента, по одному представителю от политических партий и иных общественных объединений, руководства депутатских фракций в парламенте, депутаты обеих палат, представители правительства и общественные деятели.

24 марта в Астане состоялось первое, организационное, заседание Госкомиссии, на котором были обсуждены основные направления ее работы на ближайший период и озвучены предложения по ним со стороны участников. Тон этому обсуждению задал своим выступлением президент страны. И хотя в этот раз, в отличие от послания народу Казахстана, с его стороны уже были озвучены конкретные меры по реформированию политической системы республики, все же серьезного продвижения в этом направлении не наблюдается.

Прежде всего, говоря об основных направлениях дальнейшего развития процесса демократизации и укрепления институтов гражданского общества, президент изложил практически те же самые намерения, о которых неоднократно говорил в своих выступлениях в 2004-2005 гг. Это, в частности, возможное увеличение количества депутатов парламента, укрепление роли и функций политических партий и их фракций в парламенте, совершенствование условий работы неправительственных организаций в соответствии с международными стандартами и т.д. При этом в очередной раз он ограничился общими моментами без обозначения конкретных сроков и механизмов осуществления этих мер.

Правда, в своем заключительном выступлении глава государства все же обозначил те меры, которые должны быть реализованы в 2006 году. А именно:

— завершение создания законодательной базы децентрализации власти и введения местного самоуправления с внесением соответствующих законопроектов на рассмотрение в парламент уже в первом полугодии;

— решение организационных и иных вопросов для продолжения проведения выборов районных акимов;

— введение реального самоуправления в селах и поселках путем проведения здесь выборов местных представительных органов – кенесов и их председателей, включая разработку соответствующей законодательной базы;

— определение конкретных направлений для укрепления независимости, прозрачности и эффективности судебной системы;

— изменение и дополнение правовых актов, регулирующих деятельность национальных компаний и госпредприятий в целях обеспечения ее прозрачности и открытости;

— обеспечение частичного государственного финансирования прошедших в парламент политических партий путем внесения соответствующих изменений в законодательство;

— утверждение концепции развития гражданского общества и принятие соответствующих законов, включая законы \»О социальной работе\», \»О благотворительной деятельности\» и т.д.;

— расширение объемов финансовой поддержки НПО на основе закона \»О государственном социальном заказе\».

Из этого следует, что в текущем году проведения кардинальных политических преобразований, особенно предполагающих внесение изменений и дополнений в Конституцию РК, не ожидается. Вместо этого власть предлагает принять такие меры, которые преимущественно касаются только местных органов власти, судебной системы, государственных коммерческих организаций, НПО и отчасти политических партий. Тем самым она принципиально уходит от рассмотрения вопросов реформирования парламента, правительства и иных центральных органов власти.

Обращает также на себя внимание явная политическая предвзятость некоторых из этих инициатив с точки зрения продвижения в их рамках интересов действующей власти. Это, в частности, введение государственного финансирования политических партий, представленных в парламенте. В этом случае данная мера будет распространяться на очень ограниченное число партий, которые к тому же, за исключением партии “Ак жол”, являются провластными.

В то же время большое число партий, которые в силу разных обстоятельств не имеют своих депутатов в парламенте, включая оппозиционные, будут лишены такой поддержки со стороны государства. Тем самым здесь будет нарушен установленный Конституцией и законом “О политических партиях” принцип равенства партий перед законом. К тому же непонятно, каким образом будет осуществляться указанное финансирование, поскольку оно открыто противоречит установленному Конституцией запрету на государственное финансирование всех без исключения общественных объединений.

Намерение власти продолжить проведение выборов районных акимов также нельзя назвать шагом по пути демократизации политико-властной системы. Как показывают установленный порядок и практика проведения выборов данных акимов в четырех районах республики в 2005 году, в них не допускается участие ни населения соответствующих районов в качестве избирателей, ни заинтересованных в выдвижении своих кандидатур на эту должность граждан и общественно-политических организаций. Фактически эти выборы нельзя назвать таковыми, поскольку они больше напоминают утверждение районных акимов соответствующими маслихатами по представлению акимов областей.

