Казахстан: современные миграционные процессы в контексте экономики и политики

Миграция – термин, из тех, что называется, на слуху. Тема, которая в современном обществе подобно футболу обсуждается и в правительстве и просто в среде обывателей. Сама по себе миграция в своей основе есть одна из базовых сущностей человеческой цивилизации. Собственно и формирование человека в его этническом разнообразии и вопрос цивилизационного и культурного многообразия происходили в жесткой исторической связке с миграцией населения. Миграция населения сыграла выдающуюся роль с первых шагов существования человеческой расы, когда люди двинулись с прародины человечества – Африки по европам и америкам. По оценкам ученых все человечество исчислялось в нижнем палеолите навскидку в количестве всего лишь 15-20 тыс. человек. Теперь же количество людей на земле зашкалило за 6 млрд. и мигрируя, заселило всю Землю (т.е. попутный вывод – все мы родственники и очень близкие). С тех самых доисторических времен и до нынешних человека никогда не покидала “охота к перемене мест” — добровольная или вынужденная. Вопрос исторических миграций — тема чрезвычайно интересная, и по счастью хорошо описанная, а по сему переберемся поближе к нашим родным местам. Население нынешнего Казахстана также есть продукт тысячелетних миграционных процессов и изрядного этнического смешения. Ошибаются те, кто считает началом отсчета миграции в Казахстане волны переселенцев из Российской империи начиная с 18 века. Просто по последовательности исторических событий — это самая близкая к нам ситуация, а потому особо памятная и очень часто будоражащая чью-то неустойчивую психику. Вопрос миграции населения всегда был объективным историческим процессом, как бы жесток и несправедлив он не был временами. Весь 20 век отмечен массовыми миграциями населения вследствие войн, геноцида, голода и других социальных факторов. Иллюстрацией этого положения является, например, послевоенная миграция евреев на родину предков и создание собственного государства. Различный подход к этой миграции вылился в более чем полувековое военное противостояние арабов и евреев, конца которому не видно. Более позитивной иллюстрацией может служить миграция в Штатах, Канаде и Европе, которая показывает, что массовая миграция в новые времена вполне может быть мирным процессом, выгодным с точки зрения экономики и политики. Хотя относительно миролюбивым процесс миграции был только на заре человечества, да и то наши предки, кроманьонцы, похоже, расселяясь по планете, съели всех неандертальцев, а заодно и предков гипотетического “снежного человека”.

У миграционных процессов в Казахстане есть множество аспектов и своя специфика. Главный поток миграции с начала 90-х годов составили русские, затем следуют немцы. Достаточно заметной была эмиграция евреев (не очень многочисленная). Миграция других этносов не носила массового характера. Принято всегда говорить, что эмиграция в Казахстане носила чисто экономический или гуманитарный характер (воссоединение семей), однако, в действительности, конечно же, первостепенной была политика, потому хотя бы, что провести грань между политикой и всем остальным в этом вопросе вряд ли возможно. Мы далеки от мысли, что наше правительство проводило политику умышленного выдавливания неказахского населения. Видимо, просто так легли “карты судьбы” на столе истории. А вот если эмиграция русского населения продолжится и дальше, а тенденция такая есть, то в этом, несомненно, будет вина правительства. Дело в том, что через 15 лет после получения независимости смешно выискивать какие-либо иные причины потока эмиграции, кроме негласного поощрения и попустительства в создании нетерпимости в обществе. Вынужденный выезд из Казахстана был если не трагедией, то драмой, несомненно, для большинства эмигрантов в 90-х годах, ведь почти для всех из них Казахстан был настоящей родиной.

