Государственный секретарь по-казахски

Гигантская волна кадровых перестановок в Астане захлестнула все министерские небоскребы и перемешала кадры в хаотическом беспорядке. Причин перемещений одних и тех же людей из одного кресла в другое объяснить никто не берется. Складывается впечатление, что даже сами перемещаемые с удивлением узнают о своих назначениях.

Естественно, что Астану накрыла мощная волна слухов, которые распространяются с неимоверной быстротой по всей стране. Самые невероятные и фантастические прогнозы раскаляют трубки сотовых телефонов. В этом потоке слухов иногда появляется информация, которая имеет надежное происхождение. Обыватели, с течением времени, убеждаются, что некоторые кадровые прогнозы все-таки воплощаются в виде указов президента.

Несколько недель назад возник небольшой информационный всплеск вокруг посла Казахстана в США Каната Саудабаева, которого, как казалось, все уже забыли. Но в коридорах президентской администрации вновь заговорили о Саудабаеве и прочат ему не больше и не меньше как пост Государственного Секретаря.

Что такое Государственный секретарь знают не все казахстанцы. Для недавних чиновников эта должность напоминает пост, который занимал в старые советские времена добрый дедушка Калинин — прием верительных грамот, вручение орденов, выступления на тоях и прочих юбилеях. Высока должность, но от нее ничего не зависит. Казалось бы, что такого, если один добрый дедушка сменит другого?

Но назначение Каната Саудабаева на пост Государственного секретаря все-таки мощный детонатор политической ситуации в стране.

И вот почему. На заре независимости, когда в Казахстане появился первый Государственный секретарь, поговаривали, что эту должность придумал сам же Канат Саудабаев. Именно он убедил своего друга и шефа Нурсултана Назарбаева учредить этот пост и придать ему конституционный характер. И дело было не в том, что Нурсултан Назарбаев стремился произвести должное впечатление на американцев, но и в его собственных планах борьбы с окружением. Он прекрасно понял, что Канат Саудабаев придумал этот пост для того, чтобы стать своеобразным \»главным визирем\», имеющим неограниченные полномочия и не отвечающим ни за что. И в самом деле, по Указу президента Государственный секретарь имел право не только вмешиваться в дела всех исполнительных органов, в том числе и Правительства, но и давать ему поручения, контролировать исполнение поручений главы государства. По сути, это был еще один центр власти.

Но тогда, в середине 90-х годов, Саудабаев проиграл в аппаратной борьбе за этот пост. Чиновничья верхушка объединилась, для того, чтобы не допустить политического авантюриста к вершинам реальной власти. И это само по себе неудивительно, так как ему противостоял такой опытный и влиятельный подковерный игрок, как Нуртай Абыкаев.

Тогда Абыкаеву удалось перехватить инициативу и использовать предложение Каната Саудабаева в свою пользу. Он провел на свежеиспеченную должность Государственного секретаря своего друга и земляка Ахметжана Есимова. Президент согласился с этой кандидатурой, тем более что Есимов является его родственником. В то время резко возросли акции Акежана Кажегельдина. Премьер-министр уже не скрывал своих амбиций, и чуть ли не открыто претендовал на пост президента. Естественно, что президента напугала активность влиятельного премьера и его многочисленной команды. Ахметжан Есимов, сосредоточив в своих руках почти необъятную власть, должен был нейтрализовать Акежана Кажегельдина.

Но уже через четыре месяца стало очевидно, что никакого противовеса, а тем более альтернативы Кажегельдину, из Есимова не получится. Он либо не понял или не захотел понять своей задачи, либо не справился с ней. Именно при нем роль Государственного секретаря постепенно сводилась к участию во всевозможных юбилеях, тоях, получению роскошных халатов, скакунов и конвертов с американской валютой. Аграрий, не имеющий реального образования, да и не стремившийся к нему, проиграл динамичному премьеру. Акежан Кажегельдин, в то время активно занимавшийся программой приватизации, открыто насмехался над деревенскими выходками Есимова. Да и было отчего. Несмотря на гигантские полномочия, Государственный секретарь не смог ими воспользоваться должным образом и исполнить пожелания своего шефа.

