Быть ли Казахстану председателем ОБСЕ в 2009-и году?

В минувший четверг в дискуссионном клубе “Политон” состоялась встреча известного кинорежиссера, общественного деятеля Рашида Нугманова с общественными деятелями и журналистами. На ней обсуждался вопрос о возможности председательствования Казахстана в ОБСЕ в 2009 году. Модератором выступил Сергей Дуванов, активное участие в дискуссии принимали известный правозащитник Евгений Жовтис, политологи Нурболат Масанов, Андрей Чеботарев, журналисты Андрей Свиридов и Виктор Ковтуновский.

Рашид Нугманов

По мнению Рашида Нугманова с проблемой председательствования Казахстана в ОБСЕ республика столкнулась еще в 2003 году. Тогда Рашид Нугманов с Нурболатом Масановым в Роттердаме, обсуждали это и с председателем парламентской ассамблеи ОБСЕ лордом Брюсом Джорджем, а затем и с другими общественными деятелями Казахстана:

— Наша первая реакция была отрицательная, то есть мы воспринимали эту идею, как PR для власти. Мы не видели в этом никаких преимуществ для гражданского общества, для оппозиции и для прав человека в Казахстане, — начал диалог г-н Нугманов.

Уже тогда была высказана мысль Брюсом Джорджем о том, что этот шаг можно использовать для оказания давления на власть Казахстана, на ускорение политических реформ и защиты прав человека в республике:

— Шли годы и мы заметили, что если и обсуждается этот вопрос, то только в тихих кулуарах. Ни политические партии Казахстана, ни гражданское общество, ни журналисты не думали и не вспоминали об этом вопросе, лишь иногда задевали. В самом ОБСЕ — в постоянном совете, также не было никаких дискуссий. Лично в моих взглядах постепенно произошел некий “слом”. Я представил, что председательствование в ОБСЕ так и продолжает не обсуждаться, не оказывает никакого влияния на политические процессы в стране.

За прошедшие годы Рашид Нугманов неоднократно обсуждал и с общественными деятелями и с оппозиционерами этот вопрос, предлагая чаще обсуждать эту инициативу. В частности, проводить круглые столы и другие встречи, подталкивая власти Казахстана к реальным действиям в этом направлении:

— Когда до голосования остаются считанные месяцы, конечно, этот вопрос становится все более и более неоднозначным. Если бы он подымался и регулярно ставился с 2003 года, если бы переговорный процесс по председательствованию в ОБСЕ с участием гражданского общества Казахстана и официальными представителями стран-участников ОБСЕ превратился в реальный процесс выработки контракта между самой крупной правозащитной организацией в мире и Казахстаном, то, наверное, мы бы сейчас имели другой результат. Но этого не произошло и поэтому я пытаюсь оставшиеся месяцы использовать для организации хотя бы некоего подобия переговорного процесса, — пояснил Рашид Нугманов.

Принцип ОБСЕ — это стабильность в странах, гарантируемая демократией и первая задача Казахстана — провести реформы в соответствие со стандартами ОБСЕ. Естественно Казахстан не отвечает всем стандартам этой организации, чтобы безоговорочно проголосовали “за” председательствования нашей республики:

— Казахстан находится в достаточно сложном процессе, где авторитаризм засел в глубоких корнях. Способна ли эта система самоизменяться?! Есть разные взгляды, но соблюдая нейтралитет, я бы сказал, что необходим реальный и реалистический договор с правительством Казахстана при соблюдении которого была бы возможна и сама идея голосования, и в случае положительного голосования уже дальнейшее проведение реформ и гарантии этих реформ со стороны Казахстана, — считает г-н Нугманов.