Посмотрим теперь, каковы были последствия такого массового исхода населения из страны. Если абстрагироваться от людских судеб, то такая массовая миграция неказахского населения оказалась, как ни цинично это звучит в некотором отношении — “благом”. Поясним, что мы имеем в виду. Первая половина 90-х была отмечена вселенским коллапсом, когда остановились, или почти остановились все предприятия, прекратили существование десятки и сотни проектных институтов и т.д. Миллионы людей остались без средств к существованию, правительство было не готово к подобной ситуации, не готово создавать миллионы рабочих мест (впрочем, не очень готово и сейчас) и пр. В этих условиях массовая миграция неказахского населения за пределы республики, должно быть, вызвала стон облегчения у правительства. Миграция, несомненно, сбросила пар социального напряжения. Факт ведь, в общем-то, что все первое десятилетие независимости в стране не было сколько-нибудь серьезных социальных волнений. Те же социальные льготы, снятие которых в России привело к массовым выступлениям и практически правительственному кризису, в Казахстане “даже не заметили”. Мы не имеем на руках полной официальной статистики за все годы, но если сравнить цифры последнего советского года и нынешние, то счет миграции, безусловно, идёт на миллионы. Другой, так сказать, “позитивный” фактор, что массовая миграция в короткие сроки резко изменила этнический баланс в стране. Титульная нация стала большинством, что, несомненно, имело для нее большое психологическое значение. Поскольку экономическая доктрина правительства была и тогда и сегодня ориентирована на некие макроэкономические показатели, мало привязанные к народу, то миграция, которая охватила в основном трудоспособное население, способствовала снятию головной боли у правительства на какой-то период. И опять-таки цинично, но факт – освободились десятки миллионов квадратных метров жилья, что опять-таки на какой-то период решало определенные социальные вопросы.

Впрочем, массовая миграция русского населения из Казахстана в 90-х годах, являясь, несомненно, несправедливой в гуманитарном плане, одновременно, почти как всякая историческая данность несет черты закономерности, как звено в общей цепи истории, а так же не может оцениваться только однозначно. Миграционные процессы не должны оцениваться с позиции только сиюминутных интересов. Вот, например, задрипанный азиатский принц, один из сотен потомков Тимура – Бабур, с частью своего народа бежал (мигрировал) спасаясь от смерти, проиграв борьбу за трон, зато Индия и весь мир получили великого правителя и великую империю Моголов. Голодающая Ирландия вытолкнула в 19 в. мощную волну миграции, зато в 20 в. Америка получила самый знаменитый политический клан Кеннеди. Подобных примеров история знает немало, когда гонимые, мигрирующие или их потомки создают мощные державы и культуры, а покинутые страны и территории постепенно хиреют. И в этом сермяжная правда и справедливость истории.

Ну и, наконец, миграция русских из Казахстана произошла бескровно и без каких-либо социальных катаклизмов и это плюс.

Безусловно, убыль такого количества людей цветущего возраста, в массе своей неплохих специалистов, была бы ударом для любой страны, но вот Вам наша специфика – страна, с точки зрения макроэкономики, особо и не заметила этой убыли (в тот период), а с политической даже в чем-то выиграла. Однако, именно этот “парадокс” одновременно иллюстрирует неверный подход правительства к миграционной политике. В современном мире ни одна страна на самом деле не может позволить себе подобное. Время, когда небольшой кочевой народ контролировал огромные пространства, прошло безвозвратно, мир живет по другим законам. Если мы взглянем, например, на такие страны, как Канада и Австралия, которые со всего мира (в том числе и из Казахстана) приглашают к себе специалистов и на этом во многом зиждется их процветание, то Казахстан, стремящийся в 50 конкурентоспособных стран, не может априори при этом позволить себе терять население по причине эмиграции, иначе само это намерение вздор. Такие, казалось бы, косвенные факторы, как реальное состояние миграционных процессов может сказать о перспективах экономики страны больше, чем отчеты правительства. Пока правительство всерьез, пожалуй, не увязывает свои экономические планы с вопросами миграции населения, иначе бы не звучали в прессе ксенофобские предложения по дальнейшему сокращению доли неказахского населения. Т.е. на данном этапе развития Казахстана дальнейшая эмиграция будет приносить не опосредованный, как прежде, а прямой ущерб экономике, да и политике. Мы можем рассмотреть также и такие традиционные общества, как страны Персидского залива, которые отличает значительная динамика экономики, и там мы видим не убыль населения, а значительный миграционный приток. Т.е. эмиграция, как явление, характерна для депрессивной экономики.

В экономике существует определенный набор прямых и косвенных показателей, по которым можно объективно оценивать уровень развития экономики вне зависимости от уровня официальной пропаганды. Характерный и общеизвестный пример с уровнем потребления электроэнергии в стране, который очень жестко соотносится с валовыми экономическими показателями. А вот миграционные процессы – это косвенный показатель, но также “железный”. Эмиграция в 90-х годах вылезает сегодня дефицитом квалифицированных кадров. В стройиндустрии, которая сегодня переживает определенный рост, ощущается острый дефицит квалифицированных специалистов. Проектировщиков со стажем вылавливают, как редкую дичь, на весьма солидные зарплаты. Вот Вам, впрочем, еще одна черта последствий миграции. Как сегодня и в Восточной Европе – миграционный отток населения в Западную Европу заставил работодателей повышать оплату труда оставшимся. Не хватает в стране профессионалов-строителей всех специальностей. И такую ситуацию можно прогнозировать в любой производственной сфере. Нет дефицита только на чиновников.