Президенту ничего не оставалось, как сменить провалившегося земляка-сородича, и назначить на этот пост известного писателя и видного представителя западного края Казахстана, богатого нефтью и газом. И это был далеко не случайный шаг, поскольку необходимо было заручиться поддержкой представителей Младшего жуза. Естественно, что при писателе Кекильбаеве полномочия Госсекретаря значительно сократились. Но не место красит человека, а человек место. Абиш Кекильбаев смог показать себя самой лучшей стороны как идеолог и политик. При нем эта должность \»заиграла\», поскольку личность Кекильбаева была очень притягательной для обделенных вниманием представителей культуры. Он активно работал среди творческой интеллигенции Казахстана и смог повернуть настроения общества. Именно с его подачи в Администрацию президента, Правительство, Парламент пришла большая группа творческих работников, которые активно включились в формирование идеологии независимого Казахстана. Госсекретарь стал связующим звеном между властью и обществом.

Кекильбаев пробыл на этой должности до января 2002 года, после чего уступил ее Касымжомарту Токаеву, ушедшему в отставку с поста премьер-министра. В коридорах администрации президента в то время ходили упорные слухи, что известный писатель сильно обиделся на Назарбаева и даже отказался от аудиенции. Этот слух нашел косвенное подтверждение через полтора года, во время инцидента в парламенте, когда Кекильбаев накинулся с бранью на президента, с удивлением воспринявшего публичный выпад своего давнего соратника.

Токаев, совмещавший должность Госсекретаря с обязанностями министра иностранных дел, недолго пользовался привилегиями пятого лица в государстве. Его вскоре сменил Имангали Тасмагамбетов, также ушедший в отставку с поста главы правительства в результате тонко разработанной операции с участием бывшего спикера нижней палаты (Мажилиса) парламента Жармахана Туякбая. Будущий оппозиционер смог построить многоходовую комбинацию и свалить с поста премьер-министра Имангали Тасмагамбетова. Парламент объявил импичмент Тасмагамбетову, после чего тот приземлился на мягкую подушку — кресло Госсекретаря.

Но способный и энергичный Тасмагамбетов, который считается покровителем интеллигенции и искусств, не мог усидеть в этой мутной заводи. Ему было тесно в кресле главного идеолога, и он попросил президента перевода на оперативную работу. Вскоре такая возможность была предоставлена, и Тасмагамбетов стал руководителем администрации главы государства.

А должность Госсекретаря занял спикер верхней палаты парламента Оралбай Абдыкаримов, человек, отличающийся тишайшим нравом и отсутствием каких-либо политических амбиций. При нем произошло дальнейшее падение престижа должности Государственного секретаря. Абдыкаримов окончательно превратил этот пост в церемониальный. Для государственного секретаря с большим трудом искали функции и задачи. В конечном счете они свелись к приему верительных грамот послов второстепенных государств, курированию президентской программы обучения студентов за рубежом и комиссии по государственным символам и наградам, комиссии по бесперспективной борьбе с коррупцией.

Как видим, каждый назначенец по своему кроил платье Государственного секретаря, пока от него ничего не осталось. Но как только в коридорах власти заговорили о назначении Каната Саудабаева, пост Государственного секретаря заиграл новыми красками.

Для этого есть веские причины. Назарбаев уже четверть века в высших эшелонах власти. Он измотан тяжелым трудом и внутриэлитной борьбой. Он устал от выкрутасов детей и ближайших родственников, которые не стали ему опорой в борьбе за сохранение власти. Он надеется насладиться покоем, счастьем и своим несметным богатством в новой семье. Ему нужен человек, который будет решать все его проблемы. Человек, который на деле гарантирует ему спокойствие и безмятежность после ухода с поста главы государства. Ему нужен надежный соратник, который заменил бы тугодума Нуртая Абыкаева. Ближайшее окружение, как ему кажется, готово будет впиться ему в горло после ухода власти. Пример Аскара Акаева перед глазами. И Саудабаев в этой ситуации играет роль преданнейшего слуги, без которого нельзя обойтись.

