Поиграли в политчестность

На второе заседание Госкомиссии глава государства (он же ее председатель) не пришел…

В среду, 26 апреля, мы, похоже, стали свидетелями того, как в стране углубляется политический кризис. Глубина его измеряется отношением членов Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Казахстане к главной идее создания самой комиссии – необходимости в стране национального диалога. Как будет развиваться ситуация, зависит теперь от автора идеи, озвученной в его указе, — президента Нурсултана Назарбаева.

На второе заседание Госкомиссии глава государства (он же ее председатель) не пришел. В тот день в своей новой резиденции принимал генерального секретаря Всемирной туристской организации и других не менее важных персон. На заседании председательствовал его заместитель по Госкомиссии и государственный секретарь РК Оралбай Абдыкаримов.

Впрочем, важно другое. Очередное заседание Госкомиссии мало чем отличалось от правительственного часа в парламенте. В своем получасовом докладе о программе по углублению политических реформ заместитель руководителя администрации президента Берик Имашев правдиво комментировал все то, что было наработано предшественницей Госкомиссии – НКВД, изложил видение администрации президента на законопроекты о местном самоуправлении, счетном комитете, говорил о выборности акимов, необходимости принятия положения об ассамблее народов Казахстана, внесения изменений в законы о судах, занятости населения, естественных монополиях и многом прочем. Затем, как полагается по регламенту, члены Госкомиссии долго, в течение двух часов без перерыва, обсуждали представленный проект документа. Причем некоторые из них, кажется, так и не поняли, чем же вообще должна заниматься Госкомиссия.

Так, главный патриот страны Гани Касымов недоумевал: “Мы заново возвращаемся к старым делам, все это жевано-пережевано” и эмоционально вопрошал: “Не задача Госкомиссии заниматься законопроектами. Вопросы полномочий правоохранительных органов разве входят в функции Госкомиссии, пусть этим занимаются профессиональные юристы. Мы должны говорить о политических реформах, демократизации общества”.

Впрочем, все дискуссии вокруг проекта программы политических реформ, рожденные в недрах администрации президента, и плана работы Госкомиссии на этот год, — тема отдельной статьи. Политически важная игра состоялась в самом финале заседания. Результат оказался плачевный. Члены Госкомиссии забили гол в собственные ворота. Как такового мини-национального диалога “за круглым столом” Госкомиссии не получилось.

Не дождавшись ответа на свои предложения до 26 апреля, хотя это было обещано “Ак ордой”, на второе заседание ГК ее члены Жармахан Туякбай и Серикболсын Абдильдин в Астану не приехали.

Как известно, одними из главных условий участия оппозиции в работе комиссии было: информация министра МВД Бауржана Мухамеджанова о ходе следствия по фактам убийств Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева и его товарищей; введение в состав Госкомиссии известных государственных и общественных деятелей – Галымжана Жакиянова, Ораза Жандосова, Толегена Жукеева, Серикбая Алибаева, Зауреш Батталовой, Толена Тохтасынова, Петра Своика, Амиржана Косанова и Асылбека Кожахметова. Свои предложения в письменном виде Жармахан Туякбай, Серикболсын Абдильдин и сопредседатель ДПК “Настоящий АК ЖОЛ” Булат Абилов вручили Оралбаю Абдыкаримову ровно за неделю до второго заседания ГК.

На заседании Госкомиссии выяснилось, что заявления на участие в ее работе подали многие общественно-политические объединения – “Лад”, Национал-патриотическое движение Казахстана, Республиканское объединение депутатов маслихатов и другие.

Первой при обсуждении вопроса свое мнение высказала лидер партии “Асар” Дарига Назарбаева: расширение состава Госкомиссии сделает ее работу малопродуктивным. И предложила всем подавшим заявления участвовать в работе рабочих групп.

