Комитет 2030: Власть снова пытается загнать нас на кухни

В распоряжение Комитета 2030 попал документ, официальный ответ прокуратуры Жетысуского района города Алматы на обращение Общества молодых профессионалов Казахстана (ОМПК), неправительственной организации, осуществившей несколько публичных и законных акций протестов против убийств оппозиционных политиков в марте этого года. Публике эти акции стали известны под названием “флеш-моб” — модное занятие молодежи, привлекающее всеобщее внимание своей неожиданностью и оригинальностью. Некоторые активисты ОМПК были необоснованно задержаны полицией во время представления и отпущены через некоторое время без объяснения причин и регистрации задержания. Данные акции ОМПК получили широкое освещение в местных СМИ.

В обращении ОМПК просило дать разъяснение законодательства, регулирующего порядок организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов, демонстраций, и порядок применения этого закона в отношении “флеш-мобов”. В своем ответе местная прокуратура, в лучших традициях советского прошлого, отказала молодым людям в свободе мирного собрания и выражения собственного мнения.

В видении прокуратуры “флеш-мобы” являются демонстрациями, что предусматривает наличие разрешения от местного исполнительного органа. Интересно определение демонстрации, которое приводит прокуратура. В своем ответе прокурор, старший советник юстиции Тастемир К., ссылается на словарь иностранных слов (под редакцией Спиркина А, издательство “Русский язык”, 1980 г.). “Демонстрация – это публичное выражение общественных настроений, требований, солидарности, публичный показ, действия, выражающее несогласие с чем-нибудь и т.д.” То есть, следуя своеобразной логике прокурора, публичное выражение собственного и общественного мнения в любой (включая мирную) форме требует получения разрешения местных органов власти. Даже встреча с избирателями, на которой вполне естественно будут выражаться общественные интересы, требует получения разрешения органов власти. Нам бы хотелось задать несколько вопросов господину прокурору. Если, к примеру, группа молодых людей идет на футбольный матч и собирается публично, “в любой форме”, выражать свое мнение по поводу игры спортсменов, необходимо ли им брать на это разрешение? Должны ли люди, прогуливающиеся в парке в компании друзей, брать разрешение на публичное выражение своего мнения? Почему, наконец, прокуратура и местные органы исполнительной власти должны решать за граждан, какие мнения, где и в какой форме им разрешено публично выражать? Следуя указаниям прокуратуры, нам всем надо будет брать разрешение на проведение свадеб, похорон, дней рождений, на которых будет публично выражаться мнение гостей и родственников.

На примере этого письма из прокуратуры, очевидно, что власть пытается любыми способами запретить гражданам свободное и мирное выражение мнения. И это происходит в стране, которая стремится стать председателем ОБСЕ.

Нам остается только посоветовать странам-участникам этой славной организации, если вы хотите стоять в очереди в городскую мэрию для получения разрешения встретиться с друзьями у фонтана или в кафе, выберете председателем ОБСЕ Казахстан в его современном состоянии.

Письмо прокуратуры содержит в себе еще одну опасную практику. Эти запреты прокуратура устанавливает, ссылаясь на Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный Казахстаном в декабре прошлого года. Снова, как и в советское время, власть откровенно извращает смысл основополагающих гражданских прав и свобод и использует такое толкование в свою пользу.

Комитет 2030

committee2030@safe-mail.net

Новости партнеров

Загрузка...