Некоторые наиболее рьяные национал-патриоты призывают к активному поощрению эмиграции русскоязычных из страны, при этом, нисколько не задумываясь об интересах Казахстана. Даже основываясь на официальной статистике за 90-е годы из республики выехало около трех миллионов человек. Интересно, сколько денег было вывезено этими мигрантами? Ну, пусть по паре тысяч долларов на человека (реально, должно быть, больше), уже получаем 6 миллиардов. Сравните: инвестиции в основной капитал в 2004 году составили 1,55306 триллиона тенге или порядка 11 млрд. долларов США (также для сравнения: инвестиции в основной капитал в 2001 году составили 943,4 млрд. тенге или 6,3 млрд. долларов). Разумеется, они все имели полное моральное право вывезти и эти деньги и, чаще всего немудреное, имущество, нажитое за всю жизнь. Но зададимся риторическим вопросом — сколько налогов они не заплатили, насколько сократился внутренний спрос без этих людей? Это все так сказать прямые потери. А косвенные? Как было отмечено выше, в большинстве своем уехавшие это трудоспособные, активные, квалифицированные люди. Каждый увез частичку общего интеллектуального и человеческого потенциала общества. На самом деле, теряя даже одного человека, мы теряем вместе с ним целый мир.

Каждый из нас своей деятельностью, так или иначе, создает продукт, являющийся составной частью валового внутреннего продукта и это не одна и не две тысячи долларов в год. Среднемесячная номинальная заработная плата в нашей стране в 2004 году составляла 28270 тенге или порядка 200 долларов, что в год составляет 2400 долларов. Т.е., уехавшие наши бывшие соотечественники как минимум заработали бы порядка 8 миллиардов долларов в 2004 году, заплатили бы около миллиарда долларов подоходного налога, еще столько же пенсионных отчислений и т.д. Но поскольку в нашей стране доля заработной платы в стоимости произведенного продукта составляет не более 30-40% (скорее всего и меньше), то можно говорить о возможном непроизведенном продукте в объеме 20-25 миллиардов долларов в год. При этом ВВП Казахстана в 2004 году составил 5,5 триллиона тенге или примерно 40 миллиардов долларов, львиную долю в этой цифре составляет продажа нефти и другого сырья. Напомним также, что внутренний товарооборот в республике в 2004 году составил 1187,7 миллиарда тенге или порядка 8,5 миллиарда долларов. Читатель может сам прикинуть сокращение внутреннего спроса и потери экономики в результате эмиграции. Разумеется, это “прикидочные” цифры, без учета реальной доли количества трудоспособных среди эмигрантов. Для верности разделим все эти цифры на два (доля трудоспособного населения в стране превышает 60%). Мало?! Перефразируя известную песню: Думайте сами, считайте сами…, и это показатели только одного года, причем без учёта налогов с “непроизведенного” продукта. Следует учесть, что все эти люди уже были встроены ментально в экономическую, социальную среду нашего общества. Т.е., это были “наши люди”.

Говоря о тенденциях современных миграционных процессов нельзя, конечно, пройти и мимо вопросов иммиграции. В Казахстане присутствует весьма значительное количество трудовых мигрантов из соседних стран – Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Однако большая часть из них мировой статистикой не относится к мигрантам, поскольку работает сезонно или пару-другую месяцев, т.е. менее 6 месяцев — того срока, с которого начинается счет мигрантам. Тем не менее, из всех стран центрально-азиатского региона Казахстан единственная страна, куда существует устойчивая трудовая миграция, в том числе из традиционного мирового поставщика рабочих рук – Китая. И это отдельная песня-глава в вопросах миграции. В Казахстане по-разному оценивается этот вопрос. Одни относятся к этому с тревогой, другие приветствуют китайскую миграцию, история, как всегда, рассудит. Впрочем, на сегодня по нашему мнению вопрос массовой китайской миграции не слишком актуален. Исторически китайцы мигрируют в регионы с развитой инфраструктурой, где есть развитые рынки. Здесь им пока делать нечего, кроме продажи своих товаров, а это не безразмерная ниша. А самими товарами они вполне нас закидывают и из Синьцзяна.

