Мерхат Шарипжанов: “Мой брат в последние дни своей жизни, перед трагической гибелью, как раз проинтервьюировал Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева”

Мерхат Шарипжанов

Мерхат Шарипжанов — родной брат Асхата Шарипжанова, самый старший сын в семье, сейчас работает директором радио “Азаттык” (Свобода).

Родился в деревне в Восточно-Казахстанской области. До пяти лет не говорил по-русски. В 1966 году переехал в Усть-Каменогорск, там в 1980-м закончил школу. В 1981-м был призван в армию, в 1989-м, почти в 27 лет поступил в Восточно-Казахстанский университет на факультет иностранных языков – английский и немецкий языки, пятилетнюю программу закончил за три года. Работал преподавателем и переводчиком. В 1994-м уехал в Алматы и поступил на работу в Американский совет по сотрудничеству в области образования и изучения языков. Через пять месяцев, совершенно случайно попал в организацию IREX. Там искали человека казахской национальности, который бы хорошо знал казахский, русский, английский, немецкий языки и, желательно, турецкий. Так Мерхата Шарипжанова пригласили в Мюнхен. С мая 1995 работает в казахской редакции радио “Свобода — Свободная Европа” в Праге, куда спустя два месяца переехал из Мюнхена. С 1996 года стал заместителем директора казахской редакции. Директором тогда был Чарльз Карлсон – известный американский тюрколог. Он ушел на пенсию в 2002-м, а Мерхат с этого времени стал директором казахской редакции радио “Свобода”.

***

— Мерхат, прошел год с вашего последнего визита в Казахстан, Алматы; что, по-вашему, изменилось за это время, и в какую сторону; стало ли лучше, или наоборот хуже?

— Внешне больших изменений нет, единственное, я думаю, больше стало строек. Но за этот год произошли громкие события, как смерть двух политических деятелей — это накладывает на человека, находящегося за границей немного другое восприятие, как и события, которые имели место после убийства Алтынбека Сарсенбаева и его соратников. А во всем остальном, я думаю, больших изменений нет, но восприятие изменилось.

— Каким образом изменилось восприятие, появились ли недоверие, страх?

— Не то, чтобы страх, недоверие; скорее — подозрения. Я даже не знаю, как это объяснить, ведь мой брат в 2004 году, в последние дни своей жизни, перед трагической гибелью, как раз проинтервьюировал Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева. И возникает… То есть, если в этом нет связи, то что это за мистика такая?! Естественно возникают подозрения.

— Какие именно подозрения, как вы рассматриваете эту цепь событий?

— Если посмотреть на все эти события, то я лично, как родственник Асхата, как его брат, могу сказать только единственную вещь. Если попытаться принять версию, что Алтынбека Сарсенбаева заказал из личной неприязни руководитель аппарата сената Ержан Утембаев, то, я думаю, что это такая же правда, как то, что человек может застрелить себя сначала два раза в грудь, а потом выстрелить в голову. И это такая же правда, что моего брата сбила машина совершенно случайно.

— Какова была реакция Запада на эти трагические события, и ваша собственная?

— Реакция была однозначная, — это был шок. Шок был огромный, было огромное количество сообщений по электронной почте, задавали массу вопросов. Много людей мне звонило из Совета Европы, из Соединенных Штатов, из организации Human Rights и других организаций. Кстати, не только я, а вот именно представители в Совете Европы, люди которые занимаются непосредственно Средней Азией, и даже отдельно Казахстаном, они сразу же уловили эту цепь: мой брат, и в последствие двое политиков, которые давали ему интервью… То есть, эта версия впервые была озвучена не мной, а другими людьми, и это люди, которые занимаются Казахстаном. Шок был, конечно, огромный, но потом была и очень хорошая и мощная пиар-акция и со стороны казахстанских властей, которые как раз таки и озвучили версию об убийстве из личной неприязни. Они озвучили, что Утембаев руководил убийством, и ничего политического здесь нет. В любом случае возникают вопросы. Даже если это и личная неприязнь, то почему и как к этому оказались причастны непосредственно силовые структуры государства? И о стране соответственно создается иное впечатление. Единственное, что я могу сказать, это то, что сейчас на Западе очень ждут, как закончится официальное расследование. И все остальные комментарии и мнения по этому поводу последуют уже позже. С другой стороны, Запад, может на это только смотреть, и смотреть с удивлением — это внутреннее дело Казахстана.

— Что вы можете сказать о перспективе Казахстана председательствовать в ОБСЕ в 2009 году?

— Я не представитель ОБСЕ, я независимый журналист, и я думаю, что если это произойдет, то это будет просто чудо! С одной стороны — это будет хорошо для Казахстана. Поскольку надо будет равняться не на соседей, как любит часто говорить руководство Казахстана “Посмотрите на соседей — на Киргизию, Туркмению, Узбекистан…”. Зачем на них равняться? У Польши есть сосед Белоруссия, но она ведь на нее не равняется, Израиль окружен рядом государств, которые поддерживают терроризм, но Израиль на них тоже не равняется. Так зачем нам такое говорить?! Я не хочу, что б моя страна равнялась на Туркмению, я думаю, что это было бы обидно для любого казаха — равняться на Туркмению, во всяком случае, на Туркмению сегодняшнего дня. Поэтому, если Казахстану удастся занять этот пост, то ему надо будет уже равняться на совсем другую категорию стран, и это замечательно. Я, как казах, желаю, чтобы Казахстан стал председателем в ОБСЕ в 2009 году. Я надеюсь, что это, как-то повлияет, думаю, должно повлиять на то, чтобы Казахстан наконец-то смог дать определенные ответы на то, кто убил Заманбека Нуркадилова, кто на самом деле заказал и исполнил убийства Алтынбека Сарсенбаева и его соратников, и откроет завесу над гибелью моего брата и ряда других журналистов.

— Как вы оцениваете прошедшие выборы президента Казахстана и его победу с 91-м процентом?

— 91% — я был с одной стороны удивлен. Было ясно, что Назарбаев победит. Это и мощный административный ресурс, и тот факт, что до последнего никто не знал, когда именно пройдут выборы, – объявили очень поздно. Оппозиционное объединение, которое возглавляет Жармахан Туякбай, просто не успело подготовиться к этим выборам, а если даже и пыталось, то в течение 3 месяцев это практически невозможно.

Накануне выборов приезжали представители парламента Англии, которые задали вопрос: “Почему на постерах, на афишах, которые продвигают в кандидаты в президенты, очень много место отдано для г-на Назарбаева, а других кандидатов практически нет?”. Новый глава ЦИК им ответил, что эти постеры в принципе частные и были заказаны примерно год назад, и на них повлиять никто не может. Естественно возник вопрос, кто является владельцем этих рекламных сетей, но были даны совершенно нелепые ответы. То есть оппозиции было очень трудно и даже невозможно “раскрутить” себя, ведь Казахстан огромная страна. И если Жармахана хорошо знали в Алматы и в Астане, то в других регионах его могли бы и вообще не знать. И меня не удивило, что победил Назарбаев — это было ясно с самого начала. Но меня удивил 91%. Ему достаточно было назвать другую цифру, и даже если бы выборы прошли, как должны они проходить — честно, то, я думаю, все равно победил бы Назарбаев, поскольку, я уже отметил, рекламная машина “раскручивала” только его. ЗСК было образовано перед выборами, примерно за год, и этого времени недостаточно, чтобы сделать себе имя.

Новости партнеров

Загрузка...