Запретить бы запрещать

Казахстанские парламентарии отчасти страдают синдромом Жириновского, который не скрывает, что когда его нет в Госдуме, за него кнопку нажимают другие…

Не совсем джентльменские дебаты в парламенте вокруг законопроекта о СМИ, точнее, поправок и изменений в действующий закон, предложенных правительством, отчасти напоминают экстренный консилиум врачей у постели тяжело больного. В одном едины министерство культуры и информации, депутаты, общественные журналистские организации: поправки необходимы для восстановления и поддержания “общественного здоровья”. В остальном же — они по разные стороны баррикады.

Главреда – в штрафбат!

Похоже, министр культуры и информации г-н Ертысбаев решил взять на себя единоличное право вершить судьбами не только журналистики, но и журналистов. Если поправки в закон о СМИ в интерпретации правительства (читайте – Ермухамета Кабидиновича — Авт.) все-таки парламент примет, то отныне любой проштрафившийся главред без суда и следствия может ставить большой крест на своей профессиональной карьере. Защитить его не сумеет даже его работодатель.

Правда поправку о запрете занимать должность главного редактора в течение пяти лет, если СМИ было закрыто решением суда, правительство желает протащить как-то казуистически. Мол, есть вердикт суда, чего вы изволите?

В споре по этой предлагаемой поправке больше логики в позиции у депутата мажилиса Дариги Назарбаевой, которая считает, что решение вопроса: выдавать такому главреду “волчий билет” или нет, если “да”, то на какой срок, относится к прерогативе суда. Такого же мнения придерживаются многие депутаты.

Но если в вердикте нет частного определения в отношении главного редактора, почему право отлучать журналиста от должности главного редактора в другом издании должно быть закреплено законодательно?

Не хотелось бы напоминать банальную истину, что любой руководитель в профессиональном отношении должен быть на голову выше своих подчиненных. Плюс это организаторский талант, человеческая и деловая дипломатия, умение отстаивать свои позиции, защитить, если надо, своих сотрудников, множество иных достоинств. Словом, руководитель не имеет права быть серенькой личностью, просто исполнителем циркуляров начальства. А таковых личностей в обозримом журналистском пространстве, чего греха таить, не так уж много, хорошие главреды не стоят в очереди за воротами офисов СМИ.

С этой точки зрения, если следовать логике министра информации, на расширяющееся информационное поле главредами не напасешься. И вот еще почему.

На пленарном заседании мажилиса г-н Ертысбаев пытался сбить “эмоциональную температуру” депутатов статистикой подконтрольного ему ведомства. Так, в прошлом году, говорит он, по причине искажений в подаче той или иной информации и прямой лжи решениями судов были закрыты 16 газет.

Однако независимые мониторинги отечественных и международных журналистских организаций по выявлению нарушений свободы слова в Казахстане опровергают объективность и непредвзятость судебных решений. Зависимая от телефонного права, ангажированная судебная система по определению не может вынести законное решение. А потому упомянутые министром 16 газет, скорее, стали жертвами казахстанской Фемиды, нежели нарушителями закона.

Почему в таком случае правительство намерено лишить права главных редакторов, пострадавших от субъективного, зачастую, заказного (а что наши суды чаще всего выполняют определенный социальный и политический заказ сильных мира сего, в обществе давно утвердилось однозначное мнение) решения суда занимать эту должность в другом издании? “Чтоб неповадно было”, — говорит министр.

Место для провинившихся главных редакторов он нашел на “скамейке запасных”. Однако если к 16 редакторам уже закрытых решением суда СМИ прибавить их коллег из оппозиционных газет, закрытие которым угрожает чуть ли не с выпуском каждого номера, то на “скамейке запасных” места не хватит. Скорее в Казахстане будет создан прецедент – отдельный штрафной батальон для главных редакторов. И командиром его, наверняка, Ермухамет Кабидинович назначит самого себя.

Не исключено, что под прессом правительственной поправки могут оказаться даже редактора районных газет. Дело в том, что особенно в сельских районках с кадрами профессиональных журналистов большая напряженка. Кого только акимы не назначают на должность главного редактора, и часто – людей, в жизни не знавших запаха типографской краски. Как правило, они далеки от тонкостей журналистского ремесла и законодательной базы. А вдруг вот такой главный редактор “пролетит” с каким-нибудь авторским материалом? Ситуация, конечно, не типичная, но возможная.