Единственно серьезной из этих мер является запланированное введение самоуправления в сельских населенных пунктах, процесс которого был неоправданно затянут властями с 1997 года. В то же время объявленное президентом сохранение в сельских округах института акимов в качестве финального звена в системе вертикали местного госуправления чревато негативными последствиями для развития местного самоуправления. Прежде всего, возрастает вероятность чрезмерного вмешательства данных акимов в деятельность сельских и поселковых кенесов. Очевидно также, что власти без каких-либо весомых оснований решили ограничить самоуправление сельскими населенными пунктами, не предусматривая введение этой системы в городах, хотя бы районного значения.

Обращает также на себя внимание тот факт, что ни в Послании, ни в выступлении президента на Госкомиссии ничего не было сказано о дальнейших планах и действиях руководства страны по продвижению Казахстана к вероятному избранию на пост председателя ОБСЕ в 2009 году. В частности, неизвестно на какой стадии находится сегодня деятельность по разработке комплексной программы подготовки казахстанского председательства в ОБСЕ, которую президент поручил выполнить своей администрации в сентябре 2005 года.

Не исключено, что действующая власть отчетливо осознает явную бесперспективность данного проекта, поскольку проводимая ею политика далека от стандартов ОБСЕ. Вместе с тем она не собирается отказываться от его дальнейшей реализации. Скорее всего, в данном случае власть не столько преследует главную и долгосрочную цель – председательство Казахстана в ОБСЕ, сколько пытается решить сопутствующие ей краткосрочные задачи типа создания положительного имиджа республики и своего политического курса за рубежом, оказания влияния на увеличение притока иностранных инвестиций и т.д. Хотя, с другой стороны, здесь проявляются ее чрезмерные амбиции и завышенные самооценки.

Немало недостатков имеет и организационная сторона деятельности Госкомиссии. Согласно разработанному в администрации президента проекту плана ее работы на 2006 год заседания комиссии предлагается проводить один раз в квартал. Однако даже с точки зрения осуществления запланированных властью мер такой график работы Госкомиссии представляется неэффективным.

Кроме того, по времени и количеству среди мероприятий, проводимых в процессе деятельности Госкомиссии, преобладает проведение всевозможных обсуждений программы политических реформ, в том числе в рамках заседаний выездных групп комиссии и организованных под ее эгидой научно-практических конференций в различных регионах страны. В этом случае имеется риск снижения уровня практической работы данного органа, особенно связанной с разработкой проектов государственных программ, концепций и законов по тем или иным вопросам.

Не менее важным является и отсутствие среди участников первого заседания Госкомиссии представителей общественного движения “За справедливый Казахстан” и объединенных с ним Компартии Казахстана и партии “Настоящий Ак жол”. Правда, данное обстоятельство, во всяком случае применительно к председателю ЗСК Жармахану ТУЯКБАЮ, является следствием волеизъявления самой оппозиции.

Тем не менее, неучастие ее представителей в дальнейшей работе Госкомиссии отрицательно скажется на уровне представительности данного органа и результативности его деятельности. К тому же среди ее участников преобладают госчиновники, провластно настроенные парламентарии, представители соответствующих партий и движений и иные общественные деятели.

Это обстоятельство может привести к принятию Госкомиссией решений, исключительно устраивающих власть, а также блокирование ее провластным большинством рекомендаций и предложений, внесенных участниками из числа неаффилированных с властью представителей общественности и организаций умеренно-конструктивной оппозиции (партии “Ак жол”, “Ауыл” и др.). Поэтому не исключено, что и они могут впоследствии прекратить свое участие в работе комиссии.

Таким образом, в Казахстане сложилась некоторая тупиковая ситуация, обусловленная, с одной стороны, стремлением действующей власти как можно скорее и с наименьшими рисками и потерями для себя преодолеть возникший политический кризис и, с другой стороны, ее неспособностью и даже нежеланием использовать для этого более адекватные и эффективные меры, какими представляются проведение реальных политических реформ и полноценного диалога с оппозицией.