Рашид Нугманов описал трехступенчатый процесс, который он представляет в создавшейся ситуации. Он заключается в том, чтобы в оставшиеся месяцы до голосования, которое должно состояться в декабре, необходимо принять конкретные обязательства, и они должны быть приняты ОБСЕ. Если это случится и голосование проходит положительно, то в силу должен будет вступить следующий этап, рассчитанный на год. Дело в том, что в январе 2008 года кандидат в председатели входит в “тройку”, которой управляется ОБСЕ — будущим председателем, нынешним и бывшим председателями. И, третий этап — это само участие в “тройке”:

В странах, где юридическая система цивилизованная, может быть сильно наказано не соблюдение контракта. В ОБСЕ, к сожалению, нет инструмента, который бы наказывал за нарушение обязательств. Я разговаривал с очень многими послами и политиками, и у всех есть единодушие, что председательствование — это очень удобный повод для политических реформ, но есть и не понимание того, каким образом можно Казахстан заставить соблюдать свои обязательства — в этом мнения сильно разнятся, — пояснил Рашид Нугманов.

В то же время общественный деятель считает, что получив кресло председателя, и не изменив механизма, который бы позволил на любом из этих трех этапов отстранить страну от председательства, чтобы его место занял, например, дублер, Казахстан не проведет необходимых реформ. Однако в ОБСЕ не предусмотрены такие правила, и вряд ли будут приняты, но Рашид Нугманов видит множество других механизмов, которые бы позволили оказывать достаточно серьезное давление на страну:

— ОБСЕ, как вы знаете, организация консенсуса, то есть ОБСЕ не может принять решения большинством или ОБСЕ не может измениться, потому что там другой председатель. И дипломатическое давление на самом деле — это очень серьезная вещь, оно может быть и скрыто от глаз для людей, которые оценивают действия дипломатов чисто с внешней стороны. Иногда они начинают говорить о двойных стандартах, о поддержке авторитаризма в стране, но на самом деле это не так. Если относиться к процессу взаимодействия стран с развивающимися, переходными системами и странами развитой демократией и сводить их исключительно к тому, что страны с развитой демократией оказывали силовое давление на эти страны для того, чтобы они изменились, то я не знаю, продуктивен ли такой подход. Когда я лично только начинал заниматься оппозиционной политикой, то были такие люди, которые говорили, что можно “войти” вплоть до вооруженного восстания. Но это все юношеские глупости. Чем больше погружаешься в серьезную политику, тем четче понимаешь, что это не повлечет за собой никаких положительных результатов, пока сам народ не встанет и не изберет свой путь самостоятельно. В тех условиях, если народ не встает, а за некоторые демократические ценности борется только небольшая группа, которую не поддерживает население, то это совершенно иной путь. Когда мы в рамках Форума демократических сил еще в 1999 году говорили, то я и сейчас остаюсь на тех же позициях — мы должны максимально способствовать установлению диалога в стране. Диалога, в котором должны участвовать с одной стороны власть, с другой стороны гражданское общество, включая оппозицию и такие организации, как ОБСЕ — это наиболее продуктивный, как мне кажется, путь. Тем более в странах, таких, как Казахстан, Центрально-Азиатских странах, не столь продвинутых в смысле средств массовой информации и гражданской активности, как, допустим Грузия или Украина. Сама тема председательство Казахстана в ОБСЕ для меня лично является одной из возможностей сделать еще одну попытку в проведении такого диалога, а получится ли это или нет — мы сами должны будем подводить такие итоги в конце этого процесса, к декабрю — такую позицию высказал Рашид Нугманов в своем докладе. Так он пояснил свое активное участие в обсуждениях председательствования в ОБСЕ Казахстана.

