У Ибрагимова хотели купить показания… американцы. Хроника процесса 19 июня и комментарии адвокатов

Сразу отметим, что вчера на процесс приехали: супруга Василия Журавлева – Ольга – с дочерью, сестра Бауыржана Байбосына – Жанат, сопредседатели партии “Настоящий “Ак жол” Булат Абилов, Ораз Жандосов и г-н Жукеев, а также лидер движения “За справедливый Казахстан”, экс-кандидат в президенты республики Казахстан Жармахан Туякбай. Кроме них на процессе присутствовали Асылбек Кожахметов, Петр Своик и Маржан Аспандиярова. Собственно говоря, последние должны были представлять интересы ближайших родственников Алтынбека Сарсенбаевича, которые ранее через Сериккали Мусина обратились с заявлениями к суду, с просьбой признать их потерпевшими, всего 10 человек. Также появились и новые участники процесса в лице адвокатов Калеева и Розенцвайга – со стороны потерпевших – супруги Алтынбека Сарсенбаева и его брата Рысбека, и адвоката Сарсенова (мы помним его по процессу по иску Дербаса Адониса к Булату Абилову – ред.) – он будет вместе с г-ном Устемировым защищать обвиняемого Ибрагимова. Объяснил Сарсенов это тем, что его появление в процессе — право обвиняемого Ибрагимова, тем более в случае отсутствия одного адвоката он будет замещаться другим, дабы не было отложения слушаний. Судья, в свою очередь, отметил, что суд не собирается торопить процесс, если они это имеют в виду, но его уже пора сдвинуть с мертвой точки, “а то пишут уже черт знает что”, заметил председательствующий.

Вчера в Талдыкорган прибыла и делегация активистов ЗСК и члены движения “Кахар” вместе с Бахытжан Торегожиной, они провели небольшую акцию перед входом, а вернее перед воротами Алматинского областного суда.

Возвращаясь в зал заседания, дополним, что вчера со стороны потерпевших подсудимым предъявлены и гражданские иски за моральные потрясения и потери кормильцев на сумму 100 млн. тенге. Суд признал потерпевших истцами.

Уже на прошлом процессе началось судебное следствие, но из-за неявки адвоката обвиняемого Абикенова – Сатиевой (у нее был процесс в Алматы) – вчера утром следствие приостановилось. Поэтому судья предложил решить некоторые технические вопросы, в частности, рассмотреть вопрос о представителях потерпевшей стороны. Большинство участников процесса выступили “за”. Но прокурор – государственный обвинитель высказал свой протест такому количеству потерпевших со стороны семьи Сарсенбаева и выразил мнение, что вполне достаточно уже признанных потерпевших супруги Алтынбека Сарсенбаевича и его брата Рысбека. Судья поддержал мнение государственного обвинителя, отметив, что наличие большого количества потерпевших и их представителей только затянет и усложнит процесс. Хотя и заметил, что сам он намерен тщательно подойти к этому вопросу. Адвокатам обвиняемого Ибрагимова показалось странным, что государственный обвинитель не заинтересован в помощи, которую могут оказать в судебном расследовании люди, заявляющие о признании их пострадавшими.

Процесс был отложен до 14.00. После обеда суд приступил к допросу специалистов, которые высказали свое мнение по поводу психического состояния обвиняемого Газиева, который на момент убийства служил в 7-м управлении ДВД (наружное наблюдение) и следил за передвижением автомобиля Алтынбека Сарсенбаева, Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына. Первым дал показания суду врач-психиатр Несипбаев, который возглавлял комиссию, проводившую обследование Газиева после попытки им самоубийства (перед арестом он ввел себе смертельную дозу героина). Адвокат подсудимого ходатайствовал о назначении повторной экспертизы по психическому состоянию его подзащитного. Он считает, что его клиент не только не в состоянии давать показания за себя лично, но и не в праве выступать в качестве свидетеля по этому делу, так как может навредить судебному следствию. Но врач не посчитал нужным назначить повторную экспертизу. Второй специалист врач-психиатр из Талдыкоргана Светлана Загитулина попросила дать время, чтобы она могла пообщаться с Газиевым и дать свою оценку его состоянию.