С бедного СМИ по нитке – министерству кафтан

Другим камнем преткновения, об который споткнулся министр информации, стала поправка о необходимости переучета СМИ в случае смены ее юридического адреса, собственника, главного редактора и периодичности. Процедура будет носить чисто уведомительный характер, в адрес министерства необходимо направить соответствующее заявление, нотариально заверенные копии учредительных документов. По истечении установленного срока редакция обратно получает пакет документов с уведомлением, что переучет произведен. За это время СМИ не приостанавливает свою деятельность, убеждал депутатов Ермухамет Кабидинович. Аргументировал свою позицию тем, что в стране на сегодня зарегистрировано 7281 СМИ, фактически выходят из печати, вещают из теле- радиоэфира 2,5 тысячи. По решению собственников снято с учета 1839 СМИ. Проведя собственное расследование, министерство информации напало на след лишь 226 СМИ, где остальные – неизвестно. Скорее, это несуществующие фантомы.

Кроме того, на определенные догадки министра наводит такой факт: в 2005 году на учет было поставлено 2000 СМИ, вышло в свет из этого количества лишь 21. Для чего они были созданы? – спрашивает Ермухамет Ертысбаев, и сам же отвечает: во-первых, подобные фантомные издания являются источником коррупции в различных тендерах, играя роль подставных изданий; во-вторых, пользуясь пробелом в законодательстве, недобросовестные собственники ставят на учет сразу несколько СМИ, так сказать, про запас (закрыли одну газету, тут же под другим названием выходит фактически та же газета); в-третьих, псевдо издания консервируются специально, чтобы “выстрелить” во время определенных политических, скажем, выборных кампаний.

Слушавшие министра, наверняка, спиной почувствовали холодное дыхание времен не столь далеких. Вышел за ворота родного дома – отметься у участкового.

В стране великое множество субъектов малого бизнеса – небольших частных газет, которые хлеб свой зарабатывают тяжким трудом. У них нет богатых спонсоров, их собственники, как правило, энтузиасты, верящие, что когда-нибудь да прорвутся. Мыкаются, в основном, где дешевле, меняя адрес едва ли не каждый месяц. Предлагаемые правительством поправки относительно перерегистрации и связанного с ней оброка уже вызвали панику среди них. Над их неокрепшим бизнесом навис дамоклов меч.

Неужели министерство информации решило обогатить бюджет за счет и таких горемык?

Издания-фантомы, чьи владельцы, возможно, и затаились до поры до времени, думается, — это проблемы самого министерства информации и правоохранительных органов. Но под жернова министерской поправки ее инициаторы, кажется, намерены отправить всех без разбора.

Ертысбаев превысил меру обороны

Депутатского и министерского пара на пленарке было выпущено много. Однако фланг наступления, в основном, держала Дарига Назарбаева. Буквально на одном дыхании она накатила на Ермухамета Ертысбаева шквал вопросов, сопровождавшихся иронично-язвительным посылом – “как Вы считаете с точки зрения национальной безопасности…”. Их оказалось так много, что спикер мажилиса Урал Мухамеджанов был вынужден напомнить о регламенте, а министр Ертысбаев признаться: “Дарига Нурсултановна, я где-то на двадцать пятом вопросе перестал записывать, сбился…”.

Министр, стоя за парламентской трибуной, кажется, на минуту забыл, что он давно не советник президента, и пустился в комментарии к вопросам депутата. Дарига Назарбаева тут же воспользовалась оплошностью Ермухамета Ертысбаева и попыталась загнать его под холодный душ: “Вы просто ответьте на мои вопросы и не комментируйте мои замечания!”.

Однако, отстаивая свою точку зрения, министр превысил меру допустимой обороны. Его вызывающе категоричное заявление: “Дарига Нурсултановна! Я не на допросе, а Вы – не следователь, я отказываюсь отвечать на Ваши вопросы”, -депутаты мажилиса восприняли как демонстративный вызов. “Что Вы себе позволяете? Депутат задает вопросы, а Вы не хотите отвечать!”, — возмутился Амангельды Таспихов.

А был ли мальчик?

Завершилось обсуждение поправок в действующий закон о СМИ совершенно неожиданным эксцессом, позволившим Дариге Назарбаевой в тот же день сделать громкое заявление.

Когда дело дошло до голосования, депутат усомнилась в наличии кворума. Вместо 60 на экране, в зале, по ее подсчету, находилось 49 депутатов. Для кворума нужно 52. Однако спикер Мажилиса Урал Мухамеджанов не принял предложение депутата Д.Назарбаевой посчитать депутатов по головам, не пожелав “опуститься до этого”. А жаль. Итоги голосования могут быть аннулированы. Казахстанские парламентарии отчасти страдают синдромом Жириновского, который не скрывает, что когда его нет в Госдуме, за него кнопку нажимают другие.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...