Жалоба сотрудника спецподразделения КНБ РК Асылана ТАЖИ

Источник: газета “Эпоха”

К нам в редакцию попала копия жалобы сотрудника спецподразделения КНБ РК Асылана ТАЖИ, который вместе со своими сослуживцами был арестован по обвинению в похищении и убийстве сопредседателя ДПК “Настоящий Ак жол” Алтынбека САРСЕНБАЕВА, его водителя Василия ЖУРАВЛЕВА и помощника Бауыржана БАЙБОСЫНА. Жалоба была направлена в Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности. Текст документа мы приводим полностью, сохраняя его стиль и грамматику.

ЖАЛОБА

Я прапорщик Тажи Асылан Абжелулы сотрудник охраны за счет должности офицера тактики антитеррора службы “Арыстан” КНБ РК, был задержан 19 февраля 2006 года на рабочем месте сотрудниками спецподразделения и доставлен ДВД города Алматы, где было мне предъявлено обвинение по ст. 152.2 УК РК, с чем не согласен полностью.

Я Тажи Асылан Абжелулы поступил правомерно, законно, выполняя приказ старшего по званию майора Абикенова Е. Как данный момент я был под его подчинением.

Майор Абикенов Е. когда нас он, инструктировал давая приказы, что будем производить оперативно-боевой захват, официально, неизвестного комерсанта.

Уверял меня и мойх коллег то – что действуем в рамках закона.

А по статье УК РК: “действовавшие лица по какому либо приказу снимается с уголовной ответственности”.

Прошу Вас, принимая во внимание расмотреть фабулу моего дела, и руководствуясь объяктивностью, то – что действительно не было умышленного помысла.

25.04.2006 г.

/Тажи А.А./

***

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

Арат НАРМАНБЕТОВ: “Хорошо смеется тот, кто смеется последним”

Прокомментировать это письмо мы попросили полковника КНБ РК в запасе, некогда служившего в подразделении “Арыстан” (“Альфа”) Арата НАРМАНБЕТОВА. Кроме этого, к нему у нас возникло еще несколько вопросов в связи с предстоящим судебным процессом над “арыстантами” и “заказчиком” преступления.

— Арат, Вы расцениваете появление этой жалобы?

— Я считаю, что в своей жалобе прапорщик Тажи все отразил правильно. Был приказ его непосредственного начальника на захват, как он пишет, коммерсанта, а приказ, по Уставу, обязателен к исполнению. Не должно быть разглагольствований: а что за коммерсант, почему мы должны его захватывать? Такого рода мероприятия у соответствующих служб могут проходить и по несколько раз на дню, и начальство не обязано каждый раз разъяснять подчиненным исполнителям их суть, чтобы сохранить секретность. В данном случае большую вину несет майор Абикенов. Другое дело если это преступный приказ.

— Но Асылан Тажи, наверное, знал на лицо Алтынбека Сарсенбаева?

— Здесь тоже возникает много вопросов. Был приказ. Может быть, с их точки зрения, Сарсенбаев и совершил нечто противозаконное. Рядовой не должен рассуждать, сопредседатель оппозиционной партии это или нет – а вдруг это приказ с самого верха?

— Мне приходилось общаться с некоторыми силовиками, которые признавались, что, если будет приказ стрелять, – они будут стрелять в любого…

— Вот это и есть преступный приказ. Его нельзя выполнять даже по Уставу.

— А Вы не допускаете того, что все-таки существует обработка личного состава силовиков по части того, чтобы был исполнен любой приказ?

— Я считаю, если такие вещи действительно происходят, то необходимо привлекать к ответственности тех людей, которые такие приказы отдают. И офицерский состав, и рядовые все время должны четко придерживаться Устава, который оговаривает те моменты, когда отдаются преступные приказы, и при необходимости обращаться к вышестоящему начальству и не выполнять такого рода приказы, если есть хоть какие-то сомнения.

— По Вашим данным, “арыстановцы” непосредственно участвовали в казни?

— Здесь можно только выдвигать версии. Сейчас идет расследование, но в прессе в последнее время прослеживается такая идея, что они могли и не участвовать в казни. С другой стороны, судя по публикациям в том же “Караване”, “в отказ” идут и Ибрагимов, и Утембаев. Поэтому нельзя исключать любых вариантов. Но кто-то же убивал! Но не зная материалов дела, трудно рассуждать.

— Арат, расскажите о ваших контактах с представителем ФБР.

— Наконец-то они откликнулись. Месяц назад мы обращались в Посольство США на имя представителя ФБР, но ответа никакого не последовало. Потом мы, через моего представителя, решили обратиться вторично. Тогда они попросили буквально на одном листе написать фабулу нашего видения, того, чего мы хотим. А хотим мы проконсультироваться, попросить совета. Ведь у них с этим делом полегче – у них есть “защита свидетелей”, и политическая система вся устоявшаяся. А у нас из-за перекосов в политической системе, люди зачастую не знают, как действовать. Поэтому и правоохранительная, и судебная системы перекошены. И пойти в эту следственную группу или не делать этого, рассказать ли им о своих источниках – вот в чем вопрос. Я не утверждаю, что имеющаяся у меня информация чистая правда, но любую информацию надо ведь проверять.