Вместе с тем проведению данного диалога препятствует и проявление неоднозначной позиции представителей ЗСК, в том числе в отношении своего участия в работе Госкомиссии. Хотя власть до проведения ее первого заседания сделала некоторые шаги навстречу оппозиции, например, зарегистрировав партию “Настоящий Ак жол”.

Следует отметить, что сегодня практически все ведущие политические силы республики выступают за проведение политических реформ. Во всяком случае, явных противников этого процесса не наблюдается. Это наблюдалось и на прошедших президентских выборах, где каждый из кандидатов баллотировался с призывом проведения серьезных политических преобразований.

Поэтому принципиальных расхождений по поводу самой необходимости этого процесса нет. Имеются лишь различные точки зрения по поводу форм, характера и периодичности проведения данных реформ. Хотя и это обстоятельство нужно оценивать положительно, поскольку оно способно дать начало дискуссии с тем, чтобы вывести в конечном итоге ее участников к общему знаменателю. К тому же и для власти, и для оппозиции тема проведения политических реформ из предвыборной декларации фактически трансформировалась в повседневную основную задачу, которую им так или иначе необходимо осуществлять в целях закрепления и расширения числа своих потенциальных сторонников, а также избирателей на будущих выборах.

Что же касается оппозиции, то ее непримиримая часть, группирующаяся вокруг ЗСК, продемонстрировала категоричность по поводу своего неучастия в работе Госкомиссии. В своем выступлении на прошедшем 26 марта в Алматы республиканском собрании данного движения его председатель Жармахан ТУЯКБАЙ обозначил следующие условия для возможного участия ЗСК в работе этого органа:

1) наличие четких и обозримых перспектив данного органа, а также его способности наладить конструктивное взаимодействие между политическими силами страны;

2) привлечение к участию в работе комиссии международных демократических институтов в лице ОБСЕ, ПАСЕ, правозащитных структур ООН и Евросоюза в качестве посредников и арбитров возможного диалога оппозиции с властью;

3) пересмотр властью механизма формирования комиссии в направлении обеспечения равного представительства в ней различных общественно-политических организаций;

4) объективное и всестороннее освещение работы Госкомиссии в СМИ;

5) установление истины в процессе расследования убийства Алтынбека САРСЕНБАЙУЛЫ.

Если с тремя последними аргументами ЗСК вполне можно согласиться, то постановка остальных двух представляется необоснованной. Прежде всего, в сложившейся на сегодня в политической жизни страны ситуации направленность и перспективы работы Госкомиссии в не меньшей степени зависят не только от власти, но и самой оппозиции. В связи с этим непонятны ее сомнения по поводу способности налаживания комиссией конструктивного взаимодействия, если сама она не сделала попытку включиться в этот процесс.

По поводу участия в комиссии представителей ведущих международных организаций ЗСК сперва следовало бы обратиться к ним самим для выяснения их желания и готовности к действиям к таком качестве. Учитывая стремление данных организаций поддерживать одинаково хорошие отношения с властью и оппозицией, они вполне могли и отказаться от роли посредника и арбитра в их отношениях. В любом случае у них нет механизмов оказания воздействия на обе стороны, что сделало бы их посредничество малоэффективным.

К тому же данная инициатива вряд ли будет поддержана властью, заинтересованной в самом минимальном снижении влияния внешних сил на внутриполитические процессы в Казахстане. В лучшем случае ЗСК смог бы договориться с властью об участии представителей международных организаций на заседаниях ЗСК в качестве наблюдателей или экспертов по соответствующим вопросам с правом совещательного голоса, но никак не полноправных членов Госкомиссии.

Представляется также, что для ТУЯКБАЯ и его соратников, приглашенных к участию на первое заседание Госкомиссии, было бы более эффектно и продуктивно озвучить свои связанные с работой этого органа и своим участием в нем требования и предложения лично президенту страны, чем делать это перед своими же соратниками. Иначе говоря, непримиримая оппозиция пока не стала использовать предложенную ей властью “площадку” для диалога, в том числе в своих интересах.