Альтернативную точку зрения высказал Мурат Ауэзов. “Вопрос об участии оппозиции в Госкомиссии имеет принципиальное значение. Положительное его решение было бы правильным. Нельзя подходить к позиции представителей оппозиции в рамках общего формата. Бояться, что с их участием здесь что-то такое прозвучит, из-за чего придется ломать копья, не приходится”, – сказал он. И признался: “Честно говоря, я не совсем комфортно чувствую себя здесь, потому что не представляю никакие партии. Насколько легитимно мое участие в Госкомиссии? Я готов снять свою кандидатуру. Пусть на мое место придет кто-нибудь из оппозиции. Это будет полезно для общества”. Однако спич Мурата Мухтаровича был прерван репликой Оралбая Абдыкаримова: “Им дорога не закрыта!”.

Единственным, в ком нашел поддержку Мурат Ауэзов, оказался лидер Партии патриотов Гани Касымов. “Ситуация не простая. Оппозиция, в конце концов, внесла немалый вклад в демократию, чтобы принять их предложение в полном составе. Оппозиция, как составная часть нашего общества, должна принимать участие в Госкомиссии. Здесь же превалирует членство только одной партии, я, по крайней мере, насчитал пять ее представителей. В конце концов, лидеры оппозиции первыми сделали шаг навстречу, приехали сюда. Об их предложениях мы узнаем из прессы, но мы их не обсуждаем. Почему не принять решение по убийству Алтынбека Сарсенбаева? Почему мы не должны знать о ходе следствия? А вдруг завтра еще кому-нибудь взбредет в голову заказать кого-то? Да что это такое! Мы должны на Госкомиссии обсудить предложения оппозиции. Давайте встретимся с ее лидерами”.

И снова прозвучала реплика заместителя председателя Госкомиссии: “У них была возможность. Зря вы втягиваете нас в этот вопрос. Это их проблемы”.

В унисон ему высказалась Дарига Назарбаева. “Считаю неприемлемым, когда лидер другой партии ставит мне условия как члену Госкомиссии. Просто надо прекратить это дело. Мы выполним их условия, завтра они выдвинут другие. Так будет до бесконечности”, – возмутилась она.

Слова Дариги Нурсултановны, кажется, бальзамом легли на душу лидера партии “Руханият” Алтыншаш Жагановой. Впрочем, политкорректностью ее выступление не отличилось. “Зачем мы должны какие-то их бумажные предложения проталкивать?”, – заявила она, имея в виду предложения оппозиции, представленные накануне.

Тон был задан и исход дискуссии предопределен. Молчаливым большинством Госкомиссия сыграла на понижение своего рейтинга и погрузила в пучину политического кризиса народившийся было росток цивилизованного диалога оппозиции с властью. Предложения оппозиции не прошли через сито Госкомиссии.

Впрочем разговор начистоту поднял со дна такую тину, что ни о какой чистоте, по-видимому, говорить не приходится.

Так, рассуждая о представительности и эффективности Госкомиссии, лидер партии “АК ЖОЛ” Алихан Байменов отметил, что расширение ее состава чревато ущербностью эффективности. И не упоминая названия пока незарегистрированной партии, предложил ввести в состав комиссии ее лидера, с кем недавно подписал коммюнике о взаимном сотрудничестве. Хотя фамилию своего протеже он также не назвал, все поняли: речь идет об Асылбеке Кожахметове.

Надо отдать должное дипломатическим талантам Алихана Байменова. Он предложил оптимизировать состав комиссии за счет тех госслужащих, кто чрезмерно занят на основной работе и на втором заседании, не дождавшись его окончания, покинул “круглый стол” “национального диалога”. В частности, поставил под сомнение целесообразность участия в Госкомиссии председателя Конституционного совета Игоря Рогова. На что Игорь Иванович не менее деликатно ответил: “Если у членов Госкомиссии есть необходимость заслушивать мое мнение, я готов работать. Если нет – можем довести это мнение до главы государства”. Он подчеркнул что, президент издал указ и закон не нарушен.

Обсуждение принципиально важного вопроса для главной идеи указа главы государства – о необходимости “национального диалога”, в принципе, на этом завершилось.

В остальном же все было, как во времена НКВД.

Новости партнеров

Загрузка...