Одноразовая “зажигалка”, не зажженные “свечки” и плывущий (куда надо) “Титаник”

Синоптикос

При всей разнице масштабов, между пожаром астанинской “зажигалки” и крушением двух башен-близнецов 11 сентября в Нью-Йорке есть одно общее: то и другое обернулось, среди прочего, и сильнейшим ударом по самолюбию. Тем более болезненным, что удары эти были нанесены внезапно, и с совершенно неожиданной стороны.

Другое дело, что и самолюбие в этих разных случаях тоже оказалось разным. Если атака “Аль-Каиды” потрясла и консолидировала единым чувством всю Америку, от президента Буша и до последнего нью-йоркского таксиста, то столбы дыма над главной “высоткой” Астаны чувства у разных казахстанцев вызвали самые разные. Пусть меня простят журналисты всех сразу СМИ, а особенно – комментаторы на “Зоне-КZ” (а если я ошибаюсь – пусть старшие товарищи меня поправят), но как-то не удается отделаться от ощущения, что общий тон откликов был какой-то… не сочувствующий, что ли. А то и даже с оттенком злорадства. Во всяком случае, в таком тоне, в каком освещался пожар, постигший Минтранском, Министерство индустрии и торговли, вместе с самим Мининформации и культуры (не говоря уже о других тоже полезных правительственных учреждениях) о несчастье в собственном доме, или просто важном и дорогом для тебя месте – не напишешь…

Вот Нурсултан Абишевич Назарбаев – тот, наверняка, сильно расстроился. Что ни говори, а сгорело самое высотное во всем СНГ здание, и в самой новой в СНГ Столице. Тем более что (говорят) эти 34 этажа и 155 метров очень хорошо смотрятся прямо из президентского кабинета. Но здесь огорчение, надо полагать, много глубже, нежели испорченный вид из окна. Ведь эдакую башню, и в таком месте, только ради того, чтобы рассадить несколько сот чиновников, вряд ли замыслили бы. Здесь, разумеется, расчет был именно на престиж, причем с очень важным подтекстом. Эта видная со всех сторон “высотка” играла роль как бы ослепительного восклицательного знака, поставленного в конце триумфального завершения весьма спорной, по началу, истории с задумкой переноса столицы Казахстана из Алма-Аты в Целиноград.

Причем задумка-то была именно президентская. Подчеркнуто Президентская, я бы сказал. Он, и только Он, эту идею выдвинул, отстоял, обосновал, и реализовал-таки. Собственноручно. Соавторов-соратников у Нурсултана Назарбаева не было, зато явных критиков и скрытых скептиков, сомневающихся и недовольных – тех было достаточно. Теперь же даже те, кто по-прежнему считают этот перенос не нужным, или даже вредным, – все без исключения, не могут не признать, что этот личный исторический проект у Президента получился.

“Зажигалка” же – она и играла роль длинной такой утверждающей точки в этом всеобщем признании…

Конечно, ее быстро отреставрируют, и вид у нее будет не менее блестящий, чем у новенькой, а то и более. Но…

Это как пусть и не сильно, но прилюдно стукнуть только что пригнанную для престижа дорогую “иномарку”. Да, местные “костоправы” наловчились так отстукивать-закрашивать любую вмятину, что потом и не заметишь. Тем не менее, вокруг уже все знают: машина — битая, а значит и цена ей совсем иная, и престиж владельца – совсем уже не тот…

Поэтому Новая Столица с отремонтированной “зажигалкой” — это уже нечто иное, чем просто новенькая.

Тут ведь дело еще вот в чем.

Погибшие 11 сентября башни-близнецы Всемирного Торгового Центра были общей гордостью не только всех нью-йоркцев, но и всей Америки в целом. Потому и удар потряс всю страну не только человеческими жертвами, но и попранием национальной гордости, что было еще сильнее.

У нас же вся слава переноса Столицы досталась персонально Нурсултану Назарбаеву. И – только ему. Точно также и любой удар по престижу Астаны – это целевой удар по престижу Первого Президента, ну, может быть, еще высших чиновников его “команды”, нежели по престижу собственно столичного города, а уж, тем более, — по престижу общенациональному.

Прозревая всю эту неприятную для главы государства подоплеку, наши доморощенные конспирологи, конечно же, навыстраивали тут же всяческий версий насчет того, Кто бы это опять мог так подкузьмить “Папе”. К тому же, и “самоубийство” Заманбека и убийство Алтынбека со спутниками (да и не только) прямо-таки наталкивают на версию о существовании некоего целенаправленного злодейства на этот счет. Тем паче, что в поисках кандидатов особо мучиться с догадками общественному мнению не приходится.

Опять аналог: то, что Нью-Йорк и Вашингтон атаковала именно “Аль-Кайеда”, — это было принято просто на веру. Фактических-то доказательств так и не обнаружили. Причем поверили не все. В ходу и другая версия – что удар был специально запланирован и нанесен кем-то из “своих”, — доказательств тоже нет, но подается убедительно.

