А был ли ребенок в корыте “Времени”? Или как господа из радио “Азаттык” выдают желаемое за действительность

Прошел месяц с тех загадочных событий, когда в газете “Время” в мае были сделаны сразу два переворота. Так и осталось загадкой, зачем надо было неожиданно менять старого редактора Игоря Мельцера на нового редактора Бигельды Габдуллина, а затем также спешно менять нового на старого. Сказать слово в защиту лучших мельцеровских перьев было правилом хорошего тона, данью профессиональной солидарности. Оно и понятно, Игоря Мельцера выгнали, а ведущие его журналисты сами были вынуждены уйти. Как оказалось, ненадолго. Но вот когда точно также поступили с Бигельды Габдуллиным, когда точно также были вынуждены уйти его ведущие журналисты – за них никто и не подумал заступиться. Как будто все само собой разумелось.

Бигельды Габдуллин выпустил два своих исторических номера не один, а с новой командой профессионалов. Кто-то поверил Габдуллину, кто-то сам не прочь был поработать в авторитетной газете “Время” без оглядок на смену редакторов. И вот приглашенные Габдуллиным известные журналисты ушли также неожиданно. Никто не брал у них громкие интервью, они и сами не стали поднимать шум. Возвращенная команда Мельцера также не стала объектом внимания коллег по журналистскому цеху. Что мельцеровские перья, что габдуллинские перья – все они были ущемлены в трудовых правах, когда были вынуждены покидать комнаты “Времени”. Пусть и сказал корреспондент этой газеты Геннадий Бендицкий в одном из интервью, что хозяин частной газеты может меняться сколько угодно, но журналистов это не коснется, что он будет работать с хорошим человеком Бигельды Габдуллиным – на деле оказалось совсем не так. Ведущие журналисты уходят вслед за редакторами, это давно стало нормой в Казахстане. Вопрос только в том: уходят они с шумом или без скандала. И только Казахская редакция радио “Свобода” ( радио “Азаттык”) на весь мир раструбила, что команда Игоря Мельцера теперь лишена свободы слова.

Доколе, господа?! Конечно, господам из радио “Азаттык” выгодно трубить об очередном зажиме свободы слова в Казахстане. Их хлебом не корми, дай только “защитить демократию”. Иначе бы и не было бы, наверное, этого радио. Среди комментариев на тему второго переворота в “Времени” передача этого радио выделилась особо. В программе “Паровоз” радио “Азаттык” 3 июня утверждает, что возвращение команды Мельцера не гарантирует сохранение ее независимой профессиональной работы. Что, дескать, Габдуллину не дали поработать, потому что Мельцер согласился принять мифические кабальные условия Ак-Орды и теперь, мол, важно, не выплеснуть ребенка с водой. Надо полагать, дитё демократии. А было ли “Время” демократическим изданием до прихода Габдуллина?

Вот все просто у заокеанских голосов, у того же ОБСЕ с его двойными стандартами. Вот эти –“красные”, а вот эти – “белые”. Так ведь и пишут дословно: “Время” — продемократическое издание, Габдуллин – сторонник авторитаризма. На самом деле в Казахстане все не так. Мы не “красные”, не “белые”, и даже не “черные” и не “желтые”. Мы – “цветные”, только не в американском, антимексиканском понимании. Медиаструктуры Казахстана отличаются колоритом цветов, а внутри себя – отношением к нуждам коренного народа, аборигенов, если хотите. Какие же демократические устремления были и есть в газете Мельцера? Ребята просто зарабатывают деньги. И вкладывают их где-то за рубежом. Вот и все. А “авторитарный” Габдуллин укрепляет государственность, потому как уезжать ему и его ребятам некуда. Хватит, наездились по демократическим заграницам, где нефть перевешивает эту самую свободу слова.