Обращает на себя внимание и то, что ЗСК озвучил пока только условия своего возможного участия в работе Госкомиссии. В то же время с его стороны в адрес этого органа не было заявлено конкретных предложений по реформированию политической системы республики. Хотя у непримиримой оппозиции имеются свои серьезные наработки по этому поводу, включая альтернативный проект новой Конституции РК и соответствующие положения предвыборной программы Жармахана ТУЯКБАЯ.

Промежуточную позицию между властью и ЗСК заняла Демократическая партия Казахстана “Ак жол”, проявляющая в своей деятельности умеренно-конструктивную оппозиционность в отношении официально курса.

Как следует из выступления на заседании Госкомиссии председателя этой партии Алихана БАЙМЕНОВА, “Ак жол” принял решение участвовать в ее работе в силу своей приверженности идеи проведения реальных политических реформ, обеспечения устойчивости политической системы перед разными дестабилизирующими факторами и избавления общества от таких составных частей наследия советского прошлого, как страх, дефицит доверия и нетерпимость к альтернативному мнению.

В качестве же конкретных мер для обеспечения эффективности работы Госкомиссии партия “Ак жол” предлагает:

1) создание рабочей группы по разработке проектов законодательных актов, направленных на повышение полномочий парламента, роли политических партий, переход к выборности акимов населенных пунктов и районов, совершенствование выборного законодательства, включая изменения в Конституцию;

2) создание рабочей группы по согласованию подходов различных общественно-политических объединений по конституционной реформе;

3) принятие Государственной Программы первоочередных мер по демократизации политической системы, содержащей конкретные сроки внесения законопроектов из первой группы и поручения правительству по включению их в свой план действий;

4) разработка с последующим утверждением указом президента плана “Казахстан – ОБСЕ – 2009” и регулярное заслушивание отчетов о его выполнении на заседаниях Госкомиссии;

5) принятие властью в целях укрепления доверия в обществе таких шагов, как регистрация партии “Алга!”, отмена решений о привлечении к ответственности участников мероприятий, посвященных памяти Алтынбека Сарсенбайулы, прекращение действий, направленных на закрытие Общественного комитета по борьбе с коррупцией;

6) принятие мер по освещению в государственных СМИ хода дискуссий по вопросам, обсуждаемым на заседаниях комиссии, а также введение на государственных телеканалах рубрики “Национальный диалог” с участием в ней всех политических партий.

Отсюда видно, что Байменов озвучил такие актуальные вопросы политического развития Казахстана, от обсуждения которых фактически ушли как власть, так и непримиримая оппозиция. Хотя сами они неоднократно выступали и продолжают выступать за реализацию некоторых из предложенных лидером “Ак жола” мер.

Таким образом, реальные варианты выхода Казахстана из политического кризиса, основным из которых является проведение политических преобразований, имеются и у власти, и у оппозиции. Однако основная проблема заключается в том, что обе они пока что не в состоянии достичь договоренности хотя бы пока только о механизмах согласования этих вариантов. Причем не только между собой, но и даже внутри себя.

Немалую роль в наличии этого обстоятельства играют не столько объективные, поскольку, как уже отмечалось, практически все ведущие участники политической жизни страны выступают за реформы, сколько субъективные моменты, включая межличностные разногласия и неприязненные взаимоотношения.

С учетом этих обстоятельств дальнейшее развитие ситуации вокруг выхода Казахстана из состояния политического кризиса может осуществляться в рамках следующих возможных сценариев.

Первый из них предполагает постепенный отказ властей от проведения политических реформ ввиду отсутствия серьезной значимости для них этого процесса. Кроме того, власть может использовать неучастие непримиримой оппозиции в работе Госкомиссии и возможный выход из ее состава представителей партии “Ак жол” для того, чтобы постепенно “свернуть” ее деятельность.

В этом случае последующее развитие политической системы приобретет следующие негативные, как с точки зрения строительства демократии и обеспечения соблюдения прав и свобод граждан, так и управляемости политических процессов, черты.

Во-первых, произойдет значительное усиление бюрократии, стремящейся регламентировать как можно больше сфер жизнедеятельности казахстанского общества.