При этом нет сомнений, что в обозримой перспективе процесс миграции китайцев в Центральную Азию — вопрос предрешенный. Тихий Океан и самая мощная страна мира не остановили миграционный поток из Юго-Восточной Азии в целом и Китая, в частности, куда уж нам, тем более что Казахстан вступает в ВТО и другие экономические союзы, предусматривающие свободное перемещение всевозможных ресурсов, в том числе и человеческих — рабочей силы. А потому в современном глобальном мире стоило бы относиться к вопросам миграции не с местечковой позиции национал-патриотов, а научиться подходить прагматично, по-государственному, подсчитав все плюсы и неизбежные издержки.

Еще одной категорией миграции является репатриация этнических казахов на родину предков. Катаклизмы истории разбросали казахов по многим странам и континентам. Дать им возможность вернуться на Родину, несомненно, благородная и политически благодарная задача. Однако и тут наши чиновники поступают по Черномырдину, т.е. получается, как всегда. Благими намерениями известно, куда вымощена дорога. Ведь сама по себе репатриация огромная экономическая и социальная задача, а не просто “благое намерение”. На примере Германии и Израиля мы видим, каких огромных затрат стоит такая цель и каких огромных организационных усилий для государства и народа. Обустроить в Казахстане ежегодно до 100 тыс. человек – огромная в экономическом и социальном плане задача. Нашим чиновникам никакая наука не впрок. Кстати, состояние вопроса репатриации казахов хоть и косвенно, но подтверждает, что в эмиграции русских особого злого умысла не было, просто получилось тоже, как всегда.

И, наконец, последний аспект в вопросах миграции – это внутренняя миграция. Та самая, коей жаждет Россия, желая заселить Сибирь, и та самая неуправляемая социальная миграция из села в город, которая способна погубить любые намерения правительства на корню, та самая, которая создает пресловутые “пояса шахидов” вокруг крупных городов, проще говоря, районы “фавел”, “бидонвилей”, трущоб. Нам неизвестны цифры статистики по внутренней миграции, но, судя по южной столице, то только в ней счет идет на сотни тысяч. И это действительно огромная проблема, с которой власть не в состоянии справиться, пока, по крайней мере. Несомненно, не в последнюю очередь и потому, что только сейчас у власти, видимо, открылись глаза на то, что помимо макроэкономики и нефти в стране есть и народ, с которым надо что-то делать. Ведь в отличие от нефтяных скважин народ есть хочет и желательно каждый день. Пока мигранты стихийно построились, стихийно как-то устроились, но нет большого секрета, что они в основном пополнили ряды люмпенов, как правило, не имеют профессии, являются городскими маргиналами. И в таком виде действительно представляют бомбу замедленного действия.

Ярким примером того, что у правительства нет какого-либо осмысленного подхода к вопросам внутренней миграции являются все те перипетии, что происходят сегодня с микрорайонами Шанырак, Багыс … Мало того, выполняя, вполне возможно, формально законные решения суда по сносу “самостроя”, власти, в нашем случае городские, также, похоже, нисколько не задумываются о последствиях своих решений. Получается по тов. Ленину: формально верно, по существу – издевательство! Ведь, кто как не правительство и не городские власти довели ситуацию до нынешнего положения вещей?! В прессе прозвучала цифра -75000 человек, живущих в этих самостроях. Если это верно, то власть имущим, правительству, городским властям стоило бы задуматься, пусть даже из чувства самосохранения, а куда, собственно, денутся все эти люди?! Или что нам, алматинцам, стоит ждать пополнения “профсоюза” нищих и бездомных? В этом и заключается замысел правительства?!

Правительству, конечно же, необходимо иметь программу решения вопроса внутренней миграции в контексте общегосударственной стратегии. А ведь у Казахстана есть все, чтобы весь народ жил хорошо, только голову приложить надо.

Здесь остается сказать – дай Бог, чтобы все было путем. Дай Бог, власть предержащим разума, чтобы все осознать, чиновникам умения, чтобы все выполнить, а нам терпения, чтобы все выдержать.

Новости партнеров

Загрузка...