Евгений Жовтис

Евгений Жовтис отметил, что тема председательствования Казахстана в ОБСЕ достаточно сложная и заходит далеко за рамки этого председательствования и касается этой организации, как таковой. Как патриот своей страны известный правозащитник был бы горд тем, что она председательствует в ОБСЕ, “это некий показатель качества и движения, и это значительно продвинет Казахстан на европейской арене”, отметил он. Евгений Жовтис обратился к истории, когда в 1975 году были подписаны заключительные Хельсинские соглашения, которые состояли из “трех корзин” — экономическое сотрудничество, проблемы безопасности в Европе и вопросы, связанные с развитием демократии и соблюдением прав человека и т.д. Когда обсуждался вопрос о подписании Советским Союзом этого пакета, то ряд западных дипломатов убеждали советских, что третья корзина — гуманитарная, не так опасна, так как все документы ОБСЕ не носят обязательной юридической силы. И эти обязательства окажутся на третьем плане по сравнению с экономическим сотрудничеством и обеспечением безопасности. До начала перестройки так все и происходило, пока товарищ Горбачев не поднял вопрос о правах человека.

Г-н Жовтис согласился с Рашидом Нугмановым в той части, что в Казахстане не было предпринято массовых попыток обсуждать тему председательствования ОБСЕ, а этим занимались только определенные силы.

Правозащитник, будучи за рубежом, где он находился почти полмесяца, на различных встречах и совещаниях выделял четырех врагов демократии: нефть, газ, война с террором и геополитические соображения. Он подчеркнул, что на нашей территории присутствуют все эти враги:

Совершенно очевидно, что для мирового сообщества по разным причинам, особенно для стран Европы, — это мое ощущение от посещения ряда стран Европы, эти четыре вопроса: энергетический, проблемы безопасности и геополитической большой или маленькой игры на постсоветском пространстве, в том числе на пространстве Центральной Азии, являются, бесспорно, превалирующими. Причем превалирующими для разных стран по-разному. Поэтому единой европейской позиции по отношению к тому, как дальше должно развиваться ОБСЕ, и по вопросу председательствование Казахстана, нет — эти вопросы остаются не решенными, — выделил Евгений Жовтис в своем выступлении.

Он поддержит председательствование нашей республики в этой организации в том случае, если будет соблюден ряд условий, касающихся политических заключенных, свободы СМИ и проведения нормального диалога не только среди провластных и оппозиционных партий, а широкого диалога внутри общества. Однако, как отметил правозащитник, сегодня Казахстан имеет и политических заключенных, и разгон мирных митингов, давление на СМИ и ряд других препятствий для реализации идеи председательствовать в ОБСЕ. Евгений Александрович признался, что у него возникло очень спорное и “дискуссионное подозрение”, как он выразился, что по существу никто не собирается быть председателем ОБСЕ:

Может быть получится, а может быть нет. Ведь, что произошло?! Страны-члены ОБСЕ, те, которые относятся к странам с развитой демократией или развивающейся, или близко к развитой — страны Европы, восточной Европы, США, часть бывшего Советского Союза, сейчас оказались просто заложниками этой ситуации. Любое решение, в сложившейся ситуации — плохое. Принимая Казахстан в председатели в ОБСЕ, если Казахстан не выполняет никаких условий и ничего не делает на третьей корзине ставится крест, хотя на ней и так поставлен крест с участием Туркменистана, она просто ликвидируется — все будут решать только вопросы безопасности. И соответственно ОБСЕ теряет те принципы, на которых она стояла. Если Казахстану отказывают в председательствовании в ОБСЕ, то в значительной мере Европа теряет влияние в СНГ, эти страны соответственно чувствуют себя странами второго сорта, так как им не дают председательствовать и аккуратно уходят под Россию с путинским чекистским великодержавным режимом, — резюмировал Евгений Жовтис.

Нурболат Масанов вместе с Рашидом Нугмановым и Евгением Жовтисов один из первых принимал участие в дискуссиях в Европарламенте, в Евросоюзе, в Конгрессе и сенате США, в которых доказывал, что нельзя Казахстан ставить в председатели ОБСЕ. Постепенно, вникая в идею, Нурболат Эдигеевич поменял свою позицию, прейдя к мнению, что изоляция Казахстана подобна смерти: “Если эта идея является частью процесса интеграции Казахстана в мировое сообщество, то это здорово!”, — отметил политолог. После чего вспомнил, как благодаря их поездкам Казахстан не вошел в Совет Европы, он с Рашидом Нугмановым и Евгением Жовтисом доказывали, что Казахстан туда принимать нельзя:

— Как мне потом говорили сотрудники МИД, “после вашей той поездки нам пришлось 15 раз съездить туда, чтоб хоть чуть-чуть нейтрализовать вас”, — поделился воспоминаниями г-н Масанов.