Во-вторых, соответственно резко возрастет уровень коррупции, в том числе в связи с тем, что власть не будет способствовать развитию системы общественного противодействия этому явлению. Причем эта тенденция уже начинает проявляться, о чем свидетельствует неправомерное аннулирование государственной регистрации Общественного комитета по борьбе с коррупцией.

В-третьих, в условиях неучастия оппозиции в процессе осуществления государственной власти и ее постепенного вытеснения на самые нижние уровни политической системы неизбежно произойдет перенос основной части политической борьбы внутрь правящей элиты и, как следствие, серьезное обострение противоречий составляющих ее групп.

В-четвертых, сильно сузится поле для осуществления властью политических маневров, в том числе для поддержания баланса внутри элиты, воздействия на различные слои населения, регулирования деятельности институтов гражданского общества и т.д.

Надо сказать, что эта тенденция так же стала проявляться в последнее время. Одним из подтверждающих ее фактов стало заметное затягивание с подбором оптимальной кандидатуры на пост секретаря Совета безопасности, который освободился в конце марта этого года в связи с назначением Булата УТЕМУРАТОВА управляющим делами президента РК.

В-пятых, следует ожидать дальнейшего обострения отношений между властью и оппозицией, на что может повлиять окончательное заведение в тупик расследования по убийству Алтынбека Сарсенбайулы и его сотрудников либо настаивание властей на его уже озвученной версии и прекращения в связи с этим дальнейшего хода следствия.

В-шестых, имеется серьезный риск того, что в этих условиях будут иметь место новые проявления экстремизма в сфере политической борьбы, вплоть до новых покушений в отношении видных политиков.

Все это может привести к серьезному противостоянию как между властью и оппозицией, так и различных групп внутри самой власти, что еще больше углубит наблюдаемый кризис политико-властной системы.

Второй сценарий основывается на том, что власть будет, как и прежде, осуществлять имитацию процесса реформ и диалога с общественно-политическими объединениями.

В этой ситуации власть будет склонна к проявлению избирательности, минимизации и постепенности осуществления тех или иных мер, заявленных ею в рамках программы демократических реформ. Одновременно она будет использовать такие меры, как отчеты акимов перед населением вверенных им административно-территориальных единиц, которые, с одной стороны, позволят ей придать некоторую демократичность своей политики, а, с другой стороны, не приведут к окончательной утрате ею своего влияния на политическую ситуацию в стране.

Что касается Госкомиссии, то она практически ничем не будет отличаться от предшествующих ей Постоянно действующего совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества и Национальной комиссии по вопросам демократии и гражданского общества при Президенте РК. В связи с этим она не станет органом, призванным сыграть роль локомотива новых политических реформ. Тем более, что сам этот процесс в очередной раз будет проходить в крайне замедленном темпе.

В своих отношениях с оппозицией власть, видимо, будет лавировать между составляющими ее группами и организациями, заигрывать с одними из них и одновременно оказывать давление на других. Тем самым она будет пытаться инициировать новые меры для углубления разобщенности оппозиционных сил.

В этом случае власть будет строить свою политику по выходу из кризиса путем попыток явного замалчивания, сокрытия самого кризиса и ухода от реально породивших его проблем, а также искусственного придания значимости и переключения внимания широкой общественности на те вопросы, которые в действительности не представляют собой серьезного значения с точки зрения преодоления данного кризиса и стабилизации политической ситуации в республике.

Правда, в отличие от первого сценария, такая тактика позволит ей продолжительное время контролировать ситуацию и, возможно, даже избежать обострения кризиса. Однако это будет означать только затягивание с решением указанных проблем, что все же рано или поздно приведет к их обострению.

Все это говорит о том, что без проведения полноценного диалога между властью и оппозицией и последующих на его основе существенных политических преобразований реального выхода из наблюдаемого кризиса не произойдет. Достижение же этого диалога во многом будет зависеть от способности обеих сторон преодолеть рассмотренные выше субъективные факторы.

Новости партнеров

Загрузка...