Дефиле Дариги Назарбаевой

Источник: газета “Эпоха”

Виктор КОВТУНОВСКИЙ

Евразийский медиафорум, задуманный как презентация достоинств Дариги Назарбаевой на сей раз продемонстрировал нечто, широкой публике не потребное. Самой сильной стороной политика, телемагната и певицы Дариги Назарбаевой был и остается ее папа-президент. Однако он-то “медийный Давос” проигнорировал.

За месяц до того, телевизионные ролики усердно анонсировали предстоящее появление на журналистском форуме президента Казахстана. Организаторы этого мероприятия невольно или преднамеренно поставили Нурсултана Назарбаева в двойственное положение — не появиться после такой рекламы, значит, обмануть ожидания участников. Но, несмотря на информационный шантаж, Назарбаев предпочел форуму армейские учения.

Дефилирование по медиаподиуму без главного покровителя и ценителя оказалось занятием мало что пустым, но и для престижа прямо противопоказанным. Отказ Нурсултана Назарбаева от личного участия в международном форуме только подтверждает разговоры о серьезном внутрисемейным конфликте. К тому же заявленные дискуссии явно не задались. Незаявленные портили и без того не радужную атмосферу. Мировая пресса происходящего в Алматы не заметила, а в центре внимания казахстанских журналистов оказался ни разу не выступивший на форуме министр информации. Сторонний наблюдатель вполне правомерно мог допустить, что евразийская тусовка на этот раз была проведена с единственной практической целью — как следует пошпынять Ермухамета Ертысбаева. Стоило ли ради этого удовольствия обихаживать по высшему разряду две сотни вальяжных иностранцев?

Но несостоятельность пятого медиафорума не стала для Дариги единственной политической конфузией. На прошлой неделе скандал, связанный с ее статьей “Дежа вю”, получил свое новое развитие. Натрай Дутбаев в ответе, присланном в газету “Время”, опроверг утверждение Дариги Назарбаевой о том, что он выдвигал версию о причастности Рахата Алиева к политическим убийствам и вообще делал доклад президенту на этот счет.

Казалось бы, надо радоваться тому, что подозрения в отношении мужа не находят подтверждения. Ради этого можно смириться с уличением во лжи. Однако письмо Дутбаева в газету, убедительностью отнюдь не впечатляет. По крайней мере, никак нельзя поверить тому, что руководитель главной контрразведывательной службы вообще не делал никаких сообщений главе государства о громком политическом убийстве. Если бы шеф КНБ заявил, что доклад делал, но ни Рахат Алиев, ни другие родственники в нем не фигурировали – то такой ответ был бы хотя бы правдоподобен. Возможно, доверие к словам Дутбаева возрастет, если он подтвердит свои показания под присягой, но пока он не спешит на зов судьи.

Вместе с тем информация генерала КНБ вновь актуализировала вопрос, ранее озвученный и политиками и журналистами: А, собственно, откуда Дарига Назарбаева знает содержание конфиденциального разговора между руководителем КНБ и президентом? Теоретически возможных ответов немного: 1) Президент сам, за семейным обедом, “сдал” Дутбаева. 2) Дутбаев продублировал свой доклад Рахату и Дариге. 3) В апартаментах Назарбаева установлена прослушка.

Все три версии или сомнительны с точки зрения закона, или откровенно преступны.

Четвертый вариант из трех возможных огласил на суде по делу Алиева-Нарманбетова, г-н Машанло, руководитель оперативно-следственной группы по убийству Алтынбека Сарсенбаева и его помощников. По его словам Дарига Нурсултановна, писала “Дежа вю” будучи в психически неуравновешенном состоянии, а сведения о секретном докладе руководителя КНБ черпала у неназванного клерка в президентской администрации.

Всякий здравомыслящий человек поставит под сомнение компетентность такого “коридорного” источника информации. Невероятно, чтобы генерал Дутбаев сообщал столь щепетильные сведения в присутствии третьих лиц.

Оставим за скобками и рассуждения о том, что использование сплетен не к лицу действующему политику, а тем более руководителю Конгресса журналистов Казахстана. Тут не до кодекса журналистской этики и прочих сантиментов. Волею обстоятельств и собственного “психо-эмоционального” состояния Дарига Назарбаева оказалась перед вынужденным выбором между своей репутацией и репутацией Рахата Алиева: подтвердить “Дежа вю”, значит поставить под подозрение мужа, отказаться – испортишь собственное реноме.

Но, судя по тому, что Дарига назвала последние публикации о происходящем “очередной уткой”, она пытается сохранить и то и другое. Стоит ли удивляться, что политическая скупость заставляет платить дважды при этом не получая ничего?

Череда политических скандалов вокруг старшей дочери отражается и на восприятии судебного процесса ее мужа Рахата Алиева против Арата Нарманбетова. Этично ли преследовать Нарманбетова, если он использует в своих интервью такие же неназванные по имени источники, как и Дарига Назарбаева? Если свои публичные заявления Дарига Назарбаева списывает на эмоциональное состояние, то почему соратники убитых не имеют права на адекватные эмоции? Почему жена Рахата Алиева свободно и бездоказательно выражает свое мнение, а других за это привлекают к ответственности?

Вряд ли у кого-то есть иллюзии, что Арат Нарманбетов выиграет процесс против Рахата Алиева. Но каким бы ни был приговор, вряд ли суд вернет истцу утраченную честь и оскорбленное достоинство.

“Эпоха”, №16 от 28 апреля 2006 г.

Новости партнеров

Загрузка...