Тем не менее, в казахском обществе высказываются самые нелестные отзывы в адрес этой специфической фигуры. Его называют хитрым, коварным, изворотливым, алчным. Выясняется, что сама биография нашего героя тому порука. В Астане по рукам ходят перепечатки из различных Интернет — изданий, красочно описывающие похождения Саудабаева еще со времен студенчества. И самое интересное, что всем приведенным фактам находится реальное подтверждение.

Юный Канат Саудабаев учился в художественно-театральном институте. После окончания этого института будущий Госсекретарь получил распределение в казахский цирк, там он быстро дорос до должности директора. Стремительная карьера объяснялась покровительством самого первого секретаря Компартии Казахстана Кунаева. Отношения Саудабаева с Кунаевым это особая история отношений сына и отца, точнее неверного сына и любящего отца. В середине 80-х годов, после отставки Кунаева и длительной опалы, Саудабаев предал своего покровителя, бросил его на произвол судьбы. Он даже ни разу не посетил своего бывшего покровителя — пенсионера Кунаева. Об этом свидетельствуют многие казахские чиновники и интеллигенты, в том числе известный поэт Олжас Сулейменов.

Нынешнюю живучесть Каната Саудабаева объясняют неоценимыми услугами Нурсултану Назарбаеву в период жестокой внутриаппаратной борьбы 80-х годов. В то время Нурсултан Назарбаев решил бросить перчатку Кунаеву в борьбе за пост Первого секретаря. Но не смог решить этот вопрос на съезде, когда Кунаев его переиграл и смог заручиться голосами большинства делегатов. В те дни политическая судьба Нурсултана Назарбаева была неопределенной и, можно сказать, висела на волоске. Именно Канат Саудабаев, выуживая секреты у Кунаева и его ближайшего окружения, помог подняться Назарбаеву на вершину казахского олимпа. Наверное, их объединяют и другие секреты, о которых можно только догадываться.

Канат Саудабаев мастерски исполнял деликатные миссии своих хозяев. В условиях независимости такой миссией стал \»Казахгейт\». Насколько успешно справился с этой задачей наш герой, покажет время. Но американские адвокаты отмечают, что хитрый посол переговоры ведет через посредников, подписи не ставит, поручительства не дает. Тактика стара, как мир: успех мой, провал не мой.

Саудабаев хорошо знает характер своего друга и покровителя Нурсултана Назарбаева. Он знает, что даже решение проблемы Казахгейта недостаточно для вхождения в высший свет. Нужна приманка, которая манила бы и притягивала к себе мечтающего о мировой известности и славе Назарбаева. Пикейные жакеты Астаны считают, что такой приманкой стала идея о присуждении казахскому президенту Нобелевской премии за мир и разоружение.

Этот миф, который осмеивается во всех приличных столицах мира, тем не менее, стал идефикс для ближайшего окружения казахского руководителя. Расчетливый Саудабаев не дает умереть этой надежде, каждый год, рассказывая своему боссу, что Вашингтон только спит и видит, чтобы поспособствовать получению этой престижной премии.

Под данный проект он уже выпросил около 3 млн. долларов наличными для \»подкупа\» конгрессменов и прочих деятелей, якобы что-то решающих. Конечно, никто не даст Нобелевской премии казахскому президенту. А пока суть да дело, как говаривал Ходжа Насреддин, помрет либо падишах, либо ишак, а три миллиона в хозяйстве всегда пригодятся.