\"Г-н
\"Монитор,
\"Г-н
\"Супруга
\"Зал,

Во время перерыва мы взяли комментарии у адвокатов обвиняемого Ибрагимова г-на Сарсенова и г-на Устемирова, которые в суде абсолютно поддержали ходатайство адвоката обвиняемого Газиева. Зарнее скажем, что большинство участников процесса высказались за назначение повторной экспертизы Газиеву, остальные оставили это на усмотрение суда.

— Г-н Устемиров, не могли бы вы коротко высказать свое мнение по поводу выводов специалистов врачей-психиатров, которых сегодня вызвали в суд?

— Уголовным Кодексом не предусмотрен опрос специалистов до того, как судебное следствие не началось. Даже если объявлено судебное следствие, то должен быть порядок – это, во-первых. Во-вторых, дело даже не в том, что должно быть заключение, ведь ни кто не знает, какое воздействие героин оказывает в больших дозах на мозг, а это очень большая доза. Вот он сейчас может сидеть, а через два дня свихнуться, мы ведь об этом не знаем. Поэтому, почему психиатр должен определить?! Он ведь может определить только какие-то внешние признаки, а в мозг же он не может залезть.

— Вы задали, на мой взгляд, интересный вопрос специалисту, по поводу того, что суицид уже должны признавать, как не нормальное состояние…

— Ну, это “крыша” едет – это начало…

Судьи, когда им начали задавать вопросы, сбивались, — продолжил адвокат Сарсенов. — Они боялись, что, допустим, этот специалист не так ответит и это будет поводом для того, чтобы все же назначить судебно-психиатрическую экспертизу. И мое мнение, что суд пытается с этой затеей, судя по тому, кого они вызвали, добиться того, чтобы не назначать эту экспертизу. И я склонен уже ждать того, что суд не назначит эту экспертизу. Хотя даже простая логика говорит, раз у него тогда, два месяца назад, были такие-то заболевания, и был сам факт суицида, то они говорят, что не исключено, что за этот период, за истекшие два месяца, у человека могли развиться и другие заболевания. И для того, чтобы исключить вопрос – вменяем он или нет – надо назначить экспертизу.

— Я так понимаю, что вопрос даже здесь сейчас ставится не тот, что был ли он вменяем на момент совершения преступления, а может ли он сейчас давать адекватные показания, скажем, в качестве свидетеля…

— Да, верно.

— Может ли он давать показания на сегодняшний момент, не наговаривая ни на себя, ни на кого-то другого, — добавил адвокат Устемиров.

— Человек освобождается от ответственности, если он был невменяем на момент совершения преступления, и освобождается, если он в ходе предварительного следствия стал страдать душевным заболеванием, которое подпадает под определение невменяемости, до момента выздоровления. И я чувствую по поведению суда, что суд не хочет этого, — пояснил адвокат Сарсенов, после чего продолжил его коллега.

— Мы-то видели Газиева на очных ставках, и мы видели, что он неадекватно относится ко всему. Он сидит с Ибрагимовым на очной ставке, а у него изо рта текут слюни и он смотрит куда-то в одну точку, не понимая – что и где, — закончил Устемиров.

А наркологи могут что-либо сказать?

С самого начала проводилась экспертиза только лишь психиатрами, а он сам сегодня сказал, что влияние на состояние мозга и последствие этой громадной дозы не рассматривались. А рассматривать должны были именно токсикологи; это упущение и недостаток той экспертизы, которую провели, заключается в том, что они не привлекли для проведения экспертизы, как минимум одного токсиколога, — сказал адвокат Сарсенов.