— А сами Вы, получается, пока не выходили на фэбээршника? И на сколько, вообще, можно доверять ему?

— Нет. У меня есть близкий товарищ (не буду пока называть его имени), который этим и занимается. Я же в силу некоторых обстоятельств – под судом нахожусь, возможно, слежка за мной идет и т.п. – пока воздерживаюсь от контактов с ним. Но, думаю, встреча такая обязательно состоится на конечной стадии переговоров.

Что касается доверия, то хотелось бы вспомнить поговорку “На безрыбье и рак – рыба”. К официальной следственной группе у меня доверия нет, к суду – тоже, в этом я убедился на собственном опыте. А здесь чужая страна, другие порядки. Хоть будут какие-то гарантии, посоветоваться по некоторым документальным материалам.

— Ну а в чем конкретно может помочь представитель ФБР следствию, каковы его полномочья с юридической точки зрения?

— В самом процессе расследования ФБР, естественно, не участвует – они выступают в роли консультантов. У нас, например, информация оперативного характера, и она требует легализации (есть такой термин). То есть, наша информация должна пройти определенные стадии расследования, ее должны официально легализовать или засекретить, но то, что она должна быть принята во внимание – это однозначно. И в этом, хочется верить, может как-то помочь ФБР: как легализовать информацию, как ее перепроверить, как, возможно, по ним назначить экспертизу. Да и сами источники надо как-то оградить, обезопасить. Кроме этого, я не этого буду скрывать, некоторые из них требуют материальные компенсации. Здесь мы не смогли этот вопрос решить, но это совсем не означает того, что мы хотим попросить у американцев деньги. Мы, опять-таки, хотели бы с ними посоветоваться по этому поводу.

— Арат, бытует такое мнение, в основном в Интернете, о том, что Вас просто используют какие-то темные силы ради своих интересов…

— Да чепуха это все. Я вот дожил до 54 лет, дослужился до звания полковника, всякого в своей жизни повидал, и говорить, что меня используют – смешно просто. Другое вопрос, что я кого-то, может быть, использую… И вообще, говорят, что смеется тот, который смеется последним.

Я вообще воспитан так (да прежняя школа чекистов сделала свое дело), что просто не смог держать при себе информацию, которая ко мне поступила. Да и не одна она была. У меня широкий круг общения и не только среди бывших и нынешних сотрудников КНБ, но и других людей, которые близки к коридорам власти. Честно сказать, Дарига правильно подметила, что в стенах Аппаратах различная информация гуляет во всю.

— На сколько реально влияние бывших представителей руководства Комитета на рядовых сотрудников, разного рода начальство? Скажем, Рахат Алиев или Кайрат Сатыбалды…

— Я могу только предполагать. Возможно, это вполне реально, потому, что все решается на уровне руководства. Считается, что они тесно взаимосвязаны с Дутбаевым или Шандарбаевым. А иерархия там такая, что подчиняются только вышестоящему начальству и на свое усмотрение никто не поступает. Например, подполковник, который в тот роковой день выдал боевое оружие “арыстановцам”, сам себе, по сути, подписал “смертный приговор”, если бы это сделал самовольно. Ведь журнал выдачи оружия проверяется и перепроверяется отделом внутренней безопасности по много раз. Я сам служил в “Альфе”, и могу об этом говорить с уверенностью. Поэтому, более вероятно, что он сделал это по приказу сверху, иначе это вскрылось бы в самое ближайшее время.

P.S. Как стало известно, вчера председатель Коллегии по уголовным делам Верховного суда РК Абдрашит Жукенов на брифинге в Астане объявил, что судебный процесс над Утембаевым, Ибрагимовым, Мирошниковым, Газиевым, Абикеновым, Ералиевым, Касымовым, Тажи, Едегеевым, Еспембетовым пройдет в Алматинском областном суде (город Талдыкорган). Это объясняется тем, что преступление было совершено в Талгарском районе, примыкающем к южной столице. До этого процесс должен был состоятся в Военном суде, но по ходатайству “арыстановцев” суд будет проходить в областном центре. По словам г-на Жукенова, облсуд должен принять дело в производство в течение пяти дней, а дата процесса должна быть назначена не позднее, чем 15 дней.

Вчера потерпевшая сторона, в лице брата и супруги Алтынбека Сарсенбаева, направила свое ходатайство о том, чтобы суд состоялся все же в Алматы. Надеемся — подробно объяснять причины этого нет необходимости.

“Эпоха” 2.06.06г.

Новости партнеров

Загрузка...