Новый Государственный секретарь будет кроить полномочия под свои неуемные амбиции. Саудабаев, конечно же, запросит дополнительные функции. Первая и любимая тема — расстановка кадров. Естественно своих людей на значимые места. Возможно, эти амбиции не противоречат планам Назарбаева, озабоченного ростом популярного Акима Алма-Аты Тасмагамбетова. Все возвращается на круги своя. Аким Алматы, по мнению российских экспертов, стал фактически безальтернативной кандидатурой на пост президента. Его окружение практически не скрывает амбиций своего шефа. Назарбаев понимает, что для благополучного будущего своих родственников Тасмагамбетов — не самая подходящая фигура. Отношения между акимом и детьми президента испорчены. В силу своей решительности и принципиальности он не оставит им никаких шансов на владение основными богатствами страны, включая СМИ. Будучи акимом, Тасмагамбетов уже вступил в противоречие с интересами дочерей президента по различным хозяйственным вопросам.

Противовеса Тасмагамбетову в ближайшем окружении Назарбаева нет. Единственной альтернативой был до недавнего времени Нуртай Абыкаев. Но его рейтинг резко упал после скандала с его личным помощником и протеже Утембаевым, уличенным в организации убийства видного оппозиционера Алтынбека Сарсенбаева.

Эта задача будет поставлена перед Саудабаевым. В Астане поговаривают, что \»циркач\» не случайно лоббировал шефа протокола Туймебаева на должность посла в ключевой для Казахстана стране — России. Прожженный царедворец именно его готовит на замену Назарбаеву.

Не сейчас, конечно, а лет через 7-9. К этому времени легковесный и неграмотный Туймебаев обкатается в московских кругах, обретет лоск, научится ясно выражать мысли. Сам посол, как заметили российские эксперты, всячески выдает себя за сподвижника Назарбаева, пытается убедить Кремль в том, что послан в Москву с далеким расчетом.

В этом — он верный ученик Саудабаева. Как свидетельствует представители Госдепартамента и американских мозговых трестов, публичные выходы казахского посла превращаются в настоящее цирковое представление. Посол в России старательно копирует манеру поведения своего тайного шефа. Не случайно вся политическая и интеллектуальная элита России была в шоке от назначения Туймебаева послом.

Уже сейчас любой разговор с американцами Саудабаев начинает с неизменной фразы: Назарбаев — мой друг и брат, все вопросы решайте через меня. Затем выдается другой перл: на небе бог, на земле Назарбаев, а я посредник между ними. Для американцев, воспитанных в строгих догмах протестантства и иудаизма, такое заявление — настоящее кощунство.

Вернемся же к функциям будущего Госсекретаря. Помимо кадров, Саудабаеву захочется позаниматься распределением орденов и стипендий на обучение за рубежом. Здесь много возможностей для расширения личного влияния и обогащения. Тем более, уже сейчас ордена и медали имеют свою стоимость, задаром ничего никому не дают.

Но самое благодатное место это коррупция, вернее, \»борьба\» с ней. Комиссия под руководством \»кристально чистого и морально устойчивого\» Саудабаева заработает так, что коррупционеры всех сортов и видов будут на коленях ползать перед ним и просить прощения. Только вопрос в том, насколько эта очередная имитация повлияет на имидж (и без того подпорченный) самого Казахстана и его бессменного президента.

Если расчет строится на том, чтобы использовать Саудабаева в качестве посредника между властью и обществом, как это было при Кекильбаеве, то здесь будет очевидный провал. Слишком большая разница в интеллекте, авторитете и моральных качествах.

Нельзя не учитывать того обстоятельства, что казахстанское общество переживает тяжелый психологический кризис, связанный с убийством Заманбека Нуркадилова и особенно, после заказного убийства интеллектуала Алтынбека Сарсенбаева.

Психологическое отторжение власти уже нельзя скрыть многочисленными славословиями штатных певцов режима. Общество пока еще ждет перемен и надеется, что власть сможет их провести. Но запас прочности не безграничен.

В этих условиях назначение Саудабаева на пост Государственного секретаря может быть воспринято как вызов и оскорбление. И это назначение может сыграть роль спички, поднесенной к бочке с динамитом.

Получено по электронной почте petrmuraviev@mail.ru

Новости партнеров

Загрузка...