Ни для кого не секрет, что внутри русскоязычной прессы Казахстана есть большой водораздел между редакциями, которые возглавляют казахи и неказахи. Русскоязычная пресса Казахстана традиционно отдана на откуп менеджерам-неказахам. Так повелось еще со времен коммунистической партии, и бывший компартийный босс Нурсултан Назарбаев предпочитает не нарушать эти заповеди. Судите сами, много ли казахов-журналистов работало в главной официальной газете “Казахстанская правда”, в центральном ее аппарате за все 80 с лишним лет ее истории? Единицы, пальцев одной руки хватит сполна чтобы пересчитать таких журналистов. Кто и приходил в головную редакцию “Казправды” из казахов – долго не задерживался: система отталкивает. Бигельды Габдуллин – один из них, из единственных могикан. Не хочется говорить “последних могикан”. Айгуль Омарова тоже в одно время ходила в “Казахстанскую правду”, как обычно для казахов, недолго. А главные редакторы “Казправды”? Почти не было там ни одного казаха. Областные русскоязычные газеты тоже свято блюли такую негласную кадровую политику.

Более чем 15 лет вновь обретенной независимости Казахстана мало чем изменили этот расклад. Ак-Орда все также оглядывается на Кремль, редакторы-неказахи русскоязычных газет ведут себя слово собственные корреспонденты советских центральных газет. Это они правдинские, известинские, рабочетрубинные, строительногазетные собкоры ни в ус не ставили председателя совета министров Казахской ССР Нурсултана Назарбаева, который ездил в Москву, выпрашивая, скажем, семенные фонды из выращенного же Казахстаном урожая зерновых. Ак-Орда поныне вынуждена потакать этой касте журналистов сферы влияния, идти на какие-то экономические уступки, чтобы получить, видимо, какие-то политические уступки. Кто остается в выигрыше? Кто угодно, но только не само государство Казахстан, не его народ. Даром ли российские газеты в июле этого года проводят в Казахстане Всемирный Конгресс русскоязычной прессы. Большего свидетельства информационной кабальности Казахстана и не найдешь. Это если бы, скажем, Сербия проводила в Косово Всемирный конгресс западно-славянской прессы. А что – тот же старший брат с теми же имперскими амбициями.

Разумеется, в доминировании на медиа-рынке Казахстана редакторов-неказахов есть также исторические причины. Все-таки города Казахстана в советское время стали по сути русскими, казахов в них не пускали, хотя и завозили рабочих из России целыми эшалонами. Но сейчас-то пошел обратный процесс, города Казахстана становятся казахскими. Если раньше казахские читатели жили только в селах, то теперь они переезжают в города и их пригороды. Русскоязычные газеты, которыми руководят неказахи, традиционно ориентированы на русских и русскоязычных жителей обрусевших городов Казахстана. Что характерно, среди этих потребителей информации и среди неказахских производителей информации для русского читателя все еще живуч скептицизм по отношению к Казахстану, все еще не выветривается этакая ирония над якобы временными играми в суверенитет. Вот какую характерную фразу сказал журналист газеты “Время” Виктор Верк в одном из интервью после краткой отставки своего редактора: “Я люблю свою страну, я – патриот своей страны. Подчеркиваю, страны! Но я очень скептически и критически отношусь к государству Казахстан”. Комментарии тут излишни. Виктор Верк, как и некоторые его коллеги по русскоязычному цеху, даже и не стесняется скрывать свои национальные, а то и государтственные предпочтения. Государство – это и народ с его территорией и границами, это и власть как институт управления. Но Верку на все эти очевидные вещи наплевать. Как и его бывшим коллегам типа Срыбных, Гиллера и так далее, которые также скептически относились к государству Казахстан, когда извлекали в Казахстане денежные и иные ресурсы.

Тут мы вовсе не хотим поднимать вопрос об ущемлении той или иной нации, никто ни на что не жалуется. Речь идет о де-факто реальных вещах. Русскоязычные газеты, которые создают и которыми руководят казахи – являются по сути буфером между собственно казахскоязычной прессой и русскоязычной прессой. Средствам массовой информации под началом казахов-редакторов государственность присуща больше. Что и показывает практика казахстанской прессы.

Новости партнеров

Загрузка...