А токсикологи говорят, что применение большой дозы героина приводит к отмиранию клеток головного мозга, — дополнил его г-н Устемиров, — а какая часть отомрет или отмерла и должна показать экспертиза. Понятно, что поражение мозга было. Его еле откачали, и мы считаем, что он больной.

После перерыва и Загитулина не посчитала необходимым назначить повторную экспертизу, отметив, что у Газиева нет симптомов для этого. Опять-таки отойдем от многообразия медицинских терминов, которые употребили эти специалисты в ходе заседания в купе с кучей статей. Отметим лишь возражение адвоката обвиняемого Газиева, который присутствовал при его непродолжительном обследовании: “при мне мой подзащитный несколько раз сказал, что при первой же возможности покончит жизнь самоубийством…”.

Также был опрошен сотрудник санчасти учреждения, где находился в заключении Газиев, который сказал, что обвиняемый прошел необходимое лечение. Дискуссия назначать или не назначать повторную экспертизу длилась долго, но выводы специалистов, приглашенных на процесс, перевесили все доводы нескольких адвокатов. Судья отклонил назначение повторной экспертизы Газиеву.

На этом фактически и закончилось очередное заседание судебных слушаний по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева, Василия Журавлева и Бауржана Байбосына.

Добавим, что адвокаты Калеев и Розенцвайг попросили ознакомиться с видеоматериалами следственных экспериментов, которые проводились с Ержаном Утембаевым и обвиняемыми Мирошниковым и Ибрагимовым, а адвокат Сарсенов попросил день на ознакомление с материалами дела, так как вступил в процесс позже. Судья удовлетворил их просьбы.

Напоследок расскажем о том, как поделился с журналистами адвокат Устемиров. Ибрагимов действительно общался по сотовому телефону с Утембаевым, но в распечатках телефонных разговоров он этого не видел. По экспертизе вообще не понятно, из какого оружия были сделаны выстрелы, они были сделаны из разного оружия – калибр одинаковый, но пули разные даже по цвету. Далее, из показаний Мирошникова, Ибрагимов выбрасывал оружие из правого окна автомобиля, но нашли это оружие только через месяц. Устемиров уверен, что Ибрагимов не убивал Сарсенбаева и намерен это доказать в суде. Адвокат не отрицает связь Ибрагимова с Утембаевым, их связывали планы по общему бизнесу, касающемуся покупки земель в Алматинской области и строительству, он рассчитывал на авторитет экс-руководителя аппарата сената парламента. Ибрагимову предлагали новые документы и билет на самолет, который бы его унес подальше от Алматы, если он “загрузит” Мирошникова, что он “стрелок”, в частности, один из тех, кто предлагал ему такую сделку – генеральный прокурор. Затем приехали американцы, которые проверили их на детекторе лжи, и они не ответили на два вопроса. Первый, “говорили ли правду полиции”, и, второй, “был ли кто-то кроме них на том месте”. “То есть, получается, что кроме них там были еще какие-то люди, про которых они молчат… Потом эти же люди предлагали ему: “скажи, что это Рахат, скажи, что этот и этот… Тоже будет тебе и паспорт и билет”. Потом мы втроем беседовали и я поинтересовался, насколько тот человек уполномочен решить этот вопрос, он ответил, что посол решит. Но я сказал, “кто такой ваш посол?!”, если наш президент даже не может вмешаться, а вы американцы…”, — также рассказал Устемиров.

Также все чаще всплывают имена граждан Российской Федерации Алексея Кикшаева и Алихана Дудаева, о которых также упоминалось в “Коммерсанте”. По нашей информации один из них католик.

P.S. Журналистам так и приходится работать в сложных условиях. Например, вчера дважды отключали свет, а соответственно – выключался и монитор, с которого журналисты наблюдают процесс. Напомним, что видео- и фотосъемка процесса запрещена, а вчера заставили удалить с фотоаппаратов снимки, сделанные в специальной комнате, где расположен монитор с прямой трансляцией процесса, причем фотографии были сделаны в момент выключения электричества.

Новости партнеров

Загрузка...