В суде допрошено четверо сотрудников подразделения “Арыстан”

Хроника судебного процесса

По состоянию на сегодняшний день в Областном Алматинском суде допрошено четверо сотрудников специального подразделения КНБ “Арыстан”, обвиняемых по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева, Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына. Напомним, им, в частности, предъявлены обвинения в похищении пострадавших. Первый допрошенный Е.Касымов выдал по неосторожности автоматы, в чем и признает свою вину, но полностью отрицает, что сделал это за денежное вознаграждение, он находится под подпиской о невыезде.

По его словам, в тот день, 11 февраля, обвиняемый Абикенов взял у Касымова свой автомат для чистки, так как 10 февраля все подразделение выезжало на учебные стрельбы. Затем подошел с просьбой, чтобы Касымов выдал ему автомат Едигеева для сопровождения людей с аэропорта, естественно в этой просьбе, по словам первого допрошенного, он отказал. А немного позже Абикенов вновь обратился к Касымову с просьбой об одолжении его личного оружия, “он сказал, что не может собрать свой автомат и ему нужен мой для сравнения. Есть неполная разборка автомата и есть полная, и если полностью разбираешь автомат, то потом его труднее собрать, и часто не получается у ребят собрать правильно. Я ему дал свой автомат”, — пояснил подсудимый. По его словам, в этом подразделении разрешается брать оружие для чистки, но необходимо вернуть его в тот же день. Касымов рассказал, что Абикенов покинул территорию подразделения, но передал через других сотрудников, чтобы Касымов не беспокоился за оружие, он его закрыл в сейфе в своем кабинете. Уже около 22.00 11 февраля к Касымову подошел его заместитель и доложил, что Абикенов сдал оба автомата. А в понедельник, 13 февраля, Абикенов по собственной инициативе дал Касымову 500 долларов в долг, так как последний накануне похоронил своего тестя, “я решил, что потрачу эти деньги на поминальный обед на 40 дней. А у меня еще и супруга должна была родить, были в семье финансовые проблемы, и он мне предложил взаймы 500 долларов, я не знал, откуда у него эти деньги…”. Таким образом, подозреваемый отрицает, что это была оплата за выдачу автоматов.

После были допрошены подсудимые майор Нуркен Едигеев, прапорщики Ерлан Ералиев и Разхан Еспенбетов. Они рассказали о том, как производили захват автомобиля, на котором передвигались убитые, их транспортировку и передачу. Вернее, как они говорят, — это был не захват, а сопровождение. По хронике событий выходит, что разрабатывалась операция в кафе за обедом под руководством Абикенова, которого с января назначили старшим по их группе, созданной для борьбы с организованной преступностью. Он им поставил задачу — задержать автомобиль с неким солидным бизнесменом и перевезти его на встречу с очень большими людьми. Все допрошенные утверждают, что они выполняли приказ старшего, то есть Абикенова, а приказ не обсуждается. И они не видели на тот момент ничего странного в том, что переодевались в спецодежду уже на месте захвата, и что Абикенов выдал незаряженные автоматы для проведения операции. А выдавал он оружие уже на месте захвата, подсудимые даже не поинтересовались, чье оружие им выдает старший. Они отрицают, что наносили телесные повреждения задержанным и то, что силой забирали сотовые телефоны у потерпевших. И утверждают, что все трое задержанных сами проследовали в автомобили и не задавали вопросов, как показывают обвиняемые, практически всю дорогу они молчали. Лишь Алтынбек Сарсенбаевич по дороге в Малую станицу, где всех троих потерпевших передали неким людям, попросил воды, так как ему стало плохо. Едигеев остановился и купил ему минеральной воды без газа. Кому были переданы потерпевшие никто не может сказать, ссылаясь на то, что было темно и лиц они не разглядели, как и марку джипа, в который пересаживали Сарсенбаева, Журавлева и Байбосына.

О том, что они соучастники преступления, арыстанвцы поняли уже после того, как были обнаружены тела погибших, а некоторые — во время задержания. В своих показаниях все они говорят об оказании на них давления со стороны сотрудников полиции и угрозам в адрес их семей, “я попросил адвоката, а ко мне вместо него пришел генерал Касымов и сказал: “ты в любом случае сядешь”…”, — рассказал подсудимый Ералиев.

На вопрос, как у них оказались сотовые телефоны пострадавших, они отвечают, что уже после операции телефоны им выдал Абикенов и они даже не подозревали, что телефоны принадлежали задержанным, а посчитали, что так положено, на тот момент некоторые из участников “спецоперцации” не имели сотовой связи. Получение денег в размере 4 900 долларов, по словам подсудимых, они приняли за командировочные или как сумму для будущих разработок секретных операций, но не как гонорар за проделанный “выезд”. Хотя раньше, как показывают подсудимые, в их практике не было случаев выдачи им наличных и уж тем более в долларах США. А по рассказу Еспенбетова, он испытал шок, увидев такую сумму: “я никогда даже не держал таких денег в руках, для меня это стало шоком, я даже не знал, куда их потратить, поэтому и не потратил…”. Абикенов лично раздавал деньги своим подчиненным, уже после проведенной “операции” 11 февраля; некоторым за ужином в тот же день в кафе, так говорил первый допрошенный, а последний сумму в 300 долларов получил в субботу вечером, а остальную — в размере 4 600 долларов — Абикенов выдал на базе 13 февраля.

Еспенбетов не считает себя виновным; “меня подставили”, — сказал он. В первоначальных показаниях в одном из протоколов он показывает, что, когда их “группа” возвращалась после передачи потерпевших другим лицам, у него состоялся диалог с Едигеевым, в котором он говорит о том, что признал в лице задержанного ими Алтынбека Сарсенбаева — политического деятеля, тогда с ним согласился и его собеседник. Этот разговор он подтвердил сначала и на допросе в суде, но Едигеев ответил, что такого разговора не было; ему вновь задали вопрос, был ли разговор: “да, был”, — ответил обвиняемый Еспенбетов. После 10-минутного перерыва во время процесса этот же вопрос ему задал и Тулеген Жукеев, которого наконец-то суд признал представителем потерпевших, правда — после звонка председательствующего в КНБ (о необходимости такого звонка он заявлял публично — ред.). Подсудимый в третий раз уже отказался от своих показаний: “нет, не было такого разговора”, — ответил он в полголоса. Отметим, что все подсудимые на допросах отрицают, что они знали, кем является Алтынбек Сарсенбаев на самом деле; все дают показания, что они были уверены в том, что это бизнесмен.

Как уже говорилось, специальная группа под руководством Абикенова была создана в январе для работы с организованной преступностью, но тогда сорвалось несколько операций по захвату. Из показаний Едигеева, когда он выезжал на “задание” 11 февраля, он был уверен, что эта операция продолжение январских разработок. Также показали и другие допрошенные. Все приказы отдавал Абикенов, он же разрабатывал операцию, а все действия других арыстановцев — исполнение приказов старшего.

В пятницу к концу процесса адвокат потерпевших Сериккали Мусин обратился к председательствующему с просьбой, пересадить Абикенова дальше от других сотрудников подразделения “Арыстан”, “он им постоянно подсказывает, что говорить в показаниях”, — сказал он в своем ходатайстве. Судья пообещал удовлетворить эту просьбу.

На допрос каждого обвиняемого уходит, как минимум, день. Судебные заседания начинаются с 10 часов, обеденный перерыв час-полтора, с 14.00 продолжение слушаний до 18.00 — в таком режиме проходит процесс.

Новости партнеров

Загрузка...