Сегодня же Нурболат Эдигеевич склоняется к тому, чтобы поддерживать акцию председательствования Казахстана в ОБСЕ, как и то, чтобы Казахстан вошел в Совет Европы. Что касается первого, то политолог предложил абстрагироваться от того, что говорил Евгений Александрович и взглянуть на это, как граждане Казахстана:

С точки зрения идеи — эта акция казахстанского МИД, выдающийся шаг. Лично я восхищен и снимаю шляпу перед инициаторами этой идеи, ведь Казахстан через эту идею практически был выведен совершенно в другую весовую категорию! Казахстан стал рассматривается, как серьезная страна, политический партнер, с которым надо вести дискуссию — это был сильнейший дипломатический ход. И Казахстан сразу ушел от обсуждения вопроса о правах человека, а перешел к обсуждению политических проблем. Есть еще один важный нюанс, почему Казахстан это сделал. Это не только политические амбиции и великолепный пиар — Казахстана, — Нурболат Эдегеевич обратился к Евгению Жовтису. — Надо заметить, Евгений, что сейчас существует в целом процесс отката демократии, существует кризис демократии не только на постсоветстком пространстве — обратите внимание, что происходит в России, в Белоруссии, в Азербайджане, я уже не говорю про Центральную Азию, а откат демократии идет по всему миру. Это обусловлено событиями 11 сентября, когда вопросы безопасности вышли на первый план…

Далее Нурболат Масанов остановился на политической элите Казахстана, часть которой будет делать все, для того чтобы дезавуировать эту акцию, так как в случае если Казахстан получит кресло председателя в ОБСЕ, то будет очевидно, какие политические группы получат с этого дивиденды. На фоне Центрально-Азиатских, балканских, которые, замешаны в преступлениях перед человечеством, “на фоне России Путина, на фоне его акций против Грузии и Молдавии, только для того, чтобы поставить Путина на место, Казахстан получит это место председательства в ОБСЕ…”, — подчеркнул г-н Масанов.

Виктор Ковтуновский

Виктор Ковтуновский отрицательно оценивает идею председательствования в ОБСЕ Казахстана. Он считает, что Нурсултан Назарбаев будет рассматривать председательствование в ОБСЕ, как политическую амнистию за весь период правления, и даже, как некую индульгенцию на все то, что он в дальнейшем будет совершать. Андрей Свиридов поддержал Виктора Ковтуновкого и призвал придерживаться отрицательного отношения к вопросу о председательствовании нашей республики в организации безопасности и сотрудничества в Европе, либо же выступать “за”, но без Нурсултана Назарбаева.

Андрей Чеботарев поддержал Нурболата Масанова в той части, где он говорил об откате демократии, однако в отношении “принять Казахстан в пику России”, г-н Чеботарев не согласился, отметив, что в этом случае гораздо разумнее было бы отдать кресло председателя Грузии или Украине.

В итоге все пришли к тому, что никто не против того, чтобы Казахстан все же занял это кресло, при определенных условиях.

Как бы то ни было, Рашид Нугманов в конце дискуссии призвал объединиться всем, и не глядя на комиссии, которые организовывает глава республики Казахстан Нурсултан Назарбаев, как можно чаще и больше обсуждать вопрос о председательствовании, нашей республики в ОБСЕ, поднимая вопросы о реформах, которые необходимо проводить для этого. А пока ни одна страна, кроме Казахстана, не подавала заявки на председательствование в этой организации в 2009 году. Евгений Жовтис поделился тем, что шли кулуарные переговоры с Хорватией и Грецией, но он считает, что они не серьезны.

Новости партнеров

Загрузка...