Собственно, истинная причина любого события, радикально влияющего на общественное мнение и геополитику – почти всегда остается нераскрытой. Ирак, например, оккупировали ради уничтожения оружия массового поражения. Которого там не оказалось…

Поэтому Кто или Что высекло искру на “зажигалке” — этот вопрос, видимо, так и останется под вопросом.

В конце концов, годится даже мистика: если уж Недоброжелатели не сами подожгли, тогда (точно!), как бы это сказать, намолили. Варианты: сглазили, нажелали, напророчили.

Или, допустим, — напели…

Мы же, впрочем, совершенно уверены, что “Зажигалка” сработала не от дурного глаза, и не по чьему-то заказу, а по самой прозаической человеческой причине: от халатности какого-нибудь ремонтника, от электропроводки, или вообще от окурка в урне.

И здесь, прежде чем приступить к изложению той ключевой мысли, ради которой и написаны эти размышления, автор счел уместным такое отступление-воспоминание.

Не так давно, в Национальном пресс-клубе, довелось нам послушать одного оппозиционного общественного деятеля, доказывающего, что перегрев национальной экономики “нефтедолларами”, породивший, в частности и строительно-ипотечный бум, чреват многими неприятностями, если только мировые цены на сырье даже не упадут, а просто перестанут расти. С этим, впрочем, никто и не спорил, хотя вопросов было много. И среди прочего интерес журналистов каким-то боком вышел и на целесообразность развития в Казахстане атомной энергетики. И вот этот деятель (энергетик в прошлом), предупредив, что сейчас скажет то, за что экологи должны будут его казнить, а все СМИ – дружно осудить, стал доказывать, что при всем обилии и дешевизне угля в Казахстане, атомная энергетика все же выгоднее. Дескать, по запасам урана мы тоже в мировых лидерах, а ядерная технология – она не только экономичнее, но и гораздо безопаснее… экологически(!?). Более того – Казахстану очень бы даже неплохо было не только построить свои АЭС и могильники для них, но и наладить прием-хранение ядерных отходов от других государств.

И вот, когда журналистский народ на самом деле был уже готов возмутиться, этот последователь г-на Школьника вдруг заявил, что при всех очевидных плюсах ядерной промышленности, и необходимости той же атомной электростанции на Балхаше, ничего подобного сейчас в Казахстане строить… категорически нельзя. По одной единственной причине, которую тут же и назвал: нет соответствующей культуры.

Культуры в широком смысле этого слова, как целостного комплекса, связывающего все в стране: производственную и технологическую дисциплину, уровень общешкольного и специального образования, культуру строительства и культуру государственной власти, наконец.

Дескать, вот когда в Казахстане будут построены парламентаризм и местное самоуправление – тогда можно будет подумать и о строительстве АЭС. Ловко подвел, ничего не скажешь, недаром – оппозиционер.

Однако в этом действительно что-то есть…

Возьмем ту же “зажигалку”, от чего бы она не загорелась. Тот факт, что на пожар без задержки прибыл сам министр по ЧС Кулмаханов, доказывает, что соответствующая госслужба у нас в Казахстане построена. Ну а то, что высокий госруководитель весь пожар просто пронаблюдал снизу, пока оно само наверху не прогорело, — это что доказывает?

Это доказывает не просто то, что у пожарных не оказалось техники для работы на таких высотах. Это доказывает и нечто большее: что вознесение министерства культуры (вместе с министерствами индустрии и транспорта) на такие высоты сильно оторвалось от реального уровня индустриальной, транспортной, противопожарной и всей прочей культуры в стране.

Тот факт, что самое показательно претенциозное высотное здание в Астане, с самыми “знаковыми” правительственными ведомствами наверху, оказалось возможным построить, принять и запустить в эксплуатацию не готовым к элементарному тушению пожара, это факт не локальный, а системный. В том смысле, что вся система госслужб и органов, призванных не допускать такого, начиная от проектирования, и кончая режимом эксплуатации, – она вся сработала на допуск.

А система, способная внутри себя допускать такое – она должна этот свой “потолок” знать, и не превышать допустимый уровень риска. Риска для себя самой, и для окружающих.

Этажность нарушать – опасно. И в общем, и в самом буквальном смысле.

Ладно, министр Ертысбаев с коллегами. Такие люди у нас если и “горят”, то не на пожарах. А вот за жителей разных “Элитстроев” — за тех немножко тревожно. Они же не виноваты, что, возможно, — акимат, возможно, – госархстройконтроль, возможно, — геодезисты, возможно, – бетонщики, или кто-то еще, что-то такое допустили, недопустимое.

А ведь строительство – это такая штука, что реальные эксплуатационные качества начинают проявляться где-то на пятом-десятом году от ввода здания. Причем (не дай Бог!) в нештатных ситуациях.

Астана же сейчас как раз и начинает, только-только, входить в этот возраст. И, в этом смысле, то, что астанайцы-астанчане понадавали едва ли не всем президентским новостройкам очень даже символические названия – навевает на